Александр Бабаков: «Говорить о национальной принадлежности капитала – некорректно. Капитал не знает границ»

20 мая, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 20 мая-27 мая

О российском предпринимателе и депутате Госдумы Российской Федерации Александре Бабакове в Украине известно немного...

О российском предпринимателе и депутате Госдумы Российской Федерации Александре Бабакове в Украине известно немного. Его имя чаще всего связывают с электроэнергетическим бизнесом в контексте приобретения ряда украинских облэнерго. Однако оказалось, что Александр Михайлович неплохо осведомлен о нашей стране и принципах ведения бизнеса в Украине. Своим видением нынешней ситуации и наиболее приоритетных направлений развития российского бизнеса в Украине он поделился в интервью «ЗН».

— Александр Михайлович, как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в Украине? Созданы ли в стране более благоприятные условия для ведения бизнеса, в том числе российского?

— Безусловно, что в Украине условия ведения бизнеса власть планирует изменить. Тенденция к более прозрачным схемам будет стимулировать развитие предпринимательства в Украине. Пока преждевременно давать оценку каким-то конкретным шагам. В то же время мы рассчитываем на создание условий, в том числе и в экономике (при проведении приватизации), при которых будут отсутствовать так называемые серые и черные схемы. В частности, Виктор Ющенко во время проведения предвыборной кампании заявлял, что в тот период, когда он был премьер-министром, произошла приватизация части энергоактивов и он считает это наиболее удачным и прозрачным предприятием.

Некорректно говорить о национальной принадлежности капитала. Капитал не знает границ. Иными словами, главным критерием победы после прохождения квалификационных условий, сформированных прежде всего международными структурами, является сумма денег, предложенная инвестором. Именно такая схема наиболее оптимальная, честная и, если хотите, порядочная. Другое дело, если государство посчитает необходимым предпринять какие-то протекционистские меры в ряде отраслей. Но речь не должна идти о национальном признаке, а скорее, о выполнении определенных инвестиционных условий.

Сегодняшняя власть в целом ничем не мешает приходу российских предпринимателей в Украину. Теперь дело за российским бизнесом, его готовностью прийти и работать в Украине на этих объявленных условиях, а не идти в чей-то кабинет договариваться для последующего формального участия в конкурсе.

— С чего начинался ваш бизнес в Украине?

— Развивать бизнес в Украине мы начали где-то в середине 90-х годов с приобретения объектов гостиничного хозяйства. Выход на гостиничный бизнес был достаточно случаен. Возникла идея покупки гостиницы «Украина» (ныне «Премьер Палас»), что и было осуществлено в марте 1995 года. Открыть весь комплекс планируется до окончания конкурса «Евровидение» в мае. А это – 290 гостиничных номеров, два ресторана, конференц-зал, ночной клуб и казино.

По сути, ведением бизнеса в Украине я обязан давнишним экономическим связям, которые были налажены еще во времена СССР, когда я работал в России представителем одного из крупных украинских предприятий.

Помимо этого в гостиничную сеть входит гостиница «Ореанда» в Ялте. Мы приобрели ее в 1998 году. Кстати, хочу отметить, что это приобретение является одним из примеров грамотного сочетания интересов государства и бизнеса. В дальнейшем мы провели полную реконструкцию «Ореанды», что позволяет нам на сегодня говорить о наличии на Черноморском побережье гостиницы, которая, несмотря на свою 4-звездочную аттестацию, предоставляет услуги на уровне 5-звездочного отеля.

Средняя загрузка гостиницы за 10 месяцев 2004 года возросла на 14% по сравнению с аналогичным периодом 2003-го, что для гостиницы такого уровня и при наличии всего 114 номеров это достаточно высокий показатель. За период с 1998 года гостиницу посетили 32,8 тыс. человек.

— То есть вы считаете, что инвестиции в гостиничное хозяйство сулят хорошую прибыль?

— По нашей оценке, развитие гостиничного бизнеса является достаточно перспективным с точки зрения инвестирования не только в столичные отели, но и гостиницы в регионах. В частности, нам принадлежит также гостиница «Днестр» во Львове, мы присматриваемся еще к ряду объектов в других городах Украины. Да, это достаточно высокорентабельный бизнес. Но необходимо понимать, что инвестирование в гостиничный бизнес в целом является стратегическим, поскольку срок окупаемости таких вложений составляет порядка 6—7 лет.

Мы ни на секунду не жалеем о том, что начали развивать это направление. Считаем, что создание высококлассного отеля — это не только европейский ремонт, но и соответствующий уровень обслуживания. Для этого мы воспользовались услугами ряда сетевых агентств с мировым именем, которые занимались подготовкой нашего персонала. Сегодня уже наши менеджеры готовят персонал для других гостиниц, а для нас это стало еще одним направлением развития бизнеса в Украине. Да и в целом гостиничный сервис — наиболее удаленный от государства бизнес, в отличие от, скажем, нефтяного или энергетического.

— Если мы заговорили об энергетическом секторе, давайте уточним. Вас связывают с так называемой «Лужниковской группой», которая якобы оперирует капиталом сомнительного происхождения?

— Для начала: я не знаю, что это такое. У меня другая фамилия. Я не причастен к бизнесу, связанному с этим названием. Скорее всего, эта «утка» была запущена в Интернете. В свое время московских представителей в Украине связывали с именем Лужкова. Нас иногда называли лужковскими, возможно, это оговорка. Почему эту оговорку связали с моим именем – стоит узнать у автора, хотя первоисточник найти будет уже достаточно трудно.

— А как же обвинения в связях с достаточно известным российским бизнесменом Максимом Курочкиным, которого сейчас разыскивает Генпрокуратура Украины?

— Что касается Максима Курочкина, то я всегда даю прямой ответ на этот вопрос, но каждый раз почему-то мои слова искажают. Курочкин никогда не имел и не имеет ни одной акции в тех активах, о которых мы ведем речь. Да, он привлекался к управлению двух объектов, но только в составе наблюдательного совета, но по ряду причин он был переизбран. «Развод» с ним состоялся более года назад и не только по профессиональным и политическим, но и по сугубо личным мотивам.

— Уточните, пожалуйста, какие активы в украинской энергетике вы контролируете?

— Чтобы внести полную ясность в вопрос корпоративных взаимоотношений, я напомню, что в мае 2001 года наш бизнес-партнер, государственная словацкая компания VSE, купил у Фонда государственного имущества 65% акций «Херсоноблэнерго», 51% акций «Кировоградоблэнерго» и 70% акций «Севастопольэнерго», а также 75,56% акций «Житомироблэнерго», заплатив за них около 500 млн. грн. Весной 2002 года VSE передала принадлежащие ей акции четырех украинских энергопоставляющих компаний дочерней нидерландской VS Energy, в состав акционеров которой я также вхожу.

Если говорить о наших недавних приобретениях, то можно отметить, что зарегистрированная в Нидерландах компания VS Energy в обмен на миноритарные пакеты энергетических активов приобрела у компаний, подконтрольных российскому бизнесмену Константину Григоришину, 40% акций «Кировоградоблэнерго». В результате доля VS Energy в этой энергопоставляющей компании увеличилась до 92% акций. Мы также приобрели пакеты акций «Херсоноблэнерго» и «Житомироблэнерго», увеличив свою долю в этих компаниях до 90% акций.

— Вы не боитесь попасть под волну реприватизации в Украине?

— Относительно реприватизации — я не хотел бы комментировать решения правительства Юлии Тимошенко, поскольку это может быть расценено, как вмешательство во внутренние дела независимого государства. В настоящее время достаточно сложно говорить о сути процесса, поскольку не определены формы. Ведь известно, что даже национализация может проходить и в форме выкупа, и в форме конфискации. Поэтому говорить, в какой форме пойдет реприватизация, мы пока не можем.

Мы совершенно не боимся стать объектами критики, поскольку результаты нашей деятельности говорят сами за себя. К примеру, валовой доход ОАО «Кировоградоблэнерго» в прошлом году составил 138,4 млн. грн., увеличившись на 35,6% по сравнению с 2002-м (102,1 млн. грн.). По «Севастопольоблэнерго» за аналогичный период показатели валового дохода увеличились на 47,2% — с 36,9 млн. грн. в 2002 году до 54,3 млн. грн. в прошлом.

Кроме того, в результате реализации инвестпрограмм по модернизации распределительных сетей отмечается снижение сверхнормативных потерь по всем облэнерго, которые находятся у нас в управлении, и динамика их сокращения сохраняется. Скажем, в 2002 году сверхнормативные потери ОАО «Севастопольоблэнерго» составляли 10,06%, в прошлом году этот показатель не превышал 3%. По Одессе в 2002-м потери достигали 15,5%, а на конец 2004 года – 10,3%.

Мне хотелось бы, чтобы было понимание того, что украинский энергетический сектор мы рассматриваем скорее как стратегический объект для инвестирования, поскольку операционная прибыль там несопоставима с уровнем капитализации предприятия. Выход на рынок через словацкую государственную компанию был обусловлен нашими давними партнерскими связями со словацкими энергетиками. Мы пришли всерьез и надолго.

— Как вы можете прокомментировать скандал вокруг «спорных» облэнерго между Константином Григоришиным и Григорием Суркисом? Не боитесь ли вы попасть под огонь критики?

— Развернутые сейчас информационные войны вокруг корпоративных прав на ряд облэнерго мы воспринимаем крайне негативно, поскольку они наносят вред не только противоборствующим сторонам, но и рынку, отрасли в целом. В то время как мы направляем усилия на развитие отрасли, часть собственников энергораспределяющих энергокомпаний отвлечена на решение других задач.

— Рассчитываете ли вы на поддержку российского энергетического монополиста РАО «Единые энергетические системы»?

— Нас достаточно часто обвиняют в продвижении в Украине интересов РАО «ЕЭС». Должен отметить, что мы не являемся подразделением этой компании, и никаких бизнес-предложений со стороны РАО нам не поступало. Даже если гипотетически предположить возможность участия РАО в украинском энергобизнесе, то стоит отметить, что такие попытки уже предпринимались дважды. Я не могу назвать их успешными, если не больше. Визит руководителя РАО «ЕЭС» Анатолия Чубайса в конце 2003 года в Украину и его заявления о тотальной приватизации украинской энергетики (включая наши предприятия) нанесли значительный ущерб российско-украинским отношениям, в том числе и в энергетической сфере. Я считаю, что политик, даже в условиях предвыборной кампании (где бы она ни проходила), не имеет права делать такие безответственные заявления.

— А как тогда расценивать информацию о том, что вы являетесь ставленником замглавы президентской администрации РФ Игоря Сечина, продвигающего вас на пост заместителя председателя правления РАО «ЕЭС»?

— Даже если бы эта информация соответствовала действительности, я не вижу себя в команде Анатолия Чубайса. Быть первым замом Чубайса и одним из руководителей РАО «ЕЭС» — принципиально разные понятия.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно