Акционерные общества на перепутье

11 июня, 2010, 17:20 Распечатать

Закон «Об акционерных обществах» стал важным шагом в направлении приведения украинского корпоративного законодательства к признанным в мире стандартам...

Закон «Об акционерных обществах» стал важным шагом в направлении приведения украинского корпоративного законодательства к признанным в мире стандартам. Так, наконец-то был урегулирован вопрос о полномочиях наблюдательного совета и определена его ключевая роль в системе органов общества. Установлено требование об избрании наблюдательного совета кумулятивным голосованием, что позволит миноритарным акционерам получить представительство в наблюдательном совете. Внедрены правовые механизмы контроля над исполнительным органом, предусмотрена регулировка крупных сделок, детально выписана процедура созыва и проведения общих собраний акционеров, значительно расширены права акционеров, усовершенствована схема прекращения акционерных обществ.

Впрочем, не секрет, что главные потребители нового закона — акционерные общества — восприняли его неоднозначно. Более того, приближение даты окончательного вступления в силу норм закона усиливает панику среди многих АО, участники которых правдами (больше — неправдами) пытаются избавиться от акционерной формы: она им кажется излишне обременительной. К таким явно нелогичным шагам, связанным как с высокими правовыми рисками в отношении самого процесса преобразования, так и с абсолютной неприспособленностью или даже опасностью указанных правовых конструкций для обеспечения прав и интересов участников, общества побуждают отдельные нормы Закона «Об акционерных обществах», соблюдение (выполнение) которых невозможно либо грозит АО скорым и неминуемым банкротством.

Речь идет о нормах, лишенных коррупционной составляющей. Более того, их авторами двигало искреннее желание решить серьезные и давно наболевшие проблемы украинских акционерных обществ. Тем не менее, как повелось, разработчики выбрали кратчайший (простейший), по их мнению, путь, на самом деле ведущий в обратном направлении.

Так, норма об обязательном листинге акций публичных обществ (п. 1 ст. 24), при помощи которой надеялись закрыть вопрос нехватки ликвидных привлекательных инструментов на украинском фондовом рынке, только посеяла панику и раздражение среди АО, поскольку подавляющее большинство из них не готовы, не заинтересованы и, честно говоря, не имеют ни малейших шансов привлечь деньги с фондового рынка.

Часть 2 того же п. 1 ст. 24 закона совершенно безосновательно грозит перекрыть всем публичным обществам столь жизненно важный в условиях кризиса источник средств, как частные размещения дополнительно выпущенных акций, поскольку предписывает, чтобы все соглашения купли-продажи акций публичных обществ проводились через биржу.

Слишком жесткие требования к почтовым уведомлениям (пп. 14 п. 1 ст. 2) угрожают многим обществам банкротством ввиду почтовых издержек на организацию общих собраний.

Подсчет квалифицированного большинства голосов от общего количества акций (п. 5 ст. 42) может парализовать процесс принятия решений в АО даже с небольшим уровнем распыленности капитала.

Определенный оптимизм вызывает тот факт, что вышеуказанные проблемы, изначально представляющие явную и непосредственную угрозу существованию АО, законопроектом №6216 «О внесении изменений в Закон Украины «Об акционерных обществах» (относительно совершенствования механизма деятельности акционерных обществ)» (Ю.Воропаев, В.Мальцев) предлагается устранить (посредством изъятия соответствующих положений). Впрочем, законопроект не касается двух других норм, которые тоже грозят акционерным обществам если не банкротством, то большими потерями. Это изменение названий типов обществ с «открытых» и «закрытых» на «публичные» и «частные», что повлечет значительные затраты на смену бланков, вывесок, табличек, а главное — всех разрешений, лицензий, сертификатов etc., отдельные из которых стоили огромных денег и многих лет упорного труда.

Другая проблема касается требования о дематериализации акций. В самом деле, действующая система учета прав на акции не обеспечивает ни надежности, ни скорости операций с ценными бумагами, тогда как в мире есть страны, построившие четкую, надежную и низкозатратную централизованную депозитарную систему. Развитие такой системы обычно дает мощный толчок развитию рынка ценных бумаг за счет увеличения количества эмитентов, инвесторов и операций на рынке. Но предпосылкой для таких реформ является придирчивый анализ затрат-прибылей, наличие более или менее бойкого национального фондового рынка и значительные государственные инвестиции в построение инфраструктуры и поддержание ее операбельности, которые должны быть компенсированы за счет развития национального рынка. К сожалению, пока что указанные предпосылки в Украине не сложились, а «обездвиживание» акций у хранителей поставит вопрос об оплате их услуг именно содержателями счетов — акционерами. Это выявит удручающий факт, что стоимость акций, принадлежащих большинству из 11—13 млн. акционеров, несравнима с годовой оплатой услуг хранителя.

Вышеприведенные нормы хоть и представляют значительную угрозу и препятствия на пути развития и функционирования украинских АО, но, благодаря очевидности и четкой локализации, их исправление (изъятие) не составит труда. Другое дело — исправление ошибочных опасных концепций, уже пустивших корни в судебной практике, общественном сознании, сформировавших искаженное мировосприятие. Если для иностранных компаний акционерная форма — это привилегия, позволяющая получать дешевые ресурсы за счет продажи собственных акций на бирже, за которую фирма платит соблюдением обременительных требований по структуре управления, ведению отчетности, раскрытию информации, внешнему аудиту, — то для подавляющего большинства украинских АО акционерная форма — единственный возможный способ сосуществования с многочисленными миноритарными акционерами, полученными в наследие от ваучерной приватизации, которые рассматриваются руководствами большинства акционерных обществ как лишнее бремя и источник проблем. В таких условиях сформировалось мнение, что пренебрежение интересами мелких акционеров — вполне допустимо, а контролирующий акционер может без каких-либо ограничений следовать собственным эгоистическим целям, идущим вразрез с интересами мелких акционеров и общества. Именно недопустимость такого поведения контролирующего акционера и лежит в основе большинства правовых механизмов законов о корпорациях зарубежных стран. Впрочем, разработчики Закона «Об АО» увлеклись внешней стороной, заимствуя зарубежные нормы, и не учли их сути и предназначения.

Совершенно неприемлемыми, с точки зрения соответствия стандартам корпоративного управления, являются нормы, закрепляющие модель несамостоятельности членов наблюдательного совета, их полной зависимости и подчинения акционеру, обеспечившему их избрание на должность. Речь идет о ч. 2 п. 1 ст. 2: «Порядок деятельности представителя акционера в наблюдательном совете определяется самим акционером». Следовательно, в развитых странах уже более 100 лет аксиомой считается принцип, что наблюдательный совет — представитель и защитник интересов компании в целом, а члены наблюдательного совета несут ответственность за вред, нанесенный фирме, а не отдельным акционерам. Подчинение членов наблюдательного совета крупным акционерам открывает перед украинскими АО весьма грустную перспективу. Если члены наблюдательного совета являются только марионетками в руках крупных акционеров, то нет смысла возлагать на них ответственность за решения, принимаемые не ими. АО из субъектов экономической деятельности превратятся в объект манипуляций со стороны крупных акционеров.

К сожалению, уже упоминавшийся нами законопроект №6216, кроме решения наболевших технологических проблем, также предлагает углубить некоторые системные. Восстановление института членства в наблюдательном совете юридических лиц и заключение с членами наблюдательных советов трудовых договоров, очевидно, отрицательно скажется на процессах персонификации ответственности, на повышении профессиональных стандартов квалифицированности и обеспечении прозрачности процесса принятия решений. Предложенные изменения к регулировке сделок с заинтересованностью грозят окончательно перевести нормы этого ключевого правового механизма в разряд чисто декоративных. В таких условиях потенциальным инвесторам будет предлагаться инвестировать в корпорации, которые непонятно кем руководятся, ведь такие лица не несут никакой ответственности за принятые решения, и в которых имманентно присутствует риск неполучения прибыли или потери инвестиций вследствие осуществления обществом сделок на невыгодных условиях с лицами, связанными с руководством или крупными акционерами. У нас есть сомнения насчет большого количества лиц, стремящихся стать инвесторами в таких условиях.

С принятием Закона «Об акционерных обществах» Украина в определенном смысле оказалась на перепутье, колеблясь между выбором: стать на нелегкий путь реформирования корпоративного законодательства в направлении его согласования с передовыми практиками корпоративного управления — или вернуться в знакомое и привычное состояние бесправия акционеров, правового хаоса и неопределенности, которое гарантирует сохранение доминирующих позиций нескольких крупных ФПГ внутри страны с одновременной стагнацией украинской экономики и ее безнадежным отставанием.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно