Заводы уже порезали. Пора резать оркестры?

23 марта, 2012, 14:21 Распечатать Выпуск №11, 23 марта-30 марта

Что же в этот раз приковало внимание власти к оркестру, признанному на государственном уровне и известному на уровне международном?

Третье тысячелетие на Хмельнитчине началось эпохально: созданием симфонического оркестра.

Собственно, к этому все шло еще со дня провозглашения Украины независимой. Национальный подъем дал мощный толчок культурному развитию края. Сначала областная филармония получила роскошный подарок от областного центра: орган, а затем и органный зал. Это породило множество мечтаний и желаний — словно 260-тысячный Хмельницкий, долго сдерживаемый в рамках среднестатистического областного центра с сурово дозированными культурно-художественными учреждениями и организациями, неожиданно прозрел и, осознав свой потенциал, устремился реализовать его немедленно.

Поэтому о создании симфонического оркестра начали говорить все — не только представители культуры, но и местная публика, жаждущая высокого искусства, и даже довольно далекие от него чиновники и депутаты. И не только говорить, но и последовательно воплощать абстрактную мечту в конкретные планы. Первым шагом стало создание камерного оркестра. Найти для него артистов проблемы не составляло: в городе было музыкальное училище, школа искусств и три музыкальных. Оркестрантов надо было только собрать и «сыграть». А для этого нужен был дирижер, способный не просто возглавить, а создать музыкальный коллектив с нуля. Тогдашний Хмельницкий не очень привлекал людей с высокими творческими амбициями, потому специалиста — выпускника кафедры оперно-симфонического дирижирования Киевской консерватории Сергея Леонова — вместе с женой-вокалисткой, подолянкой Еленой, «купили» квартирой.

Причастностью к этому благородному делу до сих пор хвастается не один бывший чиновник и депутат. Потому что и в самом деле огромное желание сделать базарный Хмельницкий городом по-настоящему культурным объединило тогда местную интеллигенцию, городскую и областную власти. Ведь симфонический оркестр — неопровержимое доказательство сформированной культурно-художественной среды: это как в спортивной сфере, скажем, наличие футбольной команды высшей лиги. Если уж речь зашла о футболе, то как не вспомнить методы, которыми Лобановский создавал «звездные» составы киевского «Динамо»! Среди них было обязательное посещение музеев и концертов классической музыки: гениальный тренер был убежден, что только духовно развитый человек способен на высокие достижения.

Впрочем, в Хмельницком создания симфонического оркестра пришлось ждать еще девять лет: за это время встал на ноги камерный оркестр, а следовательно, в городе сформировалась критическая масса хороших музыкантов с консерваторским образованием — будущая основа нового коллектива. Потому что на приток высококвалифицированных кадров из других городов надеяться не приходилось: финансирование большой группы музыкантов — даже с невысокими зарплатами и уже без каких-либо подарков в виде квартир — было для областного бюджета непростой задачей.

Однако областной совет принял решение, и осенью 2001 года Хмельницкий областной симфонический оркестр открыл свой концертный сезон.

На первый концерт пришли все депутаты областного совета. Большинство их слушали симфоническую музыку впервые в жизни. Аплодировали стоя. И неизвестно, чего в тех аплодисментах было больше — признательности музыкантам или удовлетворенности собою: ведь то, о чем все только мечтали, они все же создали.

…Кто бы мог тогда подумать, что пройдет одиннадцать лет — и судьба симфонического оркестра снова окажется в руках депутатов областного совета! Только теперь они будут заниматься не коллективом без имени и биографии, а областным академическим симфоническим оркестром, который ведет активную сценическую деятельность и с которым с готовностью сотрудничают известные дирижеры, музыканты, вокалисты не только из признанных музыкальных центров Украины, но и из многих стран мира. Имена итальянских дирижеров Стефано Раньери, Эцио Монти, Сальваторе Деллятти, британца Йоль Гамзоу, австрийца Эрнста Вюрдингера, Уинстона Вогеля из США, Бина Вука из Южной Кореи, украинских маэстро Владимира Сиренко, Николая Дядюры, Мирослава Скорика, создавших с Хмельницким симфоническим не одну концертную программу, — признак зрелости коллектива. А поездка в Италию в конце 2010 года — вообще как знак качества: ведь она завершилась трансляцией двух концертных программ Хмельницкого симфонического оркестра по Всемирному радио Ватикана, — оркестр из Украины удостоился такой чести впервые. Тогда же, в декабре 2010-го, коллектив получил звание академического. 

Что же в этот раз приковало внимание власти к оркестру, признанному на государственном уровне и известному на уровне международном?

Руководство управления культуры, туризма и курортов облгосадминистрации решило сделать его еще лучше. Путем реорганизации и присоединения к Хмельницкой областной филармонии. Как сказано в проекте решения Хмельницкого областного совета, «с целью создания условий для эффективной хозяйственной деятельности, обеспечения надлежащего контроля за использованием и сохранением имущества и согласно письму главы Хмельницкой областной государственной администрации от 14 ноября 2011 года». А в объяснительной записке к проекту решения — «с целью более эффективной работы, достижения выдающихся производственных показателей, создания еще более высокохудожественного репертуара». И там же: «Реализация данного решения даст возможность уменьшить затраты на содержание административного аппарата, аренду автотранспорта, помещения, обеспечить рентабельность концертной гастрольной деятельности и экономию бюджетных средств в сумме свыше 236 тысяч гривен в год».

Дело в том, что в 2001 году симфонический оркестр создали не как филармонический коллектив, а как отдельное юридическое лицо. Это диктовалось объективными обстоятельствами: в оркестре работало много музыкантов-совместителей, основным местом работы которых было музыкальное училище или другие оркестры города. Некоторые из них играли в работавшем при филармонии камерном оркестре. Двух совместительств в одной организации не разрешалось. Без совместителей обойтись не могли. Вот и приняли соломоново решение.

И работает оркестр в стенах филармонии. Там — зал для репетиций, концертный зал. Проблем совместимости не возникало: арендная плата была символической, оркестранты — дисциплинированными и болеющими за дело: за 11 лет не сорвали ни одного концерта. Коммунальные услуги филармонии сначала оплачивал оркестр, позже это взяло на себя управление культуры, туризма и курортов — главный распорядитель средств. Словом, все мирно уживались и успешно работали. 

И вот управление, у которого множество нерешенных проблем в области культуры, захотело кардинально усовершенствовать и без того профессиональное и хорошее. Потому что, по мнению начальника управления И.Труновой, если к нему присмотреться поближе, оно не такое уж и хорошее: нужно уменьшать количество совместителей — их в оркестре до сих пор слишком много, совершенствовать арендные отношения с филармонией и т.д.

Конечно, предела совершенству нет. В симфоническом оркестре — тоже. Проблемы есть, их нужно устранять — разумно, постепенно, не разрушая с таким  трудом созданного. Ведь творческий коллектив — структура крайне деликатная и хрупкая: «укрепляя» ее, можно легко вытрясти из людей душу. Итак, задумав реорганизацию и присоединение, логично было бы начать это с разговора с коллективом или хотя бы с его руководителями: ведь они оркестр создавали, лелеяли, выводили в люди. Работали при этом каторжно: как сказал концертмейстер группы виолончелистов, один из «отцов-основателей» оркестра Александр Левчук, «мы годами воскресенья не видели».

Однако чиновники у нас все знают лучше всех. Потому оркестр был просто поставлен перед фактом.

— Да у меня здесь Пасека с Леоновым (директор оркестра и главный дирижер. — Авт.) через день сидели! — сказала в разговоре с корреспондентом ZN.UA И.Трунова.

Может, и сидели — но ничего не высидели. Да и дальше кабинета Труновой — на заседание комиссий, скажем, приглашали разве что директора. На сессию же областного совета 15 марта, которая рассматривала вопросы реорганизации и присоединения, вообще никого из оркестра не пригласили: их интересы, очевидно, уже представлял директор филармонии Александр Драган — молодой амбициозный менеджер, второе высшее образование которого — специалист по оперно-симфоническому дирижированию. Видно, к тому времени действующие руководители оркестра уже полностью потеряли доверие чиновников. Ведь с приближением сессии на оркестр как из рога изобилия посыпались проблемы. Директор филармонии стал посматривать в сторону существенного повышения арендной платы. Совместителям из других оркестров начали запрещать приходить на репетиции симфонического или в репетиционные дни их коллективы внезапно посылались на выездные концерты. К оркестрантам зачастили проверяющие: на репетиции оркестра, на места основной работы — в музучилище прежде всего. По квартирам, правда, не ходили — хотя известно, что, кроме общих и групповых репетиций, работа в оркестре требует многочасовой самоподготовки. Однако «блох» для справки на сессию о финансово-хозяйственном состоянии оркестра насобирали: у нас умеют сделать из мухи стадо слонов. Тем более что теперь отсутствие фактов легко заменяется сомнениями и подозрениями. 

— И это только два дня проверяли, — сказала на заседании профильной депутатской комиссии по вопросам науки, образования, культуры, молодежи, спорта и туризма И.Трунова. — А если бы месяц посидели, то там и коррупция была бы, и многое… Потому что я никогда в жизни не поверю, что дирижер из Южной Кореи пролетел полмира для бесплатного выступления в Хмельницком!

Что ж, каждый судит по себе.

Артисты оркестра обратились к депутатам с письмом. В нем утверждалось, что реорганизация — это на самом деле рейдерский захват симфонического оркестра; она угрожает существованию камерного оркестра; не сэкономит средства — ведь на место совместителей, которые, работая на полставки, полноценно выполняют весь объем работы за счет собственного времени, придется приглашать иногородних, и на ставку; не повысит эффективность и рентабельность, поскольку, по сравнению с аналогичными оркестрами при филармониях в других областях такого масштаба, как наша, у Хмельницкого симфонического лучшие финансовые показатели. 

В ответ на это письмо мгновенно появилось другое. 25 заслуженных и лауреатов из филармонии и других бюджетных культурно-просветительских учреждений подписались под одним абзацем: «Мы, творческая, художественная элита Хмельнитчины, понимая проблемы, накопившиеся в деятельности Хмельницкого областного симфонического оркестра… поддерживаем идею присоединения оркестра к составу областной филармонии».

Словом, подготовительную работу к сессии областного совета провели успешно — коллектив на нервах, руководители затравлены, депутаты настроены на поддержку проекта решения: никто ведь, в конце концов, оркестр не разгоняет (а то, что ломают через колено, так кого сегодня этим удивишь?) Аргументированные выступления на сессии представителей фракции «Батьківщина» Виктора Адамского и Татьяны Колесниченко против такого решения вряд ли могли повлиять на «региональное» большинство: голосовать наперекор даже очень целесообразным предложениям оппозиционного меньшинства, к сожалению, для Хмельницкого
областного совета вошло в закон. Неожиданностью стало разве что выступление в защиту оркестра депутата от Партии регионов, руководителя «Хмельницкоблэнерго» Александра Шпака: «особое мнение» — редкость в монолитной фракции регионалов, тем более что звучало оно в унисон с предыдущими ораторами: не разрушайте оркестр! И еще большей неожиданностью — после критического пассажа в адрес оркестра и его защитников — было предложение главы областной администрации и главы областной организации Партии регионов Василия Ядухи снять вопрос об оркестре с рассмотрения, глубже изучить его и — при необходимости — вынести на следующую сессию. Что повлияло на Василия Степановича, не склонного менять свою позицию, — эмоции на сессии, личные сомнения или еще что-то, известно только ему. Но фракция регионалов, незадолго до этого единодушно проголосовавшая за предлагаемый проект решения, с заметным облегчением поддержала теперь уже совсем другую его редакцию.

Хочется надеяться, что поднятый над оркестром топор замер в воздухе не для того, чтобы все же рубануть с плеча. А все участники этой истории вынесут из нее не обиду, жажду мести или «определенные выводы», а поучительный урок, направленный исключительно в пользу симфонического оркестра — общего достояния всех подолян.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • профессор профессор 21 червня, 15:00 Оркестру нужен Хороший дирижер. Местный дирижер оркестра Сергей Леонов абсолютно профнепригоднй, в свое время его выгнали из Луганского симфонического оркестра по причине профессиональной непригодности и неумении руководить оркестром. Леонов по образованию Баянист а Баянисты как правило не знают хорошо инструменты классического симфонического оркестра, а Леонов только машет и пытается якобы делать музыку. какинтерпретатор Леонов абсолютно никакой и не способен сделать исполнение высокопрофессиональным на европейском уровне, у него только ремесленный подход в технике и не более того. Оркестру нужен хороший дирижер в первую очередь который знает хорошо возможности инструментов симфонического оркестра. И очень важно чтобы он не был народником по первому образованию а струнником или духовиком. В России много дирижеров так почему бы не пригласить бы дирижеров из России которые с удовольствием не только приедут но и наведут порядок в оркестре и сделают высокопрофессиональный симфонический оркестр. Так что в первую очередб надо сменить дирижера а Леонову вообще рекомендуется оставить музыку и смениьт род деятельности. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно