Знаки Тарасова знака

19 мая, 2006, 00:00 Распечатать

…По набережной от Почтовой площади в сторону Цепного моста движется процессия. Студенты, гимназисты, впрягшись в катафалк, везут гроб...

Памятный знак 11 сентября 2004 г. «...І воздасть їм за діла їх... лукаві...»
Памятный знак 11 сентября 2004 г. «...І воздасть їм за діла їх... лукаві...»

…По набережной от Почтовой площади в сторону Цепного моста движется процессия. Студенты, гимназисты, впрягшись в катафалк, везут гроб. Вокруг много полицейских — неудивительно, ведь в гробу лежит человек, чьему духу хлипкие доски не преграда. Процессия раз за разом останавливается. Люди говорят. На отпевании в церкви Рождества Христова любые речи запретили, а слова просто рвались из сердца в пространство, к вечности, к Богу.

Последняя остановка невдалеке от моста. Здесь произносят самые пламенные речи. Молодые, открытые лица. Стоянов, Антонович, Драгоманов... Гроб переносят на палубу парохода «Кременчуг». Последняя ночь Кобзаря в Святом Киеве Большом. Волны широкого Днепра бережно колышут, неистовствуют на зеленых киевских кручах соловьи... «Щоб хоч умерти на Дніпрі, Хоть на малесенькій горі»...

А 20 мая в семь утра пароход взял курс на Канев. К конечному пункту на долгой последней дороге Кобзаря из Санкт-Петербурга «в Україну милу» к месту вечного покоя. Этот газетный номер появится ровно через 145 лет с того дня. Совпадение далеко не единственное из целого ряда случившихся в истории, местами напоминающей детектив, местами мистический триллер.

Знак первый. Творческий

«Не был осужден на заслуженного ни тогда, ни теперь», — сказал о себе скульптор и искусствовед львовянин Роман Петрук. Поэтому в 1989 году на конкурс к 175-летию со дня рождения Тараса Шевченко, которого коммунистическое государство назначило своим официальным поэтом, предоставил неофициозный, незаполитизированный проект оформления «Последней дороги Кобзаря». Проект демонстрировал свободу духа, для которого не существует преград и границ. «Нет последней дороги Поэта, — рассказывал Петрук, — есть дорога в «світ широкий», в бесконечность, в бессмертие». Как Солнце, которое катится по миру и согревает всех, так и слова Шевченко согревают всех украинцев, которые подались на поиски лучшей судьбы в этот большой мир. Имелось два варианта воплощения идеи — вместе они хорошо дополняли друг друга. Первый: кобзарь-лирник (воин, который сражается словом, возле него символический каменный круг с надписью: «Я на сторожі коло них поставлю слово». Кобзарь выходит из Моринцев и идет по миру (то есть копии планировалось установить в тех странах, где проживают большие украинские общины. (Сейчас этот вариант остался лишь на фотографиях.) Второй вариант (в виде верстовых столбов) был проще в исполнении, но не по замыслу: Солнце-крест наподобие старых казацких солнце-крестов из известняка, по центру — круглые бронзовые вставки-сердцевины, где отмечалось, к какой дате установлен знак, и километраж от пункта установки верстового столба до родины Т.Шевченко: скажем, от Киева к Моринцам 181 км. Незримые ниточки памяти должны были протянуться от Львова, Москвы, Мюнхена, Мельбурна, Чикаго, Парижа — к Моринцам... Широкомасштабным замыслом хотелось связать Украину с разными континентами. Однако он не вышел даже на просторы СНГ.

Знаменитый белоснежный известняк из уникального карьера возле села Демня, что в 30 км от Львова (как раз из него построена львовская площадь Рынок), как нельзя лучше передал основную идею Романа Петрука. Была только одна проблема — карьер, который эксплуатировался тысячелетиями, иссяк, и добывать известняковые глыбы нужного формата в 2 м, пригодные для работы, приходилось со значительными трудностями и использованием специальной техники. Тем не менее скульптор недаром работал вместе с каменотесом c деда-прадеда Степаном Однорогом — тот все же нашел способ добраться до большой глубины. Кстати, так получили самую массивную и толстую глыбу для киевского знака. Запомним этот факт.

Итак, по случаю 175-летия со дня рождения Шевченко солнце-кресты установили в селе Демня (отсюда «выкатилось» первое «солнце»), Львове, Киеве, Трускавце и в селе Жуковцы Обуховского района. Обсуждался вопрос, чтобы поставить один из верстовых столбов в Нагуевичах, на родине Ивана Франко, подчеркнув духовную связь двух великих сынов Украины, но там он так и не появился. Как нет его и на Арбате в Москве, где стояла разрушенная в 30-е годы ХХ ст. церковь святого Тихона (там гроб с телом Шевченко ночевал по дороге с Санкт-Петербурга на родину), несмотря на чаяния украинской общины и московской интеллигенции.

А в Киеве место выбрано очень точно: Набережное шоссе, 200 м от моста Метро в сторону Почтовой площади. На месте последней остановки Шевченко в Киеве. Между Днепром и неповторимыми киевскими склонами...

Знак второй. Дьявольский

Если уничтожить памятники, знаки, таблички, стелы, музеи и т.п., мы потеряем память. Ибо как раз они — те самые верстовые столбы, спасающие от манкуртства.

К памятному знаку Шевченко на Набережном шоссе Татьяна Владимировна Нечай, член Лиги экскурсоводов Киева, приводила экскурсантов. Собственно, и в другие дни, бывая здесь, просто рассказывала обычным прохожим об истории этого места и знака. В выходные, бывало, не могла отойти — целый день люди, гуляя по набережной, подходили и интересовались. Кстати, когда набережную реконструировали, памятник первый раз переставили — с земли на плиты.

Заканчивался 2003 год, проходивший в Украине под знаком культуры. В зимний период экскурсий меньше, поэтому Татьяна Владимировна возле памятного знака не была.

11 марта 2004 года, спустя несколько дней после 190-летия Тараса Шевченко, экскурсовод Нечай привела к верстовому столбу на Набережном шоссе группу школьников во главе с учительницей. Дети принесли цветы...

Картина, открывшаяся им, — на фотографии. На пока что уцелевшем постаменте лежали сухая клешня рака и использованный чайный пакетик. «Как-то жутко», — сказала учительница Галина Тимофеевна.

Честно говоря, на простое хулиганство типа «ребята размялись» не тянуло. Солнце-крест достаточно тяжелый (помните, для его изготовления использовали особенно толстую глыбу?), да и еще посажен на металлический штырь. Чтобы его снять и откатить, нужна была незаурядная сила, которая, собственно, и наталкивает на мысль о злом умысле. Тем не менее, забегая вперед, отметим, что, несмотря на обращения в прокуратуру и милицию, в возбуждении уголовного дела было отказано.

И разрушители памятника не обратили внимания на слова поэта, выбитые на постаменте. А следует отметить, что на каждом из верстовых столбов высечены строки из различных поэзий Т.Шевченко. Их специально подбирала пани Наталья, супруга Романа Петрука. Киев же получил такие, написанные 27 мая 1860 года в Санкт-Петербурге:

Злоначинающих спини,

У пута кутії не куй,

В склепи глибокі не муруй.

А доброзиждущим рукам

І покажи, і поможи,

Святую силу ниспошли.

Знаки третий, четвертый, пятый... Человеческие и Божьи

— Подавленные, мы тогда сели в автобус и поехали дальше по маршруту — к Музею Шевченко, — вспоминает Татьяна Владимировна Нечай. — В музее, наивно надеясь на немедленную помощь, я принялась очень эмоционально рассказывать о разрушении памятного знака Шевченко. Была какая-то наивная вера, что это лишь недоразумение, вот стоит только сказать, и все исправится...

И тогда экскурсовод впервые столкнулась с непониманием: а что лично вам от этого? Почему вам оно болит? Было особенно горько, когда на просьбы о помощи не откликнулись организации, изучающие жизнь и творчество Шевченко, люди, которые получили премию его имени.

Через несколько дней после той злополучной экскурсии Лига экскурсоводов Киева посылает коллективное письмо (32 подписи с указанием домашних телефонов, в первых рядах недавно ушедшая легендарная Леонора Рахлина) Александру Омельченко с просьбой разобраться в ситуации, восстановить знак, наказать виновных. Через пару недель на месте знака остается лишь цементное пятно на плитах набережной.

— Вот тогда я по-настоящему испугалась, — вспоминает Татьяна Нечай. — Ведь постамент же был целым, а теперь весь знак исчез!

Части верстового столба нашлись быстро, — оказалось, его перевезли на комбинат «Художник» Национального союза художников Украины. А дальше последовал настоящий детектив.

Для восстановления верстового столба на прежнем месте понадобилось больше года. Лига экскурсоводов писала массу писем в различные инстанции города, в прокуратуру, МВД, обращалась к общественным организациям, СМИ. «А стоял ли он здесь вообще? Он же не зарегистрирован!» — отвечали на запросы. «Почему же государство почти за 14 лет существования знака этого не сделало?» — отвечали на это энтузиасты.

— Начинаю говорить по сути, а в глазах вижу одно: кто же за вами, дорогая, стоит? Никто! Я как гражданин имею право на защиту своих святынь. «Треба жити, серцем жити...», сказал бы Тарас Григорьевич... — делится Татьяна Владимировна. — Было впечатление, все, тупик. А тут коллега подсказала, что нужно попытаться установить точные координаты места. Тогда я и позвонила в Научно-исследовательский институт геодезии и картографии, попала на заместителя директора Олега Васильевича Кучера. И на нашу просьбу установить точные координаты памятника откликнулись! Памятный знак обнаружили — он дешифруется на материалах аэрофотосъемки Киева 1997 года — небольшая черточка на Набережном шоссе возле моста «Метро». Все остальное было делом техники. Научные работники организовали выезд на место, определили координаты памятного знака с помощью радионавигационной аппаратуры GPS. Теперь у нас был официальный документ за подписью директора института, доктора технических наук Ю.Карпинского. Первый добрый знак на пути возвращения Тарасова знака. В конце концов во властные органы можно было обращаться на законном основании.

Дальше еще один добрый знак. Одно из писем Лига экскурсоводов послала во Всеукраинский фонд возрождения выдающихся памятников историко-архитектурного наследия им. Олеся Гончара. Председатель правления фонда, председатель Всеукраинского союза краеведов Петр Тимофеевич Тронько подсказал, что памятное место панихиды по Т.Г.Шевченко и траурной процессии к пароходу 1861 года, а также памятный знак значатся под №344 на страницах 846-847 подготовленного к печати второго тома «Свода памятников....». Несмотря на восемь фактических неточностей в последнем абзаце, эта статья была неопровержимым доказательством существования киевского солнце-креста.

— Противники восстановления памятного верстового столба на Набережном шоссе считали, что место неудачное — здесь за последнее время появилось много ресторанов на воде, казино. Как это будет соотноситься с памятью о Шевченко? —вспоминает Татьяна Владимировна. — Но ведь Тарас Шевченко был живым человеком со здоровой ориентацией — почитайте его «Щоденник»! Проиграются, подойдут к знаку, прочитают высеченную на постаменте «Молитву», глядишь, и очистятся, и в душе просветлеет!

Длинный путь чиновничьими коридорами вместе с пани Нечай прошла ее коллега и единомышленница Ольга Кондратенко. Подборки документов и фотографий женщины отнесли президенту Виктору Ющенко (зарегистрированы в его секретариате от 25 апреля 2005 года), премьер-министру Юлии Тимошенко, вице-премьер-министру по гуманитарным вопросам Николаю Томенко, киевскому мэру Александру Омельченко, министру культуры Оксане Билозир, председателю Союза писателей Украины Владимиру Яворивскому — всем, кому должна была быть небезразлична память о символе украинской государственности... Близился май, очередная дата перезахоронения Шевченко.

И все-таки верстовой столб возвратился на свое место. Больше года длилась эпопея с его возвращением. Но, по-видимому, энергетика места, на котором он первоначально был установлен, энергетика личности, чью память он бережет, и желание простых людей восстановить справедливость были столь сильны, что все точки расставились сами собою. Знак устанавливали как раз 18—19 мая, — в дни, когда много лет назад гроб с телом поэта находился в Киеве. Божий знак? Работники комбината «Художник» мастер каменотесного цеха Татьяна Писаренко и мастера Казимир Яблонский и Николай Стройков сделали все возможное, чтобы возвратить знаку красоту, закрепить-защитить его от посягательств. А другие люди — начальник управления по благоустройству Печерского района Павел Коротинский и его подчиненная Татьяна Циганенко — уже в этом году откликнулись на письмо-прошение привести в порядок клумбы, поставить вокруг знака каменные вазы и посадить цветы. И эти конкретные человеческие знаки внимания к своей истории значат больше, чем тома высокопарных слов.

Знаки-предупреждения

В прошлом году Роман Петрук навестил свое восстановленное детище. Поставить на нем автограф отказался: «Я не подписываю своих работ». А зря. Может быть, тогда и не появилась бы через пару дней после восстановления монтажная лента на солнце-кресте. Проверяли, прочно ли все укреплено?

— Почему большинство чиновников лишь прикрываются именем Шевченко? Думаю, здесь наличествует момент психологический, — размышляет пани Нечай. — Заканонизировав Кобзаря, напрочь забыли, каким он был настоящим. Не хотят не только популяризировать, но и читать — таким нелюбимым он им стал. И это настоящая психологическая проблема — людей нужно раскодировать, освободить их подсознание.

…Мы стояли возле памятного знака. Прохожих мало — рабочий день, но все же к солнце-кресту подходили. И если бы не объяснения Татьяны Владимировны, сразу и не поймешь, что это за памятник стоит на Набережном шоссе. Требуется поместить рядом дополнительную информацию — справку об историческом месте и самом памятном знаке. По этому вопросу пани Нечай побывала на приеме у министра культуры Игоря Лихового, придя с готовыми предложениями, в частности вариантом текста надписи, рассказала, что на комбинате «Художник» подсказали неплохую идею его воплощения — на соответствующей по цвету и материалу стеле. Собственно, идея нашла понимание. Но ребром встал вопрос о средствах.

Почему-то думается, а как быстро восстановили и восстановили бы вообще верстовой столб на набережной, если бы за дело взялись не простые люди, а неповоротливая чиновничья машина?

…В день рождения Есенина на его могилу ежегодно приходят люди, читают стихи поэта. В письмах-обращениях, которые в прошлом году экскурсоводы рассылали и разносили руководящим лицам государства, шла речь о том, что Киев имеет возможность положить начало величественной традиции — каждый год 19 мая всем миром идти от места панихиды по Кобзарю в ныне восстановленной церкви Рождества Христова к месту последнего прощания киевлян с ним, вспоминать Тараса «незлим тихим словом», читать его поэзии и заканчивать ход словами, высеченными на постаменте cолнце-креста «Молитвой»:

А чистих серцем? Коло їх

Постави ангели свої

І чистоту їх соблюди.

А всім нам вкупі на землі

Єдиномисліє подай

І братолюбіє пошли.

Интересно, кто первым откликнется на это предложение?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно