Александр Лебедев: «Ваша революция для России — хорошая прививка»

28 января, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 28 января-4 февраля

Украинские оранжевые события вызвали у российской политико-экономической элиты весьма противоположные оценки и чувства...

Украинские оранжевые события вызвали у российской политико-экономической элиты весьма противоположные оценки и чувства. И если в оценках большинства политиков преобладал негатив, то бизнес, в основном, отмалчивался, очень внимательно наблюдая за происходящим.

Депутат Госдумы Александр Лебедев совмещает «два в одном», он одновременно политик, основатель и совладелец Национальной резервной корпорации, меценат и один из крупнейших инвесторов в экономику Украины.

— Александр Евгеньевич, на прошлой неделе питерские пенсионеры уже поставили оранжевые палатки в знак протеста против невыплаты им пенсий. Как вы считаете, грозит ли России оранжевая революция?

— Не грозит, и объясню почему. У нас в стране нет главных факторов для возникновения такой «революционной ситуации»: влиятельной оппозиции, независимых СМИ, реальной многопартийной системы и разделения законодательной, исполнительной и судебной властей. Уровень политической культуры в России пока довольно низок. Москва, например, — слишком многовалентный, этнически сложный город, в котором люди в большинстве своем аполитичны, их волнует в основном только собственный интерес. Они легко поддаются дезинформации и миротворчеству.

— Получается, уровень демократии в Украине выше, чем в России?

— Да, это легко доказать. У вас была сформирована сильная оппозиция, которую власть не запретила, хотя для этого у нее были все рычаги.

Второе. Наличие независимых СМИ, пусть даже таких, как «5 канал», «Эра» и ряд газет, есть и другие средства, начиная от Интернета и заканчивая оранжевой символикой.

И третье. В Украине существует и работает правильная схема разделения власти, так как завещал Монтескье, в первую очередь в части, касающейся независимого парламента. А в нем — фракций, представляющих партии. Таким парламентом управлять сложно, а исполнительной власти работать с такими законодателями тяжело, но это и есть основная функция разделения, и поэтому альтернативная точка зрения звучит отчетливо.

— Но в Госдуме вы тоже стали носителем альтернативной точки зрения, когда отказались подписывать ее резолюцию относительно результатов выборов в Украине. Как к этому отнеслись коллеги?

— Смотря какие коллеги. Это был совершенно неадекватный документ, я не мог поступить иначе. Я свою позицию не скрывал и даже сделал несколько заявлений «Интерфаксу», в которых подчеркивал, что в Украине нет кризиса, волеизъявление происходит естественным путем, а не импортировано извне разными силами. И России следует в отношении Украины соблюдать нейтралитет. Говорил и о том, что в Украине существует развитое гражданское общество, и что пресловутая «антироссийскость» Ющенко — не более чем предвыборный миф его оппонентов и российских политтехнологов.

— Насколько на ваши заявления, которые были сделаны в отношении Украины, повлиял Майдан?

— Они сформировались под влиянием здравого смысла и понимания ситуации в Украине, где в последние 10 лет я провел больше времени, чем в Западной Европе. Хотя сам Майдан — безусловно, сильный эмоциональный фактор, который способен изменить мнение человека.

В Украине как сопредседатель российско-украинской межпарламентской комиссии я бывал в августе–декабре особенно часто. И еще летом горячие споры относительно кандидатов меня просто поражали, и я призывал оппонентов не накалять обстановку. Но когда началась оранжевая революция, я тоже приезжал неоднократно, общался с членами комиссии, среди которых немало оппозиционеров: нардепы Ющенко, Зинченко, Морозов, Мартыненко и другие.

…А на Майдане больше всего удивило уникальное миролюбие и доброжелательность людей, которые протестуют против тех или иных политических нелепостей. А также уровень общей и внутренней политической культуры. До сих пор так и осталось загадкой: как удалось миллионам людей мирно протестовать, да еще и на трезвую голову?! В России, например, это всегда было вещью опасной. Вспомните наш недалекий, кровавый штурм Белого дома. Вообще-то там, где собирается больше ста спорящих россиян, обязательно начинается кулачный бой. А тут даже приехавшие из Донецка, которых без труда можно было определить по кожаным курткам и ряду других атрибутов, даже они, несмотря на некую полемику, тоже проникались этим духом: снимали одни повязки, надевали другие и тоже гуляли по Майдану. Ни мата, ни пьяных, ни дебоширов. Все это стало подтверждением того, что в Украине сформировалось зрелое гражданское общество и люди действовали согласно убеждениям. А технологии — да, людей надо организовать. Но невозможно организовать миллионы за считанные дни, если они этого не хотят.

В России же меня каждый раз на полном серьезе спрашивали: действительно там бьют русских или нет? Многие мои друзья и знакомые специально приезжали в Киев, чтобы увидеть Майдан. И практически все, кто через него прошел, совершенно по-другому стали воспринимать Украину. Наверное, реально ощутив, чего так не хватает современной России, — воздуха мирных и осознанных демократических свобод, гражданского общества.

— Действительно, на Майдане россиян было достаточно много, несмотря на ежедневные новости об Украине по ОРТ и другим российским каналам, которые наши депутаты окрестили «пятиминутками ненависти», по всей Москве стояли билборды с изображением Януковича, а Лужков вообще готов был снять кепку, чтобы стать на него похожим.

— Безусловно, однобокая пропаганда российских СМИ буквально «зазомбировала» часть населения России. И то, что депутаты Верховной Рады решили провести в связи с этим расследование и подать в суд на ОРТ, выглядит вполне логично.

Что же касается мэра Москвы, то одна из московских газет метко окрестила его Лужковым-Северодонецким. Но такие поездки для него — уже своеобразный диагноз. Нормального человека это возмущает. Например, представьте ситуацию: у нас в Приморье проходят выборы, туда приезжает мэр Киева и заявляет, что нужно срочно отдать японцам Курильские острова. При этом в знак солидарности, чтобы быть похожим на них, он готов, ну, например...

— …сделать пластическую операцию и стать похожим на местного Япончика.

— Вот-вот. Или украинский певец сделал бы тур по России с песней «Только бы не было войны», которую крутили бы по всем российским каналам. Намекая, что она обязательно будет. Но, извините, о своих соотечественниках либо хорошее, либо ничего: не считаю приличным выносить сор из избы, а мнение о московской мэрии высказал в недавно вышедшей в Москве книге «Диагноз».

— Какую позицию по отношению к Украине занял российский бизнес?

— Заинтересованно-выжидательную. В этом году специально поехал кататься на лыжах в Крушавель — горнолыжный курорт, где собирается большинство российских бизнесменов. Они живо интересуются сегодняшней ситуацией и тем, каким образом открыть в Украине свой бизнес. И неудивительно: в отношении развития бизнеса в России у них настрой пессимистический. Работать становится все тяжелее, и, как следствие этого, согласно последним статистическим данным, утечка капитала из страны возросла в 6,5 раза. Люди для страховки приобретают недвижимость с видом на жительство в Англии, Швейцарии, других европейских странах, но далеко не каждый способен вкладывать там деньги в дело. Один из основных мотивов: мол, «нет пророка в отечестве своем», раз на родине не востребованы, значит, надо ехать туда, где предложат возможности для реализации. В этом плане соседняя Украина психологически гораздо комфортнее и ближе. Я бы на месте Украины специально занимался российским капиталом, он, в отличие от западного, гораздо более мобильный. Кроме того, этот бизнес можно использовать и для финансирования межгосударственных правительственных программ. Например, той же программы поддержки русского языка, уже задекларированной Ющенко, а для этого — создать при президенте или правительстве совет по русскому языку. Нам же такая конкуренция полезна, как и в целом здоровое соперничество наших политических и экономических систем.

— Считаете ли вы, что после выборов наметится кризис в украино-российских отношениях?

— Думаю, что нет. И украинцы в этом плане занимают правильную позицию: говорят, что даже этого и не заметили. Мне кажется, что история с Тузлой, которую ныне «голодающий» Рогозин раскручивал в личных целях, была для наших отношений более драматичной.

— У нас даже анекдот ходил по этому поводу: «Для чего Путин приехал в Украину? — Чтобы «оттузлить» Леонида Даниловича...»

— Тут нашему президенту не позавидуешь: на нем огромное количество протокольных задач, масса ответственности, которую он никому не делегирует и, самое неприятное, с моей точки зрения, чрезмерное усердие различных служб и протокола, которые загоняют и президента, и гостей в прокрустово ложе необоснованных и неэффективных протокольных рамок, что приводит к нивелированию эффекта от самих мероприятий. Доходит до смешного: в апреле прошлого года в пансионате «Море» была встреча президентов и спикеров наших стран. Вы даже не представляете, во что этот визит превратили соответствующие службы безопасности! Я, по идее, должен был презентовать положительные примеры вложений российского капитала в социально значимые объекты Крыма, но меня загнали в парк, и мне ничего не оставалось, как показывать двум президентам себя и реликтовые деревья, зачитывая вслух по-латыни их названия на табличках. А сам курортный комплекс, аналогов которому в Крыму на сегодня не существует, так и остался за кадром. Его никто не видел. А я выглядел как очковтиратель, так и объяснили президентам. Наши государственные телеканалы ничего не показали — за это, оказывается, я должен заплатить отдельно. Но не в государственный карман.

Или еще пример: в разговоре с одним ведущим политиком напоминаю ему, что мы вместе дважды были на Харьковском авиационном заводе, а он в ответ только удивленно пожимает плечами, мол, никогда там не был. Вспомнил только тогда, когда я ему сказал, в составе каких делегаций он туда приезжал. Дело в том, что все эти высокопоставленные гости на такой скорости проносились через завод в плотном кольце чиновников, телекамер, прессы и охраны, что просто не запомнили где, собственно, находились… И, к сожалению, это повсеместная практика.

— Выходит, Путин становится жертвой своего же аппарата?

— Любой крупный политик в известном смысле сливается с аппаратом. Важно, чтобы короля не играла свита. Профессиональный человек эту проблему решит. Не может долго продолжаться ситуация, когда окружение ограничивает доступ к президенту независимых политиков и экспертов. Это и есть причина ошибок 2004 года. У президента должна быть независимая точка зрения. Это же не Ленин в Горках. Что же касается отношения Путина к внутриполитическим раскладам в Украине, то, исходя из практики общения с ним, я полагаю, что он всегда занимал по этому вопросу довольно дипломатичную позицию. Один из примеров: когда «доброжелатели» нажаловались ему на то, что я общаюсь с оппозицией и даже привез ее на одну из межпарламентских встреч, он с улыбкой ответил: «Почему же всему миру общаться с ней можно, а Лебедеву нельзя?» И сам занимал аналогичную позицию, думаю, его участие на чьей-то стороне — в основном миф.

— Кстати, как вы как бизнесмен и политик относитесь к периодически возникающим заявлениям ряда российских политиков о «возвращении» Крыма России? И к тому, что, согласно опросу московского радио, 56% респондентов говорят о том, чтобы вернуть Крым России?

— Для ряда политиков Крым — козырная карта, благодаря которой можно получить политические дивиденды, их мало заботит то, что ее розыгрыш усложняет и тормозит российско-украинские отношения.

Что же касается простых россиян, такое впечатление, что людей опять-таки дезинформировали, иначе они бы задумались над тем, что присоединение Крыма мало что меняет, но создает опасности. Будут те же цены на билеты, те же нищета, безработица и коррупция, а также крымская бюрократия, к которой присоседится бюрократия российская (еще похлеще вашей). И сейчас у жителей Крыма гораздо лучшая перспектива жить в рамках той Украины, которая объявлена к реформированию. А крымчанам я бы посоветовал, прежде всего, обращать внимание на изменение инвестиционного климата и их уровня жизни, а не на демагогию.

— Как вы чувствуете себя в Крыму в ранге крупнейшего инвестора?

— Совсем не комфортно из-за резкого повышения уровня коррупции. Мы вложили в строительство объектов более 100 млн. долл. и ежегодно увеличиваем объем этих инвестиций. Но местные власти только вредят: занимаются созданием проблем, а потом за их решение требуют деньги, но мы принципиально взяток чиновникам не даем.

Не буду голословным. В прошлом году на конкурсе приобрели полуразрушенный санаторий «Слава», который через пару лет планируем превратить в трехзвездочный комплекс, доступный людям со средним достатком. Сначала была история с изъятием из земель «Славы» 0,65 га в момент переоформления документов. Далее, у санатория уже много лет в аренде находится пляж. И естественно, что, сохраняя профиль, мы подали документы на продолжение права аренды. Перед этим прошли сложную процедуру согласования в Киеве. А сессия городского совета нам в этом праве отказывает. Объективных причин нет. Пытаемся разобраться и получаем ответ: «будем блокировать все проекты НРБ, пока не перечислите городу 200 тысяч гривен на социальные нужды». Логика властей следующая: вы работаете в зоне приоритетного развития и от суммы получаемых льгот должны отчислять городу 10%. Объясняем, что закон о ТПР не предусматривает дополнительного денежного отягощения. Но наши аргументы и слушать не хотят.

Еще пример. В мае прошлого года вводим в Алуште крупнейший в СНГ открытый Аквапарк с гостиничным комплексом. Объем инвестиций — более 20 млн. долл. Уже два года просим местный совет выделить небольшой участок пляжа в аренду для обслуживания гостей на должном уровне. Не выделяют. Может, вообще никому не выделяют? Отнюдь! По соседству с Аквапарком отдают в аренду пляж комплексу «Дом кинематографистов», долгострою, который в ближайшие годы не имеет перспективы быть сданным в эксплуатацию. Говорят, мол, «надавили сверху», из Симферополя.

Для всех примеров не хватит места. Когда в октябре прошлого года мы закладывали камень в основание храма, который строим за собственные деньги под Алуштой, я откровенно говорил обо всем этом с и.о. городского головы А.Щеблыкиным и группой депутатов. (В Алуште уже три года нет мэра. Предыдущего сняли якобы за коррупцию, он все время судится, а депутаты растаскивают потихоньку все, что еще осталось.) Однако воз и ныне там. Можете ли вы себе представить, чтобы в любой другой стране у иностранного инвестора, вкладывающего такие огромные средства в отдельно взятый город, так складывались отношения с местными властями?

Мы разве требуем каких-то привилегий? Эти и многие другие вопросы я как член совета по иностранным инвестициям при президенте Украины собираюсь изложить в открытом письме на имя руководителей автономии Дейча и Куницына. Думаю, в отличие от чиновников из Алушты, для них инвестиционный климат в Крыму, по идее, не должен быть пустым звуком.

— Все дают взятки чиновникам, а вы — нет? Разве не просчитали, на что шли?

— Знали. И потому заняли принципиальную позицию. Отсутствие стабильных подходов законодателей к вопросам развития свободных экономических зон и постоянное изменение законодательства привели к тому, что сметная стоимость наших проектов возросла более чем на 20%, я не говорю уж о хроническом невозврате НДС и прочих вещах.

Что же касается местных чиновников, то они, как пираньи, только учуют: налетят, облепят и объедают, при этом аппетиты растут, и совести — никакой. Вот и спасается большинство интересующихся Крымом бизнесменов позорным бегством, мол, себе дороже.

Нас же «не перекусят». Поскольку мы настойчивые, принципиальные и очень на них злые.

Взять ту же Алуштинскую набережную. При том, что мы готовы полностью привести ее в порядок, сохранив там все существующие ныне торговые места, только в упорядоченном, цивилизованном виде. Но сессия горсовета разрешения на это не дает. И они согласны жить на помойке, за бесценок перекупая друг у друга недостроенные объекты, которые в результате полностью разрушаются и восстановлению уже не подлежат.

В том же Симферополе нет ни одной приличной гостиницы. Мы официально обратились к правительству Крыма с предложением построить первый в городе (!) пятизвездочный отель. Те перенаправили наше письмо в мэрию города. Никакого ответа. Молчат как рыбы, вернее, как те пираньи… Все ждут, понятно чего. Но не дождутся. Мы их воспитывали, воспитываем и будем воспитывать. Пусть все продвигается не так быстро, как хотелось бы, но цивилизация наступает. Наши объекты растут. Все равно в результате победит здравый смысл и цивилизованный подход к решению вопросов.

— В общем, «свободу не спинити».

— Конечно! Ведь есть незыблемый закон развития общества, бизнеса, цивилизаций: успех сопутствует тому, кто способен учиться новому и двигаться в русле глобальных тенденций, которые объективно происходят.

И Крым можно за несколько лет превратить в конфетку, если все-таки поставить бюрократию на службу обществу.

— Удивительно, как все эти ситуации вас, в отличие от большинства инвесторов, не отпугнули?

— Я уважаю неудачи и поражения больше побед: они учат жизни и закаляют характер. Победы же — расслабляют и делают более уязвимым. Даже закон своеобразный вывел: на тридцать неудач — одна крупная удача. И это норма.

— Почему, на ваш взгляд, Россию последнее время постоянно преследуют сплошные неудачи: потеря сфер влияния, резкое сокращение населения, утечка отечественного капитала?

— Из всего вышеперечисленного к реальным неудачам можно отнести разве что здоровье нации. Остальное — просто тенденции, над которыми следует задуматься. Во многом Россия оказалась в проигрыше, поскольку за последние несколько лет свернула все основные демократические институты.

В результате в стратегическом плане — ошибки: монетизация льгот в таком ужасном исполнении, отмена выборов губернаторов, даже введение десяти дней праздников — страна уже месяц не работает.

Или вот такое масштабное несоответствие: вроде бы есть успехи в области макроэкономики, но они перечеркиваются тем, что люди живут все хуже. Население сократилось на 800 тыс. человек за 2004 год. Народ существует отдельно, власть — отдельно, а между ними — пропасть.

Противоречия затронули и саму психологию российского политического истеблишмента, в которой все еще присутствуют имперские нотки. И это очень часто играет с нами глупую шутку. Говорят, мол, мы потеряли Крым, потом Аджарию, Абхазию, теперь теряем Украину. Хотя на самом деле не теряем, а приобретаем — уникальную возможность строить свои отношения с этими и другими территориями на принципиально новой, взаимовыгодной, цивилизованной основе.

Что мы приобрели, кроме международного осуждения, отключив на полдня Белоруссии газ? Поговаривали на эту тему и об Украине... Но в принципе Украина вполне может брать газ из Европы по реверсу, а Россия, потеряв основную территорию трансфера, действительно проиграет. Так что плохо будет обеим, но больше — нам. Но чтобы осознавать это, опять-таки, надо учиться мыслить глобально.

— Насколько сказалось наличие этого «имперского» фактора у российских политтехнологов? Тот же Глеб Павловский…

— Я уже шутил по этому поводу, предложив им возглавить фонд неэффективной политики. Вы же видите, куда они скатились. По разным СМИ «накаркивает» разные страшилки в духе журналистов времен сталинской эпохи. Суть его заявлений сводится к тому, что все это американцы, ЦРУ и западные технологии, которые готовы поглотить теперь и Россию. Поэтому в России надо срочно начинать охоту на ведьм, а не то все это к нам немедленно импортируют.

— Может, в чем-то они и правы. Взять опять-таки питерских пенсионеров… Вдруг наш «оранжевый вирус» действительно такой уж опасный?

— Я бы назвал это «заболевание» не вирусом, а прививкой, которая на самом деле дает России надежду на выздоровление.

Наши страны еще до конца не осознали, как теперь все ваши события аукнутся у нас. Любое заявление правительства, реформы и действия. Если Ющенко введет выборную должность губернаторов — в России тоже поднимут этот вопрос. Будет действовать легально украинская полноценная оппозиция — российские политики тоже не смогут закрыть глаза на ее отсутствие у себя в стране. И вообще окажется полезным, если оранжевая революция породит между Украиной и Россией здоровое соперничество.

— … Юлия Тимошенко в интервью одному из наших изданий заявила, что «когда Украина станет более европейской страной, мы и России поможем двигаться в этом же направлении»...

— Судя по тому, как развиваются события, европейский фактор будет приобретать огромное значение для наших обеих стран. При этом Украина для России действительно имеет все шансы стать ее европейским проводником. Поживем — увидим, нужны факты.

— И какова, по-вашему, должна быть тактика Украины по отношению к России?

— Сейчас украинцам правильнее всего смотреть, что не так сделано в России, и не повторять наших ошибок. Например, тот же скандал с «ЮКОСом». Да, мы победили безответственную, корыстную, непатриотичную частную олигархию, но другой-то у нас нет, в результате частных олигархов поменяли на государственных, что еще хуже. За последние несколько лет усилился государственный сектор в экономике, и теперь у нас что ни чиновник — то руководитель крупной корпорации, с личным самолетом, виллой и часами за миллион долларов, в которых он ходит на заседания комиссии по борьбе с бедностью. Как вы считаете, глядя на этого дельца, будут ли его подчиненные жить честно и не брать взятки? И думаете, в Кремле не знают, как живут чиновники? Возьмите, например, гостиницу «Георг V» в Париже — ее постояльцы сплошь и рядом арабские шейхи и российские чиновники, и за номер этот россиянин платит 10 тыс. долл. при средней зарплате в России в 50 долл. В общем, пословица «рыба гниет с головы» в России как никогда актуальна.

— Как бывший бизнесмен и нынешний депутат, какие первые шаги вы посоветовали бы сделать новому украинскому правительству?

— Для начала не объявить, а начать борьбу с коррупцией.

Изменить сам принцип отношений между бизнесом и властью. Уходить от владения собственностью, создавать честные правила игры и им следовать. Четко зафиксировать статус чиновника. И не закрывать глаза на реальную стоимость его образа жизни.

Второе — государство должно проводить конкурсные, честные, прозрачные приватизации. Если экономика не монополизирована. За короткий срок можно основательно пополнить бюджет и поднять ВВП.

И третье, развивать демократические институты в самом широком смысле этого слова. Во всех странах мира коррупция была побеждена там, где существовали независимые СМИ, многопартийная система и оппозиция. Если этого нет, то бороться с коррупцией (вернее, создавать видимость) вынуждены правоохранительные органы, которые сами в ней погрязли. А перечисленные мною демократические институты сами всех выведут на чистую воду. Правоохранительным же органам просто некуда будет деваться, и они будут вынуждены процессуально «оформить» состав преступления.

В этом смысле я разделяю точку зрения: все государственные объекты необходимо приватизировать, но прозрачно и за правильные деньги. А чиновникам из бюджета платить большие зарплаты.

— Как сделать, чтобы едва обозначившийся треугольник Украина — Европа — Россия не стал по своему содержанию «бермудским»?

— Политикам надо избавляться от советского синдрома — искать в каждом явлении происки врагов. И нормально относиться к тому, что Украина как независимое государство вправе создавать и вступать в любые политические и экономические образования. Причем одновременно в то же ЕС, ЕЭП, еще куда-нибудь, и это не происки ЦРУ и ФСБ, а просто стране на данный момент так выгодно. Как и Россия теоретически может вступить в НАТО, поскольку сегодня это на девяносто процентов политическая организация.

Но при этом следует помнить, что любые задекларированные государством образования обречены, если не имеют под собой надежной экономической основы. Например, я так и не увидел реальных документов на тему, что же все-таки экономически представляет из себя ЕЭП? Несмотря на свой статус сопредседателя межпарламентской комиссии и открывающиеся в связи с ним возможности. Ющенко говорил, что тоже не видел. И я уверен, что ничего мы так и не увидим, если не наполним эту форму реальным содержанием.

Очень эффективно в этом плане межрегиональное сотрудничество, на которое Европа сегодня делает основной упор. Такая интеграция способствует интеграции глобальной. Причем выгодно при этом создавать глобальные межгосударственные схемы.

— Какие у вас есть конкретные предложения, реально выгодные обеим сторонам?

— …Некоторые из них я изложил в открытом письме новому руководству Украины. Первое касается создания межгосударственного авиастроительного консорциума. Построенного по принципам Европейского оборонного и авиакосмического консорциума, который объединяет Испанию, Италию, Францию, Германию, Великобританию. Мое предложение таково: есть Харьковский завод, выпускающий превосходный самолет АН-148, КБ Антонова, Воронежский завод, Ильюшинское конструкторское бюро и компания «Ильюшин-финансы», в которой доли частного и государственного капиталов примерно равны — они являются заказчиками (в этом году из бюджета выделено более 200 млн. долл.). Давайте объединим эти комплексы поровну, по принципу: два государства плюс частный капитал. Такая конструкция могла бы производить самолет АН-148, а также вести разговор с европейцами о продаже им части пакета акций.

Второе предложение — объединить «Аэрофлот» и «Аеросвіт». Опять же на равных правах. Пример: опыт по объединению французских и голландских национальных перевозчиков, которые уже выигрывают в качестве услуг.

Кстати, Ющенко разделяет идею насчет слияния наших гражданско-авиапромышленных комплексов. Посмотрим, что из этого выйдет.

— Оранжевая революция, безусловно, повысит интерес инвесторов. Как, на ваш взгляд, обеспечить их права?

— При президенте Украины много лет чисто формально числится совет по иностранным инвестициям. При новом правительстве это должна быть постоянно действующая прозрачная организация с механизмом решения проблем: анализировать претензии, вносить их в органы исполнительной и законодательной власти. Целесообразно было бы предоставлять руководителям крупных корпораций, работающих в Украине, на ротационной основе руководить советом между заседаниями. Эти наши предложения выписаны на основе международных стандартов и тоже уже поданы новому правительству.

Со своей стороны, в сентябре в Крыму на базе нашего пансионата «Море» мы готовы ежегодно проводить всемирный экономический форум, приглашая на него ведущих инвесторов мира.

А в плане привлечения инвестиций государству надо сосредоточиться на тех областях, куда частный сектор не очень любит добираться, например, на ипотеке. В Америке 7,5 трлн. долл. — объем ипотечных кредитов, и выдаются они в основном государственной организацией, созданной еще при Рузвельте. Эту мысль я безуспешно пытался объяснить нашему правительству. Может быть, ваше прислушается.

— Почему вы так оптимистично настроены по отношению к Украине?

— Я прекрасно понимаю, что у нового правительства — масса трудностей, неоднородная команда, целый воз доставшихся по наследству проблем и вера народа, который, как всегда, надеется на все и сразу.

Но в то же время в наличии — огромное количество внешних и внутренних факторов, которые будут способствовать выполнению задекларированных обещаний, а они, кстати, на самом деле того стоят.

Большую роль играет и личностный фактор. Ющенко — политик европейского масштаба. У него есть глобальное понимание Украины как европейской страны, кроме того, он образован, что далеко не всегда встретишь у политиков, и не коммерсант. За те десять лет, которые я его знаю, собственного бизнеса у него никогда не было. Все это — очень важные показатели. Теперь. После такой кампании он еще и «возмужал».

Далее. В окружении нового президента есть сильные ведущие политические фигуры. Тот же Александр Зинченко, которого хорошо знаю, мощная фигура — Петр Порошенко, Юлия Тимошенко — не буду касаться ее периода в бизнесе, он достаточно противоречив, но как политик она очень сильна. Ее решительность и харизма для данного этапа — большой плюс.

Безусловно, и в этом окружении масса тех, кто, перекрасившись, попытается жить по старинке или, устав, опустит руки. Но увы — не дадут. Оранжевая революция сотворила Украине небывалый по своему размаху пиар. Три недели ваша страна не сходила с первых полос СМИ всех стран мира, только недавно уступив первенство событиям с цунами. Такое пристальное внимание и помощь человечества налагает ответственность и не позволит расслабиться. Стимулом к действию будет и критика независимых СМИ, и работа оппозиции. Но главное — психология новой украинской власти соответствует духу мировых глобальных тенденций, что при правильном поведении обеспечит стране попутный ветер. Стечение всех этих обстоятельств — тот шанс, который дается раз в жизни, и главное — не упустить его.

Так что давайте соперничать странами, но не в коррупции, очковтирательстве, чиновниках без чувства долга, утечке капитала, ограничении прав и свобод, а в движении, нацеленном на достойную жизнь: доступном жилье, наукоемких секторах, здравоохранении, образовании. И не так важно, кто будет лидером, если это реальное лидерство, основанное на больших успехах в политике и экономике. Сегодня шанс стать лидером есть у Украины, да и для России это полезно. Но этот шанс надо реализовать. И не путайте наш оптимизм с эйфорией – как писал Б.Пастернак, «побед от поражений ты сам не должен отличать».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно