А нужна ли Украине металлургия… такая «черная»? - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

А нужна ли Украине металлургия… такая «черная»?

13 июня, 2008, 14:48 Распечатать

Запрет приватизации очередного ГОКа, обеспечение метзаводов коксом и дешевым природным газом, даже строительство мини-заводов не позволят вывести отрасль из кризисного состояния...

В последнее время на страницах «ЗН» была опубликована серия статей, касающихся черной металлургии Украины. В них рассматривался широкий спектр проблем, в том числе энергосбережение, результаты приватизации металлургических заводов и горно-обогатительных комбинатов, обеспечение коксом и газом, стоимость транспортировки сырья и многое другое. Порой они приобретали сугубо профессиональный характер, понятный только узкому кругу специалистов.

Известно, что черная металлургия является одним из крупнейших потребителей энергоносителей, о непрерывном росте цен на которые продолжительное время ведутся интенсивные дискуссии на различных уровнях, которые, увы, как правило, заканчиваются очередным их повышением. И прогнозы на будущее довольно пессимистичны: стоимость энергоносителей и сырья будет расти. Перечень подобного рода проблем довольно обширен.

Принципиально разные подходы в оценке роли черной металлургии в экономике Украины сформулированы в статьях В.Казаченко «Нужен ли украинской экономике «стальной кукушонок» и что с ним делать?» («ЗН», №34 от 15.09.2007 г.) и В.Грановского и С.Грищенко «Еще один ответ от «кукушонка» («ЗН», №38 от 13.10.2007 г.). Причиной тому послужила обстоятельная статья И.Шелевицкого «Атомная энергетика и черная металлургия — что от этого украинцам?» («ЗН», № 28 от 4.08.2007 г.). Автор последней для усиления своей точки зрения (не более) использовал образное выражение «стальной кукушонок». Правда, оно было убедительно подкреплено статистическими данными. Создается впечатление, что именно это выражение вызвало резкое возражение оппонентов.

Не отрицая актуальности указанных и других публикаций на тему черной металлургии Украины, думаю, что в большинстве случаев в них рассматриваются важные, но по своей сути частные вопросы. Запрет приватизации очередного ГОКа, обеспечение метзаводов коксом и дешевым природным газом, даже строительство мини-заводов не позволят вывести отрасль из кризисного состояния. Полагаю, что для этого требуется нетривиальный подход и разработка стратегического решения. Эту точку зрения попытаюсь подкрепить следующими данными.

Краткий исторический экскурс

Как известно, украинская металлургия зародилась в начале прошлого века. Предпосылкой тому послужило открытие богатых залежей железной руды в Криворожском бассейне и коксующегося угля на территории современной Донецкой области. Ее развитию способствовали относительно близкое расположение сырьевых баз и простота добычи. Это обстоятельство сыграло решающую роль в том, что метал­лургические заводы Украины в основном специализируются на изготовлении низколегированного металла, в том числе чугуна, слитков и относительно простого проката различных видов. Не будем углубляться в эту тему, она довольно подробно описана в многочисленной литературе. Именно тогда сформировалось понятие «черная металлургия Украины» с ее технологической и экологической спецификой.

Уже в первые послевоенные годы возникли сложности с обеспечением коксующимся углем, железорудным сырьем, обострились экологические проблемы, не разрешенные до настоящего времени. Уголь и руду с каждым годом вынуждены добывать все с больших глубин, неся колоссальные расходы на вскрышные работы, обустройство шахт и прочее.

В начале 60-х годов прошлого столетия в СССР происходило ускоренное развитие атомной и тепловой энергетики, космической и авиационной промышленности. В тот период интенсивно строились химические заводы, развивались машиностроительные и другие отрасли. Для этого потребовался прокат, обладающий повышенными эксплуатационными свойствами, в том числе из высоколегированных сталей и сплавов на основе никеля, титана, циркония.

Однако эти направления не получили должного развития в Украине. И это при том, что Украина обладает промышленными запасами и титана, и циркония, и урана. В те годы дискуссии о будущем украинской металлургии преимущественно велись о способах выплавки чугуна и низколегированных сталей, конструкциях доменных печей, достоинствах и недостатках мартенов и конверторов и так далее и тому подобное. Организации производства наукоемкой продукции не уделялось должного внимания. Это является стратегической ошибкой Украины, приведшей к тому, что в настоящее время наша страна, по большому счету, располагает только «металлургией черной». Как это ни прискорбно, но приходится констатировать, что в настоящее время украинские заводы не умеют производить металлопрокат из специальных сталей и сплавов, удовлетворяющих современным требованиям машиностроительных отраслей, гражданского и промышленного строительства, тепловой и атомной энергетики. Украина не располагает современными технологиями производства листа и труб из сплавов титана, циркония и так далее.

Следующий немаловажный аспект. Металлургическая отрасль характеризуется сложной организационной структурой, длительностью и энергоемкостью технологического передела. Здесь работает большое количество специалистов различного профиля, отрасль требует четкого взаимодействия и профессионального управления. Эта проблема достаточно хорошо была решена в системе Минчермета СССР. Возможно, по нынешним меркам, такая структура кажется громоздкой, но не следует забывать, что она обеспечивала быстрое решение серьезных задач государственного значения. Ее «успешно» ликвидировали при передаче метзаводов в частную собственность, но взамен ничего путного не создали. Я не имею в виду оперативное планирование и управление. Речь идет о решении стратегических, перспективных задач.

Например, ранее существовала четкая система разработки новых технологий и внедрения их в производство. Отраслевыми технологическими институтами проводился углубленный патентный и литературный анализ, выполнялись научно-исследовательские работы, разрабатывались перспективные технологии, определялись технологические схемы, устанавливались требования к исходному сырью и заготовке, подготавливались рекомендации по потенциальным поставщикам технологического оборудования и, конечно, тщательно определялись основные технико-экономические показатели нового производства. Подготов­ленные техзадания передавались проектным институтам, которые разрабатывали проекты цехов и заводов, курировали их реализацию. Далее отраслевые институты осуществляли технологическое сопровождение подготовки производства. Следует отметить еще один очень важный момент — на всех этих этапах проводилась детальная апробация существа разработок с привлечением широкого круга специалистов.

А что сейчас? Кто выполняет подобную работу? Отраслевая наука практически ликвидирована, технологические службы на заводах большей частью сокращены, повсюду ощущается острый дефицит квалифицированных специалистов. Попросту говоря, никто! Можно привести массу примеров того, какие технологические «ляпы» появляются вследствие элементарной некомпетентности.

Действительно ли яйца золотые?

Поводом к этому риторическому вопросу послужило утверждение, содержащееся в одной из статей. В ней высказывалось мнение, что металлургическую отрасль следует рассматривать как «курицу, несущую золотые яйца». Позволю себе задать вопрос: «А для кого они золотые в смысле прибыли, а для кого золотые в смысле расходов?»

Авторы ее, несомненно, правы, если рассматривать миллиардные прибыли известного узкого круга лиц. Но в остальном ситуация совершенно иная. Задумаемся, какова будет рентабельность производства, если в смету затрат включить расходы на рекультивацию поистине «лунных пейзажей», остающихся после добычи угля и железной руды. Сколько стоит восстановление земельного фонда До­нец­кой, Луганской, Днепропетровской областей, состояние которого близко к экологической катастрофе, при­ведение атмосферы Запорожья, Днепродзержинска, Мариуполя, Ал­чевска и ряда других городов, вод­ных бассейнов Украины в соответствие с требованиями международных стандартов? Хотелось бы знать, а учтены ли в показателях рентабельности украинской металлургии громадные суммы бюджетных денег, выделяемых на модернизацию шахт по добыче угля. А кому из вас, уважаемые читатели, доводилось видеть громадные шламоотстойники вблизи Марганца и Орджоникидзе, содержащие десятки миллионов тонн отходов, образовавшихся при переработке марганцевых руд? Не буду говорить о потенциальных угрозах подобного рода хранилищ, созданных в окрестностях Кривого Рога и поистине колоссальных площадях плодородной земли, выведенной на долгие годы из землепользования. Думаю, если все это просуммировать, яйца превратятся из золотых в лучшем случае в позолоченные, да и то позолоченные с помощью только «самоварного золота».

Но этот перечень далеко не исчерпан. А как оценить горе шахтерских семей, кормильцы которых еже­годно массово гибнут в шахтах Украины, как учесть катастрофичес­кое состояние здоровья населения нашей страны и те серьезные социальные проблемы, о которых ранее упоминалось в одной из приведенных выше статей? Убежден, если такая калькуляция будет представлена нынешним владельцам метзаводов, рудников и шахт для оплаты, то они вскоре их перепродадут либо вернут государству. Тем более что все это им досталось без особых усилий и затрат.

Возвращаясь к экологическим проблемам, уместно напомнить, что в начале 70-х годов в Европе началась активная борьба с загрязнителями окружающей среды. К этому периоду сформировалось общественное движение, получившее название «Зеленые». Войдя в парламенты ряда стран и образовав там действенные фракции, они добились введения жестких ограничений для металлургических, химических и других «загрязнителей» окружающей среды. Благодаря этому движению был разработан и введен в действие международный экологический стандарт ISO 14000, являющийся международным подтверждением безопасности и надежности работы предприятия, ответственного подхода к защите окружающей среды и безопасности производства. Наличие у компании экологического сертификата указывает на ее компетентность и демонстрирует деловому сообществу стремление предприятия соответствовать международным требованиям. В настоящее время многие зарубежные металлургические компании в своих рекламных материалах в обязательном порядке упоминают о наличии такого сертификата. Этот момент становится показателем культуры и общепонятным неписаным правилом, прошу прощения за такую аналогию, того, что перед едой обязательно нужно мыть руки. Не будет преувеличением утверждение, что грязь на заводах и прилегающих территориях порождает проблему чистоты городов и неизбежно экстраполируется на культуру населения Украины.

Возникает естественный вопрос: «А сколько предприятий украинского горно-металлургического комплекса готово обеспечить выполнение этого стандарта?» Боюсь, что положительный ответ на него получить будет непросто.

Полагаю, что лидерам отраслевого профсоюза, выступившим в одной из статей в защиту «курицы, несущей золотые яйца», следует понимать, что украинский экспорт украинского металла первого передела и металлолома напрямую связан со стремлением зарубежных партнеров переложить расходы по защите экологии на население Украины. Это сделать намного проще, нежели обеспечить охрану окружающей среды в своих странах. К большому сожалению, движение за охрану окружающей среды по ряду причин в Украине не получило ощутимого развития. Наши «зеленые», некогда имевшие места в Верховной Раде, ничем особенным не запомнились. Разве что оригинальной прической их лидера и велосипедом, на котором он приезжал в парламент.

Научное обеспечение черной металлургии

Не вызывают восторга и приво­дившиеся данные о том, что «метал­лургическая отрасль является основным донором госбюджета, обеспечивая более 40% поступлений валюты в страну» и что «почти 30% составляет ее доля в валовом внутреннем продукте». Наоборот, эти цифры заставляют всерьез задуматься о промышленной политике нашего государства. Существует ли таковая вообще? Хотелось бы знать, а каков вклад машиностроения, электроники, химической, авиационной, судостроительной про­мышленности, аграрного секто­ра и других отраслей? Ведь постулат успешности, благополучия страны достаточно прост и понятен — нужно всем при минимуме затрат обеспечивать максимум про­изводства и сбыта продукции, пользующейся спросом на мировом рынке. Иными словами — быть конкурентоспособными и по качеству, и по производительности! В противном случае неизбежен рост импорта и галопирующая инфляция с вытекающими негативными последствиями для населения.

По крайней мере, наивно выглядит широко анонсированная импортная закупка оборудования для электровыплавки стали. Нет спора, это необходимо, но далеко не дос­таточно. За рубежом выплавку ста­лей повышенной чистоты в электропечах давно считают само собой разумеющимся. Но такая технология требует дополнительно большого количества современного технологического оборудования, в том числе для подготовки металлолома, а главное — глубоких знаний и опытных специалистов. Для выплавки сталей и изготовления проката, обладающего улучшен­ными эксплуатационными характе­ристиками, нужно обеспечить выполнение ряда условий. Как минимум, надежно гарантировать точный химический состав металла по многим элементам, исключить различного рода примеси, уметь формировать его специфическую фазовую и кристаллографичес­кую структуры, обеспечить наличие карбидных включений определенного вида. Обязательно нужно уметь с высокой точностью оценивать их характеристики и так далее, и тому подобное. Нужно знать и уметь еще очень и очень многое! Вполне прогнозируемо, что при нынешнем состоянии отрасли даже после значительных материальных затрат на закупку импортного оборудования Украина в лучшем случае сможет выйти лишь на технический уровень, давно достигнутый зарубежными конкурентами.

Следует четко понимать, что за последние годы в области производства сталей и сплавов на основе железа за рубежом произошли серьезные изменения. Разработаны технологии, которые при минимальном использовании легирующих элементов позволяют одновременно достичь существенного повышения пластичности и прочности. Например, появилась возможность изготовления металлопроката из сталей, экономно легированных марганцем, кремнием и алюминием, обладающего удлинением до 1000%, пределом прочности до 1100 МПа, удельным весом менее 7 г/см3. Прошу прощения за технические детали, но они приведены лишь потому, что являются экзотикой для украинских металлургов. На основе этого открываются принципиально новые возможности в автомобилестроении, судостроении, железнодорожном и авиационном транспорте, промышленном и гражданском строительстве, во многих других отраслях, в том числе в космосе.

Прогресс зарубежных предприятий черной металлургии в значительной степени определяется уровнем научных исследований. Анализ тематики научно-исследовательских институтов, специализирующихся в области черной металлургии, свидетельствует о том, что проводимые исследования в первую очередь нацелены на разработку новых конструкционных материалов, обладающих особыми эксплуатационными свойствами. В том числе повышенной коррозионной стойкостью, жаропрочностью, улучшенными механическими свойствами и так далее. В этом направлении достигнуты впечатляющие успехи.

Следует упомянуть принципиально новые подходы, используемые в этих разработках. В частности, с использованием вычислительных методов квантовой химии, получивших название ab initio, разрабатываются сплавы на основе железа, которые по показателям коррозионной стойкости и жаропрочности не уступают нержавеющим сталям на основе никеля. Разработчики новых технологий отмечают, что за счет изменения процессов упрочнения сталей нового поколения существенно снизится вероятность смертельных случаев при автомобильных авариях, повысится надежность железнодорожных колес при повышен­ных скоростях и т.д. Такие достижения позволят зарубежным меткомпаниям прочно удерживать лидирующее положение на рынке.

Координацию исследовательских работ по разработке новых технологий, обеспечивающих производство сталей и сплавов с повышенными эксплуатационными свойствами, осуществляют специализированные научные центры, которые обязательно обладают набором современного оборудования и в которых трудятся квалифицированные специалисты различного профиля. В СССР такая функция была возложена на ЦНИИЧермет, в настоящее время в США ее выполняет American Iron and Steel Institute, в Японии — Iron and Steel Institute of Japan, в ФРГ — Max-Plank fur Eisenforschung.

А кто в Украине? Может быть, институты НАНУ или специализированные кафедры учебных институтов? Во всяком случае, публикации на эту тему практически отсутствуют, а судя по информации, представленной на сайтах ведущих украинских научно-исследовательских центров металлургического профиля, разработки в этом направлении не проводятся. А ведь речь идет об очень серьезных делах, об отрасли, играющей ключевую роль в экономической безопасности страны.

Не следует забывать, что за рубежом для обеспечения высокого научного уровня проводимых исследований и новизны результатов обеспечиваются условия, о которых их украинские коллеги могут только мечтать.

Главное преимущество зарубежных научных центров состоит в наличии четко отлаженной системы финансирования научных исследований. И это объясняется тем, что за рубежом, но, увы, не в Украине, четко понимают, что результаты научных разработок, надлежащим образом защищенные патентами, могут в короткие сроки обеспечить прорыв на международном рынке и принести значительные дивиденды, с лихвой компенсирующие затраты на их выполнение. Например, в ФРГ на разработку технологий производства сталей нового поколения только на ближайшие четыре года выделено свыше 80 млн. евро. К решению этой проблемы привлечены ведущие высококвалифицированные специалисты страны.

В подтверждение правомочности тезиса о важности научного обеспечения сошлюсь на металлургическую промышленность Японии. Как известно, эта страна не имеет ни шахт по добыче угля, ни залежей железной руды, ни ГОКов. Она систематически подвергается землетрясениям и цунами. Но благодаря дальновидной промышленной политике, инвестициям в научные исследования прочно занимает лидирующее положение в мире по производству наукоемкой продукции. Во всяком случае, убедительным подтверждением тому может служить обилие японских автомобилей, заполнивших улицы и дороги Украины.

В заключение давайте попробуем получить ответ на вопрос, вынесенный в заглавие. Суть его сводится к тому, готова ли Украина принципиально модернизировать черную металлургию, обеспечив тем самым конкурентоспособность ее продукции на мировом рынке.

Если готова, то следует определить круг вопросов, требующих первоочередного решения, и выполнить предварительную экспертную оценку предстоящих затрат. При должной проработке она, вероятно, будет намного меньше суммы, выделяемой ежегодно для приобретения легионеров-футболистов сомнительного качества.

При подготовке такого проекта следует исходить из того, что экологические проблемы, проблемы энергосбережения и нехватки квалифицированных специалистов являются чисто экономическими и должны решаться владельцами предприятий за их счет, самостоятельно. За рубежом они решаются быстро и без проволочек. К нарушителям требований охраны окружающей среды немедленно предъявляют очень жесткие санкции и внимательно следят за их выполнением. Повышение цен на нефть, газ, уголь автоматически заставляет владельцев заводов снижать их расход. Благо, существует масса технических решений, способных быстро решить эту проблему.

Нехватка квалифицированных специалистов также обусловлена в основном экономическими перекосами, связанными с недостаточным финансированием подготовки специалистов и малой заработной платой, нивелирующей престижность металлургических профессий и научных работников среди молодежи. Все перечисленные проблемы без излишних дискуссий следует адресовать владельцам предприятий горно-металлургического комплекса, а общественности необходимо внимательно следить за их выполнением.

Несколько иное положение с разработкой новых технологий. Для этого нужно выполнить ряд условий, требующих тщательной подготовки и осмысления с участием специалистов разного профиля. Полагаю, что на первом этапе следует сформулировать задачу, затем подобрать лидера, способного организовать выполнение такого проекта, наделить его соответст­вующими полномочиями, в том числе по подбору кадров, и выделить необходимое финансирование. Собственно говоря, это обычная процедура, применяемая при реализации крупных проектов. Нелишне напомнить, что она ранее успешно использовалась во многих известных крупных проектах, в том числе связанных с атомной тематикой, освоением космоса, созданием военной техники и во многих других.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно