А НЕ ПОСТАВИТЬ ЛИ ЛОШАДКУ ВПЕРЕД ТЕЛЕЖКИ?

28 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

В канун Нового года принято мечтать о будущем — конечно же, хорошем и счастливом. Также принято желать этого «хорошего и счастливого»...

В канун Нового года принято мечтать о будущем — конечно же, хорошем и счастливом. Также принято желать этого «хорошего и счастливого». В эти дни мало кто вспоминает пожелания прошлого года. Мол, прожили его, и слава Богу.

Впрочем, иногда такие воспоминания полезны — хотя бы для того, чтобы оградить себя от навязчивого ощущения «дежа-вю». Итак…

Гасили, да недопогасили

«Среди приоритетных задач социально-экономической политики государства в 2001 году правительство определило увеличение денежных доходов населения, предотвращение бедности в Украине», — говорил в начале года в интервью одному из центральных изданий министр труда и социальной политики Иван Сахань. Тогда же он заявлял, что «максимум до сентября, т.е. до Дня Независимости, должна быть ликвидирована задолженность на предприятиях государственной, коммунальной собственности, и тех, где корпоративные права государства составляют 50% и более. За выполнение этого задания несут персональную ответственность руководители всех уровней…» Увы, за несколько дней до наступления нового, 2002-го, приходится констатировать, что расправиться с долгами по зарплате полностью правительству не удалось.

— Остается долг в 2,9 миллиарда гривен, — признает сегодня социальный министр. — И все же в течение года трудовому народу вернули 2 млрд.

Иван Яковлевич сетует на то, что исполнительная власть не сумела поставить менеджеров, в том числе и государственных предприятий, в ситуацию, когда они не могут, не имеют права не платить зарплату работникам. Мол, и органы других ветвей власти не всегда были последовательны, судебная система еще недостаточно мобильна… Конечно же, долги — это в первую очередь экономическая проблема, признает г-н Сахань, но и административные меры не дали ожидаемого эффекта.

Действительно, задолженность уменьшилась. Но погашалась она по номиналу, без учета инфляции. Ликвидировать долги в производственной сфере априори проблематично, в бюджетной это возможно лишь при условии жесткого администрирования.

Но тут явно недоработочка вышла. Очевидно, плохо напугали руководителей-должников. И чем было пугать — административными штрафами? Так это капля в море тех «долговых» денег, которые только ленивый и глупый не пустил бы в оборот…

— Заявляя в минувшем году, что в 2001-м удастся погасить долги по зарплате, правительство рассчитывало на более интенсивный экономический рост, — рассуждает председатель парламентского комитета по вопросам пенсионеров, ветеранов, инвалидов Валерий Сушкевич. — Сейчас мы имеем проблемы с поступлениями в бюджет. Тот заряд оптимизма, который был у правительства вначале, к концу года иссяк. Мы задержались с налоговой реформой, с реформой оплаты труда. Сегодня уже никто не говорит о ней. Налицо — традиция бессистемности в нашей социалке и экономике!

Бедность — не порок,
но большое неудобство

Вторым пунктом в социальной повестке уходящего года стояла тотальная борьба с бедностью. Когда в парламенте обсуждалась соответствующая программа, то сами докладчики путались в стратегии вопроса: что собственно делать с нашей бедностью — бороться или предотвращать?

Конечно, разумнее было бы заниматься профилактикой. Т.е. изначально не давать гражданам обеднеть. Но как? Процесс пошел. Правда, до сих пор на законодательном уровне не определено само понятие «бедность». Хотя, по предварительным оценкам, сделанным на основании исследования домохозяйств, к категории бедных относится почти 30% (14,5 млн.) населения Украины.

Сегодня основой тактики, смягчающей данную ситуацию, является адресная помощь. Чтобы обеспечить полное торжество справедливости, Министерство труда и социальной политики ввело в штат так называемых социальных инспекторов, задача которых — не допустить, чтобы пособие по бедности получили те, кто его не заслужил. Проверяется наличие приусадебного участка (на нем ведь можно выращивать продукты питания и кормиться), доходы, наличие жилья (лишнюю жилплощадь ведь можно сдавать) и т.д. В общем, социальный инспектор призван не дать обмануть государство небедным гражданам.

Но сама государственная социальная политика, похоже, не вполне честна в отношении тех, кого призвана защищать. Речь идет о наших нестандартных социальных стандартах. «Черта малообеспеченности» (временная величина, введенная на период кризиса) по-прежнему составляет 118 грн.

Кстати, по данным Института реформ, 22,3% работникам, занятым в легальном секторе экономики, в прошлом году начислена зарплата ниже «черты». Минимальная зарплата на следующий год утверждена на уровне 140 грн., а прожиточный минимум составляет 342 грн. При этих нормативах адресная помощь малоимущим осуществляется в случае, когда совокупный семейный доход на одного члена не превышает 60 гривен. Правда, в наступающем году эту планку собираются повысить до 85 гривен.

По данным Минтруда, в этом году адресную помощь (в целом более 100 млн. грн.) получили около 400 тыс. граждан. По данным статистики, доходы граждан увеличились на 8%, а доходы пенсионеров аж на 31% (пенсии в 2001-м правительство повышало трижды). Но богаче они навряд ли стали, так как при этом потребительская корзинка подорожала на 20%…

Работай — и будешь есть!

Во многих странах прямая зависимость экономического роста и социального благополучия давно уже стала аксиомой. У нас же все не так. До сих пор лошадка тащится за тележкой, а не тянет ее. Хотя, по мнению советника Президента, доктора экономических наук Эллы Либановой, эффективно помогать социально незащищенным слоям населения можно лишь тогда, когда будут созданы условия для работы трудоспособным гражданам.

— По-прежнему все средства у нас идут на социальное обеспечение. Мы концентрируем усилия на том, чтобы поддержать самых несчастных, — говорит г-жа Либанова. — А акцент государственной политики необходимо перенести на поддержку работающих. Тогда они трансфертом через бюджет поддержат малообеспеченных.

Итак, за всеобщее благосостояние следует бороться на рабочем месте. А что у нас с рабочими местами? Помнится, в позапрошлом году Президент вменил исполнительной власти в обязанность навести порядок на рынке труда и создать дополнительно миллион рабочих мест до 2005 года.

В номинации «социальный позитив года» отечественные социальщики в ряду других достижений называют снижение уровня безработицы. В какой-то мере это заслуга внесенных в трудовое законодательство изменений, согласно которым предприятия не имеют права держать своих работников в долгосрочных неоплачиваемых отпусках. Эта категория скрытых безработных легализовалась и повлияла на общий показатель.

По подсчетам Эллы Либановой, полная безработица (зарегистрированная, незарегистрированная и скрытая) за девять месяцев 2001 года составила 16,4%, а за аналогичный период 2000 года она исчислялась в 19,7%. Это хороший показатель. Но возникает вопрос: куда эти люди делись? Элла Марленовна считает, что ситуация на рынке труда в этом году действительно немного стабилизировалась, но о кардинальных изменениях говорить рано.

Впрочем, парадокс нашей местной безработицы заключается не в отсутствии рабочих вакансий и даже не в диспропорции спроса и предложения на бирже рабочей силы, а в зарплате. Именно она является краеугольным камнем всей нашей обеспеченности.

В темной комнате
кошки нет

И в этой связи вспоминается еще один новогодний тост правительства в канун 2001 года — мол, обязуемся реформировать систему оплаты труда. И снова — не сбылось. Если, конечно, не считать новый размер минимальной зарплаты, проголосованный (как того требует законодательство) в канун принятия бюджета.

По мнению социального министра страны, реформирование в конечном итоге сводится к повышению уровня оплаты труда. В этом году, по словам г-на Саханя, зарплата выросла практически на 38%. А главное, растет ее удельный вес в доходах населения. Сейчас он составляет более 51%.

Руководствуясь этими данными, министр констатирует, что реформа оплаты труда в Украине уже началась, и результаты, как говорится, в статистических отчетах. Главный козырь такого заявления — рост номинальных и реальных доходов населения. Мол, даже реальная зарплата выросла почти на 20%. В целом трудящиеся Украины за одиннадцать месяцев 2001 года получили заработной платы на 11 млрд. грн. больше, чем за такой же период прошлого года.

— Номинальная и даже реальная зарплата объективно действительно растет, — подтверждает советник Президента по экономическим вопросам Элла Либанова. — Но мы ловим кошку в темной комнате, в которой ее нет. Примерно половину доходов наше население получает без регистрации, поэтому говорить о том, как изменились доходы граждан, объективно нельзя. Мы не знаем, каков теневой компонент. Это еще не реформа оплаты труда. Вполне нормально и логично, что при увеличении объема ВВП растет и зарплата. Еще не хватало, чтобы она падала!

В конце этого года депутаты проголосовали за Государственный бюджет на 2002 год. И уже сейчас можно прогнозировать, как будут финансироваться социальные программы. Очевидно, что наше законодательство (и это становится традицией) оторвано от жизни. Традиции 62-й, 58-й «льготных» статей нынче попыталась продолжить 48-я. Парламент, в благородном порыве защиты прав граждан, сохранил все льготы, но не предусмотрел гарантии их финансирования. Народный депутат Виктор Суслов квалифицирует ситуацию как «популизм, доведенный до маразма».

И что мы с этого
будем иметь?

— возникает одесский вопрос.

Ответ: те, кто станет уповать на милость государства, — ничего. А те, кто пойдет добиваться правды (между прочим, гарантированной законом) через суд, имеют все шансы выиграть процесс и получить в материальном выражении свои социальные гарантии и льготы. Правда, если начнется массовое хождение народа в суды, то развалится бюджет. Мы можем получить в миниатюре аргентинский вариант...

Итак, в наступающем году членов украинского социума ожидает:

— рост платы за жилищно-коммунальные услуги;

— адресная помощь, которая будет начисляться, если совокупный доход на одного члена семьи не превышает 85 грн.;

— минимальная зарплата в 140 грн. с 1 января и в 165 — с 1 июля;

— судебные процессы по выколачиванию долгов по зарплате и получению гарантированных бюджетом социальных гарантий.

— а также многочисленные предвыборные обещания сделать нашу жизнь еще лучше, сытнее и веселее. Так что, если не накушаемся, то наслушаемся…

Что вы считаете позитивом года в государственной социальной политике, а что — негативом?

Валерий Сушкевич, председатель комитета ВР по вопросам пенсионеров, ветеранов, инвалидов:

— Позитив, на мой взгляд, касается прежде всего законодательной базы. В первом чтении принят закон об общеобязательном пенсионном страховании и о негосударственном пенсионном обеспечении. Хорошо, что в будущем году Нацбанк все-таки поделится 200 млн. грн. доходов с бюджетом. После переговоров с правительством было решено 160 млн. направить на решение проблем шахтеров, а 40 — на нужды инвалидов.

А вообще, я считаю, сегодня недостаточно профинансированы вопросы, связанные с социалкой. Они не соответствуют реалиям, удорожанию жизни... Не выполняются нормы, связанные с такой социальной категорией, как прожиточный минимум.

Виктор Суслов, член комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности:

— Пора бы понять, что те мероприятия, которые надо проводить для экономического развития государства, лежат как раз в сфере социальной политики. Конечно, назрела давно пенсионная реформа. Ведь урегулирование пенсионных проблем — это не только социальная политика. Во-первых, это создание условий для того, чтобы размеры пенсий соответствовали индивидуальному трудовому вкладу, во-вторых, это значительные пенсионные накопления на длительный период. Ведь то, что в Украине не накапливаются средства в пенсионных фондах, на мой взгляд, является одним из сдерживающих факторов отечественного экономического развития. Нет источников для инвестиций. Этого у нас не понимают до сих пор.

Говоря о реформе оплаты труда, находим причину узости внутреннего рынка. Необлагаемый минимум у нас до сих пор 17 грн. Украина — единственная страна в мире, которая облагает доходы, которые ниже официально установленного минимума зарплаты. Все это приводит к крайне низкой платежеспособности населения.

Я бы отметил слабое кадровое обеспечение социальных реформ. Видимо, отсутствуют толковые специалисты. Отсюда, должно быть, недооценка значения социальных преобразований.

Юрий Донченко, член комитета ВР по вопросам социальной политики:

— Позитивным считаю принятие в этом году закона о государственном страховании от несчастного случая на производстве. Этим законом в рамках солидарной системы решается проблема выплаты регрессных исков. Негативом соцполитики уходящего года я бы назвал принятие в первом чтении закона о пенсионном страховании. Он не принесет нашим гражданам положительных моментов.

Иван Сахань, министр труда и социальной политики:

— Правительство и я как министр в целом не удовлетворены итогами года. Хотелось в социальной сфере достичь большего. И все же в течение года нам удалось сделать серьезные шаги на пути повышения уровня жизни людей. Повысились доходы населения, заметно вырос уровень номинальной и реальной заработной платы. Снята наконец проблема с выплатой регрессов, пособий по безработице, практически ликвидированы долги перед семьями с детьми. Впервые в этом году ввели социальное страхование — и от безработицы, и от несчастных случаев на производстве, и на случай временной нетрудоспособности. Удалось существенно уменьшить напряженность на рынке труда. Если в начале года на рабочую вакансию претендовало около 20 человек, то сегодня — около 10.

К негативу я бы отнес то, что нам не удалось ввести в жизнь законы об общеобязательном государственном пенсионном страховании и негосударственном пенсионном обеспечении, хотя в первом чтении они приняты. Но я не оставляю надежды, что еще этот созыв ВР примет эти законы в целом.

Элла Либанова, советник Президента по экономическим вопросам:

— Во-первых, нужно стимулировать экономическую активность работающих граждан. Необходимо полностью переделать наше трудовое законодательство. Во-вторых, необходима реформа образования. У нас много юристов и экономистов и очень маленький процент инженеров. О качестве образования в развитых странах судят по проценту студентов, изучающих именно инженерные науки. А у нас нет профессиональных кадров для проведения экономических реформ.

Что же касается социалки, то тут нет серьезных реформ — отделываются косметическими ремонтами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно