ЮВЕЛИРНОЕ ИСКУССТВО КИЕВСКОЙ РУСИ

4 декабря, 1998, 00:00 Распечатать

Ювелирное искусство Киевской Руси является существенной страницей в истории нашей национальной художественной культуры...

Ювелирное искусство Киевской Руси является существенной страницей в истории нашей национальной художественной культуры. Полного расцвета оно достигает в XII-XIII вв. Об этом свидетельствуют многочисленные клады ювелирных изделий из золота и серебра. В одном только Киеве их найдено около 60. К XIII веку. Киев хоть и не управлял русскими землями, но сохранил, по словам академика Б.Рыбакова, величественность «порфироносной вдовы». К этому времени киевские князья и бояре скопили в своих руках огромные богатства, а ведь именно они образовывали основной круг заказчиков дорогих ювелирных изделий. В 1068 г. киевляне разграбили двор князя Изяслава Ярославича, где было, по сообщению Ипатьевской летописи, «бещисленное множество злата и серебра...». Киевские златокузнецы знали множество сложных и тонких приемов обработки золота, серебра, драгоценных камней.

Драгоценные камни издавна на Руси назывались самоцветы, или «самосветы» (самоцветы добывались главным образом в странах Востока: Индии, Цейлоне, Бирме, Сиаме. На Русь драгоценные камни проникали через Кафу (Феодосию) или Среднюю Азию, их привозили купцы Ганзейского союза).

Любимыми камнями киевских ювелиров были: изумруды, рубины, прозрачный аметист, горный хрусталь.

После соответствующей обработки они приобретали свойства светиться как бы изнутри.

Драгоценные камни украшали княжеские диадемы, медальоны, ожерелья, дорогие переплеты церковных книг. Помимо самоцветов, широко использовались золото и серебро. Эти материалы имеют прекрасные качества: они тягучи, ковки, и это облегчает их обработку и применение для изготовления самых разнообразных изделий. Обнаруженные в Киеве клады XII-XIII вв. имели в своем составе свыше 3000 дорогих ювелирных изделий из золота, серебра и сплавов. Упоминание драгоценных металлов не сходит со страниц древнерусских летописей и былин.

Летописи сообщают, что статуи славянских богов были украшены золотом и серебром. На портретном изображении княжеской семьи в Изборнике Святослава 1073 г. видны золотые гривны на шеях Святослава и его сыновей. В гениальном произведении древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» рассказывается о золотых седлах, золотой шейной цепи, золотых стременах.

Известный киевский щеголь Чурила Плевкович носил одежду с золочеными пряжками.

Для ювелирного искусства Киева характерны произведения, украшенные выемчатой и перегородчатой эмалью. Пройдя школу византийских мастеров, киевские ювелиры могли выполнить заказ любой сложности. В украшении знаменитого Мстиславова Евангелия, написанного в Новгороде около 1117 г., наряду с греческими мастерами принимали участие и киевские мастера. Книгу возили в Царьград, а затем в Киев, где и «сконьчася въесе дело».

Техника выемчатой эмали заключается в следующем: на орнаментируемой поверхности делаются углубления соответствующей формы, предназначенные для того или иного цвета, затем на поверхность наносится эмаль; после обжига расплавленная эмаль заполняет эти углубления.

Около середины Х в. киевские эмальеры осваивают производство более сложной по технике перегородчатой эмали. Она изготавливается следующим образом: лист золота, предназначенный для покрытия эмалью, загибается по краям, затем на внутренней его поверхности выполняется шилом пунктирный рисунок и намечаются границы для каждого цвета отдельно. Следуя линиям накола, эмальер выкладывал по ним весь рисунок тонкими золотыми ленточками. Пространство между ленточками заполнялось эмалевым порошком. После обжига порошок расплавляется и заполняет все пространство между перегородками, плотно связываясь с основой. Затем готовое произведение полируется и получает зеркальную поверхность.

Академик Б.Рыбаков дает высокую оценку перегородчатым эмалям: «Вершиной русского ювелирного мастерства было производство перегородчатых эмалей. Изделия эмальеров Киевской Руси до сих пор продолжают восхищать всех, кому приходится иметь с ними дело».

Одним из известных ювелиров древнего Киева, живших в XII в., был Лазарь Богша. Именно его работы признаются исследователями эмалей вершиной русского эмальерного дела.

В XII в. эмальерное производство развивается в Новгороде, Рязани, Галиче и других древнерусских городах, но крупнейшим его центром оставался Киев.

Одновременно с производством перегородчатых эмалей развивалось сканное дело. Техника «скани», или «филиграни» имеет две разновидности. Одна и них заключается в том, что из свитых или скрученных золотых нитей, сплющенных молотком в ленточку, выкладывался узор.

Второй способ состоит в употреблении волоченной или тянутой золотой проволоки. Этой проволокой выкладывается орнамент, который укрепляется путем припоя. По технике ювелирные изделия киевских мастеров, особенно тех, которые обслуживали самых знатных заказчиков, не уступали образцам самого передового мирового искусства того времени - искусства Византии и Ближнего Востока. Мастера золотых и серебряных дел в поисках наилучшей игры света оттеняли серебро чернью и позолотой, а иногда покрывали гладкую серебряную поверхность изделия тысячами микроскопических колечек и на каждое колечко напаивали крошечное зернышко серебра. Недаром немецкий ученый-технолог XI в. Теофил из Падеборна, перечисляя страны, прославившиеся тем или иным мастерством, на одном из первых мест назвал Россию, известную в Европе своими эмалями и изделиями из серебра с чернью.

К произведениям ювелирного искусства, выполненным с применением скани, перегородчатой эмали относятся колты - головные женские украшения. Они были широко распространены среди городских модниц в XII-XIII вв. Колты подвешивались на золотых цепочках или лентах к головному убору. Внутри они были полые, скорее всего, туда вкладывалась ткань, смоченная душистыми маслами. Излюбленными украшениями знатных киевлянок были браслеты-наручи, соединяющиеся между собой шарнирным способом. Многочисленные экземпляры створчатых серебряных браслетов, украшенных чернью, известны из древнерусских кладов домонгольского периода. Это были очень трудоемкие изделия, принадлежавшие городской знати.

Для высшего духовенства киевские ювелиры создавали кресты-энколпионы. Энколпионы служили вместилищем мощей, их носили поверх одежды, как, например, на автопортрете мастера Авраама на Магдебургских вратах Софийского собора в Новгороде.

В 1975 г. на подоле при раскопках по улице Верхний Вал, в слое X в. были обнаружены остатки мастерской ремесленника-ювелира. Здесь было найдено: четыре шиферные литейные формочки, шлифовальный брусок и подвеска из сердолика. Это первая находка ювелирных литейных формочек на главном ремесленном посаде древнего Киева. Посадские мастера, удовлетворявшие массовый спрос своих сограждан, не могли тщательно отделывать каждую вещь, как при заказах князей и бояр. В подражание им в конце XII в. стали появляться недорогие украшения, похожи по форме и рисунку на княжеские, но исполненные иной техникой, литьем в жестких имитационных литейных формах.

Тонкую напаянную зернь и скань из крученной проволоки они имитировали посредством простого литья. Все было направлено на то, чтобы с наименьшими затратами времени, сил и материалов создать много таких вещей, которые были бы похожи на дорогие, тщательно отделанные княжеские и боярские украшения. Золото, серебро, драгоценные камни превращались в руках киевских златокузнецов, руководимых безукоризненным вкусом и изощренным мастерством, в утонченные произведения ювелирного искусства, составляющие гордость нашей национальной культуры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно