ЗНАКОМЫЕ ЛИЦА УХОДЯТ ИЗ КАДРА. ВРЕМЕННО - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

ЗНАКОМЫЕ ЛИЦА УХОДЯТ ИЗ КАДРА. ВРЕМЕННО

6 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

Некоторое время назад с экрана телеканала «Интер» прозвучали слова прощания из уст многих популярных ведущих информационных программ...

«Мы говорим вам — до свиданья!»... {Коллаж Владислава СУРНИНА}
«Мы говорим вам — до свиданья!»... {Коллаж Владислава СУРНИНА}

Некоторое время назад с экрана телеканала «Интер» прозвучали слова прощания из уст многих популярных ведущих информационных программ. Среди них — Ирина Геращенко, Марина Остапенко, Александр Мельничук. В кулуарах звучали имена Анны Безлюдной, брата и сестры Гресь и многих других. Всего — 14 фамилий. Мы встретились с некоторыми из покинувших «Интер», чтобы услышать историю из первых уст.

— Вы решили создать продакшн-студию. Но это, в первую очередь, большие денежные вложения — дорогостоящая техника, специально оборудованный офис. Как вы решились на это и кто вас поддерживает?

Анна Безлюдная. — Я во главу угла поставила бы человеческий фактор — команду, которая будет работать. Если есть деньги и техника, но непонятно, в кого эти средства вкладывать, ничего не получится. Самое важное для нас — коллектив, который собрался, именно это дает уверенность в завтрашнем дне.

Что же касается первоначального капитала, то он есть — ведь нам всем уже не по пятнадцать лет. Мы достаточно много и успешно работали, поэтому определенная сумма есть для того, чтобы начать. Это не такие уж большие деньги, но достаточные для начального приобретения техники и старта нескольких новых проектов. Я уже проводила предварительные переговоры с несколькими каналами по поводу эфира наших программ, и была высказана определенная заинтересованность. А как только пойдет эфир — появится и финансовая отдача.

— Какие каналы, если не секрет, имеются в виду?

А.Б.: Секретов нет, но мы находимся на стадии переговоров и умолчим об этом лишь из суеверия. Скажу лишь, что это общенациональные каналы.

— Тогда вернемся к творческой стороне вопроса. Какие проекты в планах вашей команды?

А.Б.: Всего проектов двенадцать. Сейчас это, конечно, нереально, и мы остановились на трех. Все — в жанре публицистики, но разноплановые. Один посвящен истории, второй — политике, третий — социальный. Каждый ведущий будет задействован. Трое — Марина Остапенко, Ира Геращенко и Саша Мельничук сейчас будут делать программу, которая называется «Особые приметы». Мы хотим просканировать образ современного украинского политика: какие шаги он делал, чтобы достичь определенной вершины, в позитивном или негативном смысле, на которой он сейчас находится. Хотим определить расстояние, которое отделяет его то обычных людей. Хочется показать прошлое того или иного политика, чтобы зритель понял, чего от этого человека можно ожидать. Ведь это нормально, когда мы знаем, что за люди руководят страной, как принимают решения, которые влияют на нашу судьбу. Подобной программы в украинском эфире нет, и я уверена, что она будет востребована. Планируем ближе к выборам на ее основе делать ток-шоу.

Второй проект — историческая программа, которую будет делать Марк Гресь. Подобного не было ни в украинском эфире, ни в российском. Он посвящен военным конфликтам и войнам, в которых Советский Союз принимал участие неофициально, где наши военнослужащие фактически были в качестве наемников. Есть люди — непосредственные участники событий, есть видео-, фотоматериалы, сейчас это можно совершенно по-другому оценивать. Это должна быть смотрибельная программа с высоким рейтингом. Сейчас ведутся переговоры с несколькими зарубежными компаниями, чтобы их привлечь к этому проекту. Зрителям, особенно молодым, важно по-другому смотреть на мир. Это должно им помочь.

Третий проект — «Деревня Глуховка». Это собирательный образ любого населенного пункта — от самой маленькой деревни до столицы. Там происходят события, вроде бы серьезные, но на самом деле — фарсовые. Хотим этот «идиотизм деревенской жизни» показать зрителю. Это похоже на жанр, в котором работает Шендерович в «Итого».

Лет через двадцать можно будет посмотреть историю нашей страны по этим программам. Делать ее будет Леся Гонта, которая работала на «N-километре». Она знает этих людей, умеет с ними говорить и показывать их.

— Кто в ближайшее время будет вашими героями?

А.Б.: Программа под названием «Право выбора» была для нас важным творческим и карьерным рывком, помогла сформировать определенный журналистский образ, помогла общаться с политиками не только официально, способствовала неформальным контактам. Первые наши герои уже определены, мы будем снимать уже на следующей неделе — это очень известные люди.

— Кто же они?

А.Б.: Мы будем снимать три блока. Один буду снимать я, второй — Марина и третий — Саша. Есть как минимум два канала, которые заинтересовались этим проектом. В зависимости от того, на каком канале это будет выходить, определятся вторая и третья фигуры. Думаю, в середине апреля это решится.

— Проекты трудоемкие и дорогостоящие, особенно два первых. Командировки, хроникальные документы, как известно, стоят недешево. Вы готовы к этому?

Ирина Геращенко. — Мы очень серьезно подошли к финансовым вопросам, ведь деньги с неба не падают. Просчитали график командировок в Украине, чтобы снять места рождения героев, вычислили несколько маршрутов, проезжая по которым можно снять сразу несколько сюжетов.

А.Б. — На самом деле это не такие уж большие деньги. Мы готовы получать меньшую зарплату и отказаться от каких-то командировочных. Мы не альтруисты, просто понимаем, что начинаем что-то важное для нас в карьере и бизнесе. Ради этого стоит рисковать.

Александр Мельничук. — Для того, чтобы получить, нужно вложить, есть серьезные прецеденты, когда люди использовали свои машины, на личных контактах договаривались о технике. Потом получались замечательные проекты.

У нас есть четыре своих компьютера, хорошие контакты с посольствами. В нашей профессии важно иметь определенную репутацию.

А.Б. — Есть свой архив, достаточно много тех же документальных кадров. Мы все давно работаем на телевидении, на разных каналах, в разных проектах. Нельзя сказать, что мы начинаем с нуля и все нужно покупать, но однозначно — нет ничего ворованного.

Что касается офиса — он у нас есть. Мы сейчас работаем в информационно-телевизионном агентстве «Профи». Оно было создано полтора года назад, еще когда мы все работали на «Интере». Занималось коммерческой деятельностью, связанной со службой информации, например, спонсорство программы «Погода», плюс производство роликов, рекламы. В общем, зарабатывало деньги.

— Вы создали это агентство?

А.Б.: Да, я и Анна Гресь — главный режиссер службы информации. Но сейчас ситуация кардинально изменилась, поменялась и наша цель. Хотим создавать продукт и таким образом зарабатывать деньги. Теперь нас будет значительно больше. Там хорошие условия, есть необходимая база: оргтехника и бытовые мелочи. За последнюю неделю докупили мебель и компьютеры. Думаю, организационно-бытовые проблемы решим в течение двух недель. У нас есть очень хорошие продюсеры, менеджеры, их задача — привлекать деньги. У журналистов же свои связи, которые помогают делать это на другом уровне, но искать деньги — это не их цель. На телевидении много людей остаются за кадром, но они очень нужны, без них многие проекты просто не состоялись бы. Например, продюсер службы Катя Шкуратова — прагматик, хорошо считает, очень организованная. Она беспокоится о каждом проекте как о своем собственном.

Продажа нашего продукта на тот или иной канал не зависит от рекламного рынка. Это забота хозяев или менеджеров того канала, который будет его покупать. Есть ли у них деньги и готовы ли они на финансовые условия, приемлемые для нас, и готовы ли мы чем-то поступиться, чтобы получить эфир. Будет конкретная договоренность о деньгах, если мы найдем спонсора, а мы его ищем. На «Войны» уже есть спонсор.

— Вы телевизионщики и знаете, что каждый канал, грубо говоря, ангажирован. Вы заранее договариваетесь с каналами, прежде чем работать на них, или все-таки будете отстаивать свои творческие и политические интересы?

А.Б.: Я бы не сказала, что у нас есть политические интересы. Никто из нас не является членом какой-то партии, никто не увлечен какой-то идеей ради идеи, никто не хочет стать депутатом. У меня есть свои принципы, которые я никогда не буду нарушать. Достаточно выдерживать центристскую идеологию.

Мы понимаем, что каждый канал кому-то принадлежит. Это факт, с которым приходится считаться, хотим мы того или нет. Это нужно воспринимать как данность. Отдавая наш продукт на тот или иной канал, мы обсуждаем, на какие условия придется соглашаться или на какую идеологию будет работать наш продукт. Исходя из этого и будем принимать решение. Мы не собираемся делать из нашего ухода политическую акцию. Это было бы нечестно и неправильно. Хотим заниматься телевизионным бизнесом, не переходя грани. Деньги, которые получаешь, надо отрабатывать, но если, например, это критика политика, которая переходит в поиск слабых сторон этого человека или затрагивает личную жизнь, то никто из нас не собирается этим заниматься.

Марина Остапенко. — Подоплека моего ухода — 50 на 50. С одной стороны, мне нравится заниматься тем, чем мы занимаемся сейчас, нравится команда, с которой работаю. Не хотелось работать с людьми, которые остались на канале. Мне надоело заниматься тем, чем я занималась раньше.

И.Г. — Не могу себя не уважать за то, что я телевизионный журналист и работаю по профессии. Не умею больше ничего делать, даже не уверена, что могу быть газетным журналистом. Мы понимаем, что в любой игре есть свои правила. Каждый игрок, вступая в игру, понимает эти правила. Когда правила нарушаются, либо игрок уходит, либо заканчивается игра.

Мы не говорим, что никогда не будем сотрудничать с «Интером», — там остались люди, которые нам дороги, мы ассоциируем себя с этим каналом, который покрывает всю Украину, канал, который ассоциируется с нами, — но, возможно, на каких-то иных условиях.

Уже есть конкретный проект, который будет производить совместно агентство «Профи» и телеканал «Интер». Это грант Европейской комиссии, который мы выиграли, когда работали еще в службе информации. Мы писали проект. Так как мы уходим, проект будет совместным: идеи — наши, съемки — «Профи», техника — «Интера». Он называется «Полшага до мечты». Цикл фильмов о странах Восточной Европы, которые первыми вступили в Европейский союз. Завтра Аня улетает в Польшу, Саша — в Эстонию, Марина — в Чехию, я — в Восточную Германию, которая уже сделала полшага до мечты, Оля — в Словению и Марк — в Венгрию. Эти шесть фильмов в мае уже будут готовы. Если эта форма покажется удобоваримой для «Интера», и «Профи» мы будем сотрудничать с этим каналом. Если это окажется невозможным — что ж, так и будет.

А.Б. — Если я вижу, что тот канал, на котором будет идти наш продукт, дает стимул для творческого развития нашей команды, возможность состояться и не противоречит нашим принципам, меня это устраивает. Считаю, что продукт, который мы будем создавать, и наши идеи нужны зрителю. Я четко понимаю, что существуют определенные политические и финансовые условия и нужно, не потеряв себя, идти на компромиссы.

— Вы не будете заниматься заказными программами?

А.Б.: Если нам определенный канал заказывает определенный продукт и платит за это деньги — это и есть заказная продукция. И если в этом продукте нужно будет учитывать интересы того или иного канала, они будут учтены. Но до определенного момента. Ведя переговоры, оговаривая тот или иной проект, я честно об этом говорю. Нет смысла скрывать, потому что через какое-то время это всплывет и мы себе навредим, потеряем эфир. Это будет заказная программа, но не в том смысле, что мы будем делать абсолютно все, за что нам будут платить. Это мы делали раньше.

— Собираетесь ли вы развивать одну из самых больных тем последнего время — тему Гонгадзе?

И.Г. — Это была идея Анны Безлюдной — сделать фильм «Расследование подробностей дела Гонгадзе». Поручили мне. Я сняла 25 эксклюзивных интервью. Мы летали в Грузию, во Львов, общались с людьми. Там есть уникальные материалы. Очень надеюсь, что этот фильм выйдет. Он принадлежит «Интеру». Но идеи все же мои.

А.Б. — Фильм будет смонтирован, и мы хотим его показать на любом из каналов. Но выйдет он в эфир или нет, будут решать владельцы каналов, а не мы. Для меня на данный момент нет приоритетов. Важно то, что мы собираемся закончить этот фильм.

И.Г. — Сейчас появилось множество журналистов, которые знали Гонгадзе. Не хочу присоединяться к ним. Все мы его знали. Но когда тебя впускают в его дом, когда ты был на могиле его отца, общался с его близкими, психологически это очень тяжело. Я до последнего момента верила, что он жив. Это самый трудный материал. В фильме есть, на мой взгляд, интересные моменты для зрителя, которые не знали Георгия.

— Когда лица, ушедшие из кадра, появятся снова в эфире?

А.Б.: Надеюсь, в мае. Ведь существует еще и понятие сезона.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно