«ЗОЛОТОСЛОВ», В КАЖДОМ СЛОВЕ И ЗВУКЕ — ЗОЛОТО

28 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-5 мая

В Киеве в апреле проходил шестой фестиваль Союза композиторов «Музыкальные премьеры сезона». В ко...

В Киеве в апреле проходил шестой фестиваль Союза композиторов «Музыкальные премьеры сезона». В концертных залах «Золотые ворота», Дома ученых, Дома учителя, Союза композиторов, Киевской государственной консерватории и других звучали новые симфонические, хоровые, камерные сочинения украинских композиторов. Маститых, признанных и в нашей стране, и за рубежом, и молодых, начинающих свой творческий путь. В рамках фестиваля прозвучало новое сочинение Леси Дычко — хоровая опера «Золотослов», либретто которой, написанное автором, основано на текстах дохристианской поэзии.

«Ой, ты, Боже, Боже, ты, Дажбоже!» — скандируют голоса припевный возглас древних песнопений. Звуки доносятся вначале чуть слышно, как бы издалека, затем они приближаются, усиливаются до предела, насыщая все пространство зала. Широко раскинутые руки повернувшегося к зрителям дирижера словно приглашают всех присоединиться к этой мольбе-заклинанию. Просцениум медленно заполняют участники спектакля. Звучит первый хоровой аккорд, начиная грандиозное оперно-ораториальное действо «Золотослов» киевского композитора Леси Дычко.

Не так давно в издательстве «Дніпро» вышла в свет книга древнейшей поэзии, еще дохристианской Руси, дошедшей до наших дней преимущественно в своей первобытной синкретической форме календарно-обрядовых народных песен. Собранная воедино, эта поэзия, замешанная на пантеистической вере древних в могущество сил природы, на магии заклинаний, весенних зовах, чарах ритуальных плясов, и сегодня завораживает не только вневременной этической сущностью, но и эмоциональной открытостью чувствования — воистину поэтический космос.

Творческий замысел оперы родился у Леси Дычко после прочтения «Золотослова», из смутного ощущения причастности и к этим старинным девичьим хороводам на днепровских берегах, и к моленьям идолам в древних капищах, и к яркому и шумному веселью свадеб, и к горьким стенаньям похорон. Вначале было именно это ощущение пространственно-временных связей; истоков становления народа и сегодняшнего осознания себя его частью. Логика осмысления образов и событий пришла потом. Как и замысел формы — масштабной, фресковой, соединившей признаки оперы и хоровой оратории.

В работе над новым произведением Лесе Дычко совсем не нужно было перестраиваться. В ее творчестве уже давно полнокровно жили образы далекой Киевской Руси. Пели девицы на Дунае и молили о чуде свергнутого бога Перуна киевляне — «выдыбай, Боже!» в оратории «И нарекоша имя Киев», созданный на тексты «Повести временных лет» и «Слова о полку Игореве». Звенели чистой радостью веснянки и славили труд господарей-землепашцев колядники в кантате «Четыре времени года». Чередовались осень — зима — весна — лето в кантате «Солнечный круг», замыкая земледельческий цикл, отраженный в народной песне, — производственной и праздничной, обрядово-заклинательной и лирической бытовой. В работе над сочинением не менее важным оказался и приобретенный за долгие годы профессионализм самой высшей пробы, блестящее знание хоровой исполнительской специфики. Именно в сфере хоровой музыки Л.Дычко постоянно искала и находила не только импульс своим новым творческим идеям, но и присущую ей песенную интонацию, изысканную терпкость темброво-гармонических соединений, сложные полифонические сочетания, ритмическое многообразие и многое другое. Создав в 1968 году на слова старинных украинских народных песен XVI — XVII столетий кантату «Красная калина», поразившую тогда даже искушенного слушателя глубиной замысла и неожиданностью его решения, удивительной свежестью музыкального языка, Леся Дычко из года в год постоянно обращалась к крупной хоровой форме — к кантате, вокальной симфонии, оратории. И вот теперь — опера. Для хора а капелла (без инструментального сопровождения), певцов-солистов, чтецов, танцоров. Нехитрое либретто намечает линию развития образов. Четыре части — это как бы отдельные важные вехи человеческого бытия. Рождение всего сущего («Сотворение мира»), Человек — в его радостях («Игры, забавы») и горестях («Плач), начало новой жизни, прорыв в будущее, а значит, к нам, в наше сегодняшнее («Свадебные песни»).

Главный герой оперы — Человек, в самом высоком философичном понимании этого слова. Это он вступает в диалог с Природой, самозабвенно радуется жизни, любит и глубоко страдает. Смысловым и эмоциональным обобщением данного образа становится хоровая звучность. В то же время герой как бы «выходить из толпы», персонифицируется, воплощаясь в образы Жениха и Невесты, Плакальщицы, Свахи, Тысячного и другие. Вот почему, наряду с хоровым, так значительна роль в опере сольного звучания. Так, после виртуозно сделанных хоровых сцен важнейшей «тихой» кульминацией становится «Плач» в исполнении Нины Матвиенко. Сведя до минимума внешнюю выразительность, погружаясь в процесс сложнейшей духовной работы, эта гениальная, не побоюсь столь высокого эпитета, исполнительница воссоздает своим негромким пением трагический образ Оплакивания, Вечной разлуки с дорогим и любимым, высвечивая в соло а капелла самые потаенные глубины человеческого страдания, добиваясь почти зримой пластической экспрессии, точного попадания в жанровый стиль творческого замысла Леси Дычко.

Следует назвать здесь еще одно имя — талантливого дирижера, руководителя камерного хора «Крещатик» Ларисы Бухонской, «поставившей» вторую часть оперы, куда и входит сцена «Плача». Вообще об исполнителях, наверное, следует говорить особо. Даже не верилось, что в условиях нашего сегодня, когда коллективы почти разрушены и большая часть хористов поет за рубежом, когда ни у кого нет денег, а главное, желания помочь высокому искусству, вообще возможно такое — выучить в кратчайший срок и исполнить это сложнейшее масштабное сочинение.

И как не порадоваться хоровому братству, преданности артистов своему делу. Приезжает из Житомира замечательный коллектив «Орейя», руководимый удивительно талантливым музыкантом Александром Вацеком. Включается в работу коллектив киевского хора «София Киевская», его художественный руководитель Михаил Пикульский, приходят солисты с «Думки», Мужской капеллы им.Л.Ревуцкого и других хоров: Алла Горобченко, Надежда Петренко-Матвийчук, Александр Федоренко, Константин Клейн. Не ради денег, их почти нет, но ради искусства. Активно помогали композитору также кафедра музыкального воспитания театрального института, ее руководитель, профессор В.Курбанов, молодой режиссер Лена Ковликова, студенты и профессор консерватории Л.Крыжановская, концертмейстер В.Чернышова и многие, многие, без участия которых в подготовке сочинения к показу зрителям оно бы просто не могло состояться.

Все ли получилось так, как было задумано композитором и исполнителями. Наверное, далеко не все. Из-за болезни некоторых исполнителей. Пришлось прибегнуть к досадным купюрам, отсутствовала тщательно разработанная автором световая партитура, что-то «не получилось» у исполнителей. Но было главное — ощущение праздника, живого дыхания подлинного искусства. Были овации, цветы, поздравления. Был подлинный успех.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно