ЗАКОН О ЗВЕЗДАХ НЕ ИЗ ОБЛАСТИ АСТРОНОМИИ

26 марта, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 26 марта-2 апреля

Похоже, в нашей стране начали предприниматься шаги к приведению в порядок гастрольной деятельности...

Похоже, в нашей стране начали предприниматься шаги к приведению в порядок гастрольной деятельности. Во всяком случае, государство решило посчитать деньги, крутящиеся в этой области, взять этот круговорот под контроль и даже, возможно, принять в нем посильное участие. После почти шести месяцев безуспешных попыток поставить на обсуждение законопроект о гастрольной деятельности наконец-то был принят в первом чтении.

Звезда «в законе»

Этого закона ждут если не с нетерпением, то уж во всяком случае с любопытством далеко не самые широкие слои населения. Хотя он может отразиться достаточно ощутимо на всей культурной жизни нашего обывателя, еще не забывшего, как выглядят театры и концертные залы изнутри. Этого закона ждут театры и академические коллективы, все еще надеются, что государство позаботится о них наконец и создаст закон, который позволит им не только худо-бедно существовать, но и почаще видеться со зрителем. Ждут его также «акулы» шоу-бизнеса. Правда, чувства их противоречивы: отечественные исполнители вместе со своими продюсерами, конечно, верят в государственную мудрость и ждут защиты от беспощадной конкуренции со стороны приезжих, главным образом российских, «звезд», а организаторы разнообразных гастролей импортных исполнителей, конечно, верят, что сложности с законом только повысят их доходы, потому что «за риск» тоже надо платить.

По самым скромным подсчетам, волны гастрольной деятельности ежегодно уносят в неопределенном направлении около 200-300 млн. гривен. Все, кто сталкивался с организацией и организаторами разнообразных гастролей зарубежных звезд, приблизительно знают схему, по которой «уплывают» денежки. Здесь деньги можно «гнать» из всего, почти как самогон по рецептам незабвенного О.Бендера.

Обычно капитал, которым обеспечиваются гастроли, состоит из спонсорских средств и кассовых сборов. Здесь, конечно, не учитываются всякие «мелочи» вроде «откатов» с рекламной кампании и тому подобные «любезности», оказываемые друг другу высокими договаривающимися сторонами. Деньги, как правило, проводятся через счета фирмы, которая организуется исключительно на время проведения гастролей, и после оных она столь же стихийно самоликвидируется. Что, впрочем, необязательно. Потому что есть и другие методы убедить всех и вся в том, что фирма работала себе в убыток, поэтому и спросить с нее в виде, например, налога нечего. Спонсорские деньги? Вот, пожалуйста, согласно смете все ушли на установку дорогого оборудования, оплату техработников. Вы же знаете, что «живой звук» - дорогое удовольствие (у нас ни зритель, ни налоговая служба не в силах отличить даже «плюс» от «минуса», не то что «живой звук» от фонограммы). Кассовые сборы? Помилуйте, это же копейки: мы продавали только самые дешевые билеты, а на все дорогие места выдали приглашения почетным гостям (под это дело могут списывать до тысячи билетов, а то и больше в зависимости от зала) и аккредитовали прессу (за редким исключением журналистам достаются самые дешевые места, а то и вообще не достаются). Гонорар исполнителю? Не о чем говорить. Он приехал исключительно из любви и уважения ко мне и к Украине.

Доказать присутствие денег (и немалых) фактически невозможно. То есть можно, конечно, позвонить в кассу и узнать сколько стоит самый дорогой и самый дешевый билет. Но вы никогда не узнаете реальных доходов и расходов людей, организовавших гастроли. Равно как вы никогда не узнаете, какую сумму увез с собой в виде гонорара гастролер. Вы можете только догадываться, что за копейки он бы не приехал. Но догадываться - это одно, а посчитать, проконтролировать - совсем другое.

Претензий к организации концертов тоже не счесть. Это не только постоянный обман слушателя фонограммой (причем, как правило, для импортных поп-звезд - «плюсовой»). Как часто бывает такое: вы приходите на диву, а вас на протяжении двух часов пичкают второсортной эстрадой, после чего, действительно, появляется дива, поет две песни, говорит, что любит вас, и упархивает за кулисы, чтобы больше не появиться. Но и это еще ничего. А вот если вам за ваши собственные и немалые деньги ранят уши плохим звуком и глаза плохим зрелищем, если невооруженным глазом видно: все, что происходит на сцене, - фикция? Денег вам, конечно, никто не вернет. Но не только вам, потешьте свое мстительное чувство, - государство, которое не умеет защитить вас от подобного мошенничества, тоже в немалом накладе. Для сравнения - в США ежегодный доход государства от шоу-бизнеса составляет примерно 4 млрд. долларов. При четком контроле за соблюдением авторских прав и прав потребителя. Есть чему позавидовать. И нам, слушателям-зрителям, и нашим «отечественным товаропроизводителям» в области зрелищ. Да и государству, по большому счету, тоже.

В области высокого театрального искусства происходит примерно то же. Сколько раз бывало такое, что сидя в зале вы чувствовали, что вас обманули, что вы польстились на вывеску какого-нибудь известного московского или питерского театра, а на сцене вы видите либо актеров явно не первого эшелона, либо, даже если первого, невооруженным глазом видно, что они не сильно напрягаются, а просто отрабатывают, видимо, не самый большой в своей жизни гонорар. И можно понять человека - ему тоже пить-есть надо, и себя жалко - почему это должно делаться за твой счет?

Нет звезды

на собственном небосклоне

Так же, как нет пророка в своем отечестве. Отечественные «звезды» редко «светятся» в лучших залах страны. Редко-редко вы можете увидеть афиши, призывающие вас во Дворец «Украина» на шоу украинской группы или исполнителя. Гастрольные туры наших звезд по нашей же стране - редкость. К сожалению, такая же редкость - их сольные концерты в столице. Увидеть живого исполнителя на сцене можно изредка на фестивале или «сборном» концерте, посвященном какому-нибудь очередному событию. Гастролеры же из не очень дальнего зарубежья посещают нашу родную и, видимо, щедрую землю с большой охотой. И это, конечно, радостно, потому что мы их любим и они нас, в отличие от наших родных исполнителей, балуют большими красочными шоу. Ну и что, что фонограмма? Зато красиво.

И не будет ничего удивительного, если действительно, как о том уже было немало говорено, в грядущем отечественном варианте «Голосуй или проиграешь» наши политики пожелают прибегнуть к помощи российских звезд. Во-первых, народ их знает и, соответственно, любит больше, чем собственных. Во-вторых, это может обойтись несколько дешевле или во всяком случае финансово проще - человек уехал, фирмочка ликвидировалась, концы в воду.

Конечно, я не исключаю того, что во многом виновата в таком «загоне» отечественного шоу-бизнеса не только государственная культурная политика, не способная защитить свой рынок от экспансии российской эстрады, но и инертность наших дорогих «звезд», довольствующихся записями альбомов (не слишком часто) и редкими выходами к зрителю в концертных «солянках». Конечно, и на том спасибо. Но ведь зрителю нужно зрелище. То есть шоу. И учитывая нередкое в рядах нашей поп-музыки безголосие, шоу - то есть зрелище - это единственный путь к сердцам публики. И к ее кошелькам тоже.

Звезды по закону

Вот поэтому ждут закона о гастрольной деятельности. Такая уж у нас привычка - ждать от закона в первую очередь гарантии своих прав, а уж потом думать о том, к чему же это тебя обязывает. Судя же по принятому в первом чтении законопроекту «Об организации гастрольных мероприятий в Украине», закон этот будет в первую очередь обязывать. Это тоже наша национальная традиция. И речь здесь идет в первую очередь о легализации доходов. Что тоже очень для нас характерно.

Конечно, в некоторой степени этот закон сможет защитить от произвола организаторов рядового зрителя. Например, он предусматривает фиксированные цены на билеты. То есть если уж объявили, что билеты будут «не дороже», то они действительно будут не дороже. Правда, только в кассах. Торговля с рук, как вы понимаете, законом не предусмотрена. То есть этот пункт закона не сильно спасет рядового потребителя - он и раньше-то не всегда успевал выхватить из кассы недорогие билеты и перекупал их с рук раза в два дороже. Правда, нам нередко просто не удавалось даже выяснить, попадают ли вообще в иные кассы самые дешевые билеты. Однажды между нашими запросами, на которые мы получали ответы «еще нет» и «уже нет», прошло всего двадцать минут. А на вопросы к кассиру по поводу минимальной и максимальной цен на билеты кассир в лучшей одесской традиции отвечала встречным вопросом «а вам зачем?» Так что вопрос о контроле за правом зрителя на зрелище по установленной цене остается открытым после принятия данного законопроекта в первом чтении. Судя по всему, закон направлен не совсем на защиту прав потребителя.

В таком случае, возможно, он будет защищать отечественного товаропроизводителя? Да, была такая надежда даже у его авторов. Отчисления с дохода от проведения гастрольного мероприятия планировалось перечислять на специальный счет фонда при Министерстве культуры и искусств, который поддерживал бы гастрольную деятельность отечественных коллективов и исполнителей. Это, конечно, было бы немалым подспорьем для фактически лишенной государственного финансирования отечественной культуры. Но не для того, видимо, нужен был этот закон, чтобы что-то поддерживать или защищать чей-то интерес, кроме «государственного» в самом широком (или, наоборот, узком) понимании: научно-экспертное управление секретариата ВР считает подобное «перечисление» нецелесообразным и предлагает поступать с этим отчислением, как и с любым иным налогом, т.е. передавать эти средства в бюджет. Лесь Танюк, председатель комиссии ВР по вопросам культуры и духовности, обещает, что комитет будет отстаивать этот пункт на последующих обсуждениях. Будем надеяться, что это удастся, иначе этот закон будет еще одной монеткой в копилку разрушения, а не созидания нашей культуры. Потому что он ударит не по тем, кто уже умеет работать «в тени» (они просто будут продолжать заниматься этим же), а по тем преимущественно отечественным академическим и народным коллективам и исполнителям, которые работают легально. И если они и сейчас не могут позволить себе организовать гастроли по собственной стране, пока это делается фактически бесплатно, то когда они будут вынуждены покупать гастрольное удостоверение, когда ввиду строгой отчетности это станет сложнее и менее выгодно для и так редких в этой сфере спонсоров, их и так робкая гастрольная деятельность просто прекратится. А гастроли театра стоят в среднем 150-200 тысяч долларов. Как вы понимаете, сумма для самого театра неприподъемная.

Государство не просто отказывается их поддерживать, но готово отнять у них даже то, что они сами для себя заработали. Сам запрос на подобный закон выглядит как демонстрация того, что государство вспоминает о культуре как о еще одном возможном источнике доходов. Не более того. Больше ни в какой ипостаси «скрипач не нужен». Без «скрипача» народ превратится в «серую массу»? Тем лучше. Серостью проще управлять. На фоне всеобщей серости проще выделиться светлым пятном... Грустная картина, конечно. Но позиция государства по отношению к своей культуре выглядит именно так.

Многое в законопроекте обнадеживает. Например, намерение отстаивать авторские права и контролировать содержание шоу-программ вплоть до лишения удостоверения за нарушение конституционных норм, как то призыв к насилию, разжигание национальной розни и т.п. Многое пока остается неясным. Например, кто будет контролировать это «нравственное содержание» гастрольных программ. Или кто именно будет регистрировать «резидентов»-организаторов гастролей. Или не ужесточится ли порядок регистрации. Например, указ Президента, с которого все началось и который тоже рассматривался как проект закона, бюрократизировал регистрацию до такой степени, что делал ее просто невозможной. Не стоит сбрасывать со счетов и то, что на грядущих президентских выборах следует ожидать массовых зрелищ на манер российского «Голосуй или проиграешь», которые будут подпадать под действие этого закона. И не изменится ли звучание этого закона в связи с этим. Пока Л.Танюк утверждает, что по проекту закона не получить удостоверения невозможно. Но сохраняется опасение, что если это будет во власти госслужб и будет хоть малейшая зацепка в законе, удостоверения могут быть не выданы по политическим соображениям. По-прежнему остается не ясным, какие органы будут заниматься этой регистрацией.

Конечно, хочется надеяться, что политические мотивы будут последними при обсуждении и принятии этого закона. Правда, пока не все происходит как хотелось бы.

Комментирует Лесь Танюк, председатель комитета ВР по вопросам культуры и духовности: «На рассмотрение Верховной Рады проект закона, разработанный Комитетом по вопросам культуры и духовности, был вынесен 15.10.98 г. Но поскольку это закон «не важный», он постоянно «не помещался» в повестку дня, законотворческий дух овладел массами. Благо, в культуре у нас разбираются все. Вскоре на законодательном горизонте взошло еще два проекта, внесенные народными депутатами Н.Лымар (ПСПУ) и В.Заклунной (КПУ). Спустя еще немного времени появился и четвертый законопроект, поданный В.Кононовым. Все эти законопроекты во многом повторяли друг друга, что наводит на мысль о том, что либо исходного текста, созданного нашим комитетом никто не читал, либо с этого текста делали конспект, а потом из него строили собственный закон. Видимо, этот законопроект стал еще одним полем (вернее, скорее полянкой) реализации политических амбиций.

Наш законопроект был подписан почти всеми членами нашего комитета, принадлежащими к разным партиям и фракциям. Голоса на обсуждении в комитете распределились так: 9 «за», 1 «против» - это был голос того члена комитета, который подготовил собственный проект. Обычно при таком единодушии комитета на слушание в ВР выносится один проект - от комитета. Тем не менее, получилось так, что возникло два предложения - одно от комитета и одно от члена нашего же комитета В.Заклунной. Это было еще в ноябре.

В парламенте прошел именно проект В.Заклунной. Но случилось это благодаря, так сказать, «жульничеству» председательствовавшего А.Мартынюка, который в самый драматический момент перед голосованием «вольно» проинтерпретировал заключение экспертного управления. Тут, на мой взгляд, шла речь уже не столько о законе, сколько о политическом престиже. Несмотря на то, что в составе комитета среди подписавших наш законопроект был и еще один представитель КПУ, должен был пройти проект, подготовленный автономно представителем этой партии. В результате мы теперь должны брать за основу этот фрагментарный законопроект и «втискивать» в него основательно проработанные положения нашего законопроекта, созданного комитетом.

Конечно, радует уже то, что мы спустя шесть месяцев сумели наконец-то провести проект этого закона хотя бы в первом чтении».

Эту радость мы, конечно, разделяем, но если этот закон не будет в дальнейшем продвигаться несколько энергичнее, к моменту окончательного принятия его уже вряд ли реанимирует то, что должен бы был сейчас защищать. Ведь музы беспартийны и не имеют в нашем парламенте достаточно сильного лобби. Может быть, это их основная проблема?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно