А дихлофосом — не пробовали?

12 декабря, 2008, 16:15 Распечатать Выпуск №47, 12 декабря-19 декабря

В нашем налоговом законодательстве оказалась заложена бомба замедленного действия, которая весьма неприятна даже в мирных условиях...

В нашем налоговом законодательстве оказалась заложена бомба замедленного действия, которая весьма неприятна даже в мирных условиях. Однако наиболее полно свою разрушительную силу она демонстрирует именно на этапе кризиса, убивая не все предприятия подряд, а только пытающиеся этому кризису сопротивляться и вопреки всему продолжать работать.

Речь о хорошо уже известном не только бухгалтерам/финансистам, но и директорам пункте 5.9 закона о налогообложении прибыли предприятий.

Гадкая суть этой нормы заключается в том, что наряду с собственно прибылью под обложение налогом на прибыль подпадает еще и прирост остатков товарно-материальных запасов (в том числе содержащихся в стоимости незавершенного производства и готовой продукции). В результате закупка товаров, сырья, материалов, идущая на валовые затраты предприятия и этим уменьшающая облагаемую прибыль, тут же — при оприходовании купленного — компенсируется таким же точно ростом той же облагаемой прибыли и в сумме с этим ростом сводится в налоговом учете на нуль. То есть в результате эти закупки не влияют на налог, никак его не уменьшая. Хотя затраты фактически были произведены и облагаемая прибыль должна была бы (по справедливости!) снизиться.

Правда, потом, когда купленная субстанция будет отгружена — в переработанном (или том же самом) виде — покупателю, былые затраты пункт 5.9 отпустит на волю. Но тогда уже возникнут и валовые доходы, которых эти затраты были вынуждены «дожидаться». Столь дивно у нас реализуется знаменитый принцип «первого события», согласно которому по первому событию возникают и увеличивающие налог валовые доходы (то ли пришли деньги, то ли все­го только произошла отгрузка), и уменьшающие налог валовые затраты (то ли были заплачены деньги, то ли оприходованы товары).

Так вот, из-за 5.9 налогоувеличения действительно происходят по первому событию, «без дураков», а налогоуменьшения (валовые затраты) откладываются, как видим, до события третьего или четвертого. (В случае предоплаты — до четвертого, а в случае постоплаты — третьего.)

Аналогичная ситуация с «первым» событием имеет место, кстати, и при обложении НДС. Налого­увеличения (налоговые обязательства) там действительно возникают «по первому», а вот налогоумень­шения (налоговый кредит) должны еще дожидаться поступления налоговой накладной, к тому же — заполненной поставщиком без единой ошибки, каковая безошибочность ввиду сложности составления документа случается весьма редко. Поэтому уменьшение НДС может оказаться позже и четвертого события, и шестнадцатого, если будет вообще, хотя увеличение налоговых обязательств давно — действительно по первому событию — уже состоялось.

Но мы отвлеклись. Вернемся к обложению прибыли, где законодательное мухлевание с первым событием особенно грандиозно.

Дело в том, что прирост остат­ков может происходить даже тогда, когда в натуральном измерении ничего не растет, впрок ничего не накапливается (при кризисе ведь не до жиру!), а все сразу поступает в переработку. «Прирост» же получается из-за того, что и незавершенное производство, и готовая продукция, и просто еще не проданные (но никем специально не накапливаемые!) покупные товары тоже считаются остатками, а поскольку цены на ТМЦ — при инфляции — все время растут, этим обеспечивается постоянное удорожание таких остатков, то есть их рост в стоимостном выражении, подпадающий под временный налог. В результате у предприятия вымываются его последние оборотные средства (какие уж тут зарплаты, которые — для предприятий, а не только для людей — налогообильны, кстати, тоже).

Плохо? Ужасно. Только на самом деле все получается еще хуже. Ибо налог, оказывается, становится не временным, а постоян­ным! Жульничество законодателя, подобного наперсточнику, заключается в том, что из-за якобы «временного» обложения остат­ков реальная ставка налога на при­быль постоянно оказывается в 1,5–2 раза больше «объявленных» 25%, да и это еще не предел!

При значительном росте цен теоретически допустима даже ситуация, когда реальный налог вообще будет зашкаливать и превышать фактическую прибыль, то есть окажется выше 100%!

Даже убыточное предприятие может оказаться обязанным платить этот налог: у него появится «условная» прибыль (но с не условным налогом!) только из-за того, что сегодняшняя «незавершенка» стоит из-за инфляции намного дороже прошлоквартальной!

Таковы налоговые фокусы, порожденные пересадкой механизма, годного для спокойных стран в спокойное время, на нашу беспокойную перманентно-кризисную почву.

И чем больше/дольше предприятие будет сопротивляться кризису и пытаться работать, тем сильнее его будет добивать смертоносный 5.9. Зато при сворачивании производства остатки уменьшаются, и этот подлый 5.9 облагаемую прибыль уже, наоборот, уменьшает!

То есть государство от этого 5.9 ничего не получает, а просто перераспределяет средства (дополнительно к обычному налогу!) от тех, кто производство «дер­жит» (или от тех, у кого оно падает медленнее, чем растут цены), в пользу тех, кто работать перестает и получает за это от государства через 5.9 премию!

Точно так же и из-за «первого события» те, кто отгрузил, а денег не получил, должны заплатить налог, который пойдет не государству, а будет фактически отдан их покупателям — предприятиям, которые купленное не оплатили, но включили — по «первому событию» — в затраты и свой налог уменьшили!

Родина, таким образом, ничего не выигрывает, бескорыстно перекладывая налог с плеч тех, кто при­ходует, не оплачивая, на плечи тех, кто без оплаты отгружает!

Мало хищникам получения товара без оплаты, так они еще и налог свой на поставщика спихивают — руками государства!

Так чего же государство тем самым добивается?

Кого и ради кого первым событием и этим 5.9 оно добивает?

И в чем тогда отличие законодателя от банды вредителей, которые бы специально засылались для окончательного разрушения заводов (а налог на прибыль и обложение остатков актуальны в первую очередь как раз для них!), чтобы их потом можно было совсем остановить и скупить за бесценок...

Обратимся к цифрам. Рассмотрим условный упрощенный пример — ситуацию, когда материалы изначально стоят 100, зарплата с начислениями составляет 40, выручка — 200, а рост цен в течение производственного цикла (для простоты — квартала) составляет 20%.

Тогда без 5.9 было бы так.

Облагаемая прибыль и в этом случае равнялась бы не 200 – 100 – 40 = 60, как может показаться, а — поскольку налоговый учет ведется в разрезе времени и доходы n-го цикла поступают одновре­менно с затратами (n + 1)-го цикла, — составляла бы с поправкой на инфляционный рост затрат 200 – (100 + 40) х 1,2 = 200 – 168 = 32. То есть налог был бы — согласно установленной ставке 25% (то есть 0,25) — 0,25 х 32 = 8.

В следующем квартале, когда и доходы, и затраты вырастут еще на 20%, облагаемая прибыль без учета 5.9 равнялась бы 200 х 1,2 – 168 х 1,2 = 240 – 201,6 = 38,4, а налог был бы 0,25 х 38,4 = 9,6. Терпимо — с учетом роста всех цен и масштабов на 20%.

А теперь посмотрим, как разукрашивает налоговую жизнь предприятий засланный им на погибель 5.9.

В первом из двух рассмотренных выше кварталов он вернет украденные еще раньше затраты, возвращаемые по отгрузке, то есть облагаемая прибыль уменьшится на возвращенные материальные 100. Но в этом же периоде будут исключены из состава затрат и тем самым искусственно добавлены в облагаемую прибыль материалы новозакупленные, то есть 120. Итого облагаемая база возрастет на 20, а налог составит не 8 (что составляло, напомним, 25% от 32), а 0,25 х (32 + 20) = 13.

К фактической прибыли, равной 32, это составляет уже не 25%, а 40,625%!

Аналогично в следующем периоде 5.9 возвращает 120, но отбирает новые матзатраты на 120 х 1,2 = 144. Налоговая база соответственно растет на 24, а сам налог увеличивается на 0,25 х 24 = 6 и составляет 9,6 + 6 = 15,6 (или 0,25 х (38,4 + 24) = 15,6 все равно).

Ставка обложения тем самым составила 15,6 : 38,4 = 0,40625, то есть те же 40,625%!

Как и было обещано...

Обратите внимание: лишние 5 в первом периоде — это 25% от прироста стоимости купленных материалов (120 – 100), а лишние 6 во втором периоде — это опять-таки 25% от очередного прироста стоимости матзатрат (144 – 120).

Таким образом, в условиях инфляции обложение прироста остатков ТМЦ фактически приво­дит к тому, что под видом налога на прибыль государство (без малейшей пользы для себя!) заодно взимает еще и налог на удоро­жание покупок, который даже при постоянных натуральных пот­ребностях предприятия составляет в совокупности с «собст­венно налогом на прибыль» 1,5–2 или даже более официальных ставок такого налога — в зависимости от уровня (гипер)инфляции.

И это все — во имя премий сворачивающимся!

Нет, против спецпоблажек нуждающимся в льготах отраслям никто не возражает. Но поддерживать агонию умирающих должны именно льготы, а отнюдь не налоговый механизм сам по себе, который сегодня (неужели ради дотаций погибающим?) вообще стоит на голове!

Ну а когда сворачивающиеся свернутся совсем и останутся только те, кому 5.9 мешает из-за роста цен на запасы, стоимость которых будет расти даже при натуральном их уменьшении, когда все запасы, накопленные ранее, будут при этом проедены, — от 5.9 застонут абсолютно все. Не будет ли тогда общий крик от налога на удорожание запоздалым?

Однако самое кино не в этом. А в том, что ни в какой «антикризисной программе», ни в каком «антикризисном проекте» об отмене этого варварского и (при кризисе/инфляции) бандитского антипроизводственного 5.9 нет и речи...

Кому это выгодно? Хотя кому наши предприятия столь необходимо немножко подушить — сказано уже было.

P. S. Прошел слух, на фоне которого все вышеотмеченное меркнет. Лица, приближенные к…, готовят вместо обложения прибыли (и НДС?) налог с оборо­та, подобный единому налогу для малых, но уже для всех. Идея прогрессивная и продуктивная: упрощение нам действительно нужно. Лишь бы только не забыли о главном. Коль это собираются ввести не только по-маленькому, но и по-большому, надо бы не забыть о дифференциации ставок по отраслям. А то если для консалтинга/маркетинга 10% с оборота не страшны, то золотосырьевых ювелиров или газо-энергороссиеметаллоемких они могут и ухайдокать. Но это — уже из совсем другой песни...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно