40 МЛН. ДОЛЛ. «САРМАТУ» УЖЕ НЕ ПОНАДОБЯТСЯ ДЕНЬГИ ПОМОГ СОХРАНИТЬ АНТИМОНОПОЛЬНЫЙ КОМИТЕТ

16 января, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 16 января-23 января

Вынесенная в заголовок кругленькая сумма могла бы стать стартовой в расходах донецкого пивзавода «Сармат» при покупке пакета, состоящего из 50%+1 акция киевской «Оболони»...

Вынесенная в заголовок кругленькая сумма могла бы стать стартовой в расходах донецкого пивзавода «Сармат» при покупке пакета, состоящего из 50%+1 акция киевской «Оболони». Контрольный пакет в собственность — это минимальные намерения, право на реализацию которых донецкое предприятие могло бы получить в случае, если бы Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) дал ему официальное разрешение на концентрацию путем недружественного приобретения более 50% акций «Оболони». Решение АМКУ по этому поводу обнародовано на прошлой неделе.

Когда весной 2002 года инвестиционная компания «Керамет Инвест» устроила необъявленный блиц-криг на покупку акций ЗАО «Оболонь», ей понадобилось около 8 млн. долл. для приобретения в пользу ЗАО «Сармат» порядка 11% акций. Соответственно пакет, на одну акцию превышающий контрольный, обошелся бы минимум в пять раз дороже, т.е. что-то порядка 40 млн. долл. Именно о разрешении в пользу такого солидного приобретения шла речь в заявках донецкой компании, направленных Антимонопольному комитету впоследствии, в апреле-мае 2003 года. А что делать? Ведь с налету не получилось, дело увязло в бесконечной судебной веренице, а одним из аргументов обороняющейся стороны стало обвинение в нарушении положений закона «О защите экономической конкуренции».

И вот АМКУ закончил думу думать. Полгода томительных ожиданий (по закону хватило бы и трех месяцев) — и вердикт вынесен. Комитет запретил пивзаводу «Сармат» приобретать более 50% акций ЗАО «Оболонь», «поскольку это приведет к существенному ограничению конкуренции и монополизации общегосударственного рынка пива». Трудно себе представить, что могло быть иначе. Ведь согласно букве закона «О защите экономической конкуренции» «монопольным (доминирующим) считается положение субъекта хозяйствования, доля которого на рынке товара превышает 35%, если он не докажет, что испытывает значительную конкуренцию».

Известно, что доля «Оболони» по производственным показателям колеблется в пределах 26—27%, группы предприятий «Сармат» — 15—16%. В сумме, даже если не ловить блох, «зашкаливает» за 40%. Чисто рыночные показатели несколько ниже. Парадоксально, но сильные экспортные позиции столичного предприятия (около 90% всего украинского экспорта пива) могли сыграть злую шутку при подсчетах в АМКУ. Ведь действующая методика не предполагает учета экспортных поставок. (Экспортно ориентированные компании, делайте выводы.) Соответственно, в сводный антимонопольный зачет пошло только 37,2% рынка. В общем, хватило. Да и донетчанам не удалось доказать, что они особенно страдают от конкурентов. Кроме того, превращение заправляющей ныне на рынке пива четверки крупнейших игроков в тройку, контролирующую практически весь рынок (около 95%), — тот же путь от конкуренции к монополии через олигополию (господство небольшого числа крупнейших компаний в производстве и на рынке). Между прочим, ограничения такой олигополии (доминирования) тоже зафиксированы в законе «О защите…». И думается, что если бы АМКУ дал донетчанам разрешение на покупку и она действительно состоялась, то могло бы возникнуть явное несоответствие между законом и реалиями. Так, совокупная доля двух самых крупных компаний на рынке (ими стали бы «Сармат» и «Сан Интербрю Украина») превысила бы не то что 50-процентный, но даже 70% рубеж.

И тем не менее, был ли шанс у «Сармата» получить разрешение на концентрацию? Как это ни странно, но некоторые специалисты отвечают утвердительно. Правда, в этом случае решение АМКУ не имело бы ничего общего ни с экономикой, ни с юриспруденцией. Что-то вроде выборов президента на третий срок. С другой стороны, у аналитиков вызывает серьезные сомнения, что, даже получив право на концентрацию, «Сармат» смог бы им воспользоваться. Не секрет, например, что «Оболонь» уже успела выстроить эффективную систему корпоративной защиты, которая практически исключает покупку акций извне. Да и время, предусмотренное для желанной концентрации, ограничивается законом. Как правило, зеленый свет «антимонопольного светофора» зажигается на один год. Потом снова нужно просить разрешение. Процесс мог растянуться до бесконечности. О смысле в такой перспективе даже для инициатора процесса говорить не приходится. Поэтому еще не известно, кто на самом-то деле больше выиграл от такого решения АМКУ.

Стало быть, «Сармату» отчаиваться не стоит. Может быть, даже есть смысл засучить рукава и сэкономленные на несостоявшейся скупке средства вложить в реконструкцию и модернизацию ЗАО «Киевский пивзавод №1», который с 2000 года находится в собственности донецкого ЗАО. Кстати, как раз в год неудавшегося блиц-крига пивзавод №1 основательно к этому готовили. Озвучивался и объем инвестиций в собственное столичное предприятие — это те же 40 млн. долл. Так может, самое время? Альтернатива синицы под №1 в руке иногда оказывается не хуже журавля №3 (ЗАТ «Оболонь» был создан на базе Киевского пивзавода №3) в небе. Ну и что, что для этого придется свернуть процесс продажи этого предприятия, назначенный на текущий год. Вариант, конечно, гораздо более хлопотный, чем прийти и получить все готовое. Но где теперь это готовое взять?..

P.S. Ах да. В означенной 40-миллионной сумме недостает 8 млн. долл., уже потраченных на разведку боем. Проку от них пока никакого. Но вернуть деньги наверняка еще не поздно. Думается, руководство «Оболони» найдет возможным выкупить акции, исходя не столько из материальных, сколько из принципиальных соображений.

Блиц-интервью

Алексей Костусев,
председатель Антимонопольного комитета Украины

— В чем опасность монополизации рынка вообще и пива в частности?

— Сам по себе монополизм не является злом. Самое плохое в нем — возможные неправомерные действия монополистов. У них всегда есть искушение для злоупотребления своим особым положением, например, через искусственное завышение цен или навязывание каких-то дополнительных услуг. Мы называем это «взиманием монопольной ренты». Монополизация в первую очередь сказывается на покупателях. И не только посредством повышения цен на товары или услуги. Речь также идет об ухудшении качества товара, сужении его ассортимента и т.д. В полной мере этот негатив мог коснуться и рынка пива, если бы он был монополизирован. То, что сегодня в стране много качественного и доступного по цене пива, — это результат жесткой конкуренции между производителями. Если ее не будет, могут исчезнуть и все привнесенные с ней позитивные достижения.

— Каковы основные признаки монополизации рынка?

— Монополистом является тот, кто занимает более 35% рынка и не испытывает при этом существенной конкуренции со стороны других участников. Монополист может быть единоличным или же монополистов может быть несколько. Когда доля трех участников рынка превышает 50% или доля пяти — 70%, они тоже могут быть признаны монополистами.

— С учетом отказа в концентрации, какой процент акций «Оболони» теперь может себе позволить купить «Сармат», не обращаясь за разрешением в АМКУ, чтобы при этом не нарушить конкурентное законодательство?

— По законодательству без согласования с АМКУ компания-покупатель имеет право в рамках концентрации приобретать до 25% акций покупаемого предприятия. Но хочу подчеркнуть, что в связи с особой важностью вопроса мы будем внимательно исследовать любое изменение рынка пива. И я гарантирую, что со своей стороны комитет сделает все возможное, чтобы рынок пива в нашей стране остался высококонкурентным.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно