ЯПОНОФИЛИЯ

22 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 22 марта-29 марта

На прошлой неделе IХ Фестиваль японского кино в Украине чуть не стал девятым валом для киевского Дома кино — столь сокрушительным и массовым был напор желающих увидеть картины из Страны восходящего солнца...

На прошлой неделе IХ Фестиваль японского кино в Украине чуть не стал девятым валом для киевского Дома кино — столь сокрушительным и массовым был напор желающих увидеть картины из Страны восходящего солнца. Фильмы не крутили только в холлах, зато все три зала были забиты битком. Стояли в проходах, сидели на полу. Тот, кто выдумал, что Страна закатного кино рвется в Европу, мог бы убедиться в неудержимой мощи аккурат обратного вектора («банзай!»). В основном мелькала продвинутая молодежь достаточно приличного вида, очевидно, та, которая практически знакома с высококлассной японской техникой, уже приобрела на Петровке тамошние последние хиты «Кинопроба» и «Королевская битва», а также в курсе недавнего триумфа «их» анимации на Берлинском МКФ. Вряд ли публика знала, что посольство Японии уже предоставило несколько грантов нашим ведущим культурно-художественным институциям для их технического переоснащения и готово точно так же осчастливить Союз кинематографистов. Однако Чрезвычайного и Полномочного Посла этой страны г-на Хитоши Хонда, представлявшего программу, встречали так тепло, что казалось, все в курсе.

За три дня (14,15 и 18 марта) было показано пять полнометражных игровых и шесть анимационных работ разных лет, жанров и уровней. Из мультиков три замешаны на отыгрыше мотивов из американского кино: «Прерванное кино» (1985) — вестерновой традиции, «Могучий Атом» (1981) — комиксовой, «Лесная легенда» (1987) — уолт-диснеевской. Последняя лента и «Картинки с выставки» (1966) основательно опираются на русскую классическую музыку — соответственно П.Чайковского и М.Мусоргского. Отвлеченно-универсального свойства оказались две другие мультпритчи. «История одной улицы» (1962) — антивоенная аллегория. «Прыжок» (1984) — смешное доказательство того, что славно попрыгать по всему свету и позаглядывать в разные его закоулки, но дома все равно лучше.

Среди игровых картин также хватало свидетельств великой культурной интегративности японского кино при всей его неоспоримой самобытности. «Гамера — часовой Вселенной» (1995) Канеко Сюсуке — еще один образчик из детски наивной киносерии «апокалипсисов», замешанных на первобытной агрессивности ископаемых зверушек, чудом столкнувшихся с цивилизацией. Здесь бесчинствуют гигантские птицы-людоедки Гяусами и величественно фигурирует черепаха-остров Гамера. По сюжету их сотворили генетики погибшей Атлантиды. Но мы-то с вами знаем, что они — братья и сестры во триллере американского Кинг-Конга и внуки-правнуки зоо- и гомобестий от Артура Дойла и Мэри Шелли. Еще два фильма отсылали к сверхъестественному, но уже в духовно-метафизическом ракурсе. «Страна мертвых» (1998) повествует о милой токийской девушке, посетившей деревню детства своего и встретившей там не только суженого с малых лет парня, но и ревниво-мстительный дух давно погибшей подруги. Известно, что в Японии особо почитают усопших. Общепризнанно также и то, что завидовать и мстить нехорошо, даже если ты — дух. Таким образом, перед нами определенный вызов древней традиции, своего рода наглядная критика той страны, гражданства которой нам все равно не избежать. Другой опыт зондажа потусторонних зон был облечен в органичную форму детектива. Фильм «Исцеление» (1997) поставил режиссер со знакомой фамилией — Киёши Куросава. По наличию здесь философского замаха и благородных по происхождению реминисценций из А.Тарковского, А.Паркера и даже Ф.Мурнау можно предположить, что постановщик не просто однофамилец великого мастера. Речь идет о новом пришествии антимессии в облике как бы психически больного юноши, который обладает гипнотическим даром — внушать окружающим желание умертвить ближнего. Серию кошмарных убийств расследует детектив Такабе, но и он подвластен месмеровским чарам пришельца. Хорошо, что именно посланец сатаны оказывается «ближним» для полицейского, а не его несносная супруга.

Был в программе еще один детектив — «Крепость на песке» (1974) Йошимаро Номуры. Эта вполне реалистичная и даже социальная вещь, согласно аннотации, считается классикой японского кино. В центре сюжета судьба бывшего преступника, которого тяжелая юность сделала убийцей, а воля к искуплению — выдающимся музыкантом. Наконец, и еще одно социальное (точнее, социально-рекламное) произведение было в программе. «Школа-2» (1996) Йодзи Ямада вызывает ассоциации с классикой советского кино о перековке безнадежно потерянного поколения в надежное. Помните «Путевку в жизнь», «Педагогическую поэму», «Республику ШКИД»? Здесь о том же. Только действие разворачивается в очень комфортабельных интерьерах заведения по первичной социализации подростков с врожденными дефектами психики — олигофренов, даунов и т.п. Случилось ЧП: сбежали на волю уже практически окультуренные аутист Такаши и имбецил Юя. Их разыскивают педагоги — ветеран Рю и начинающий Кобаяши. В ретроспекциях — мучительный путь «очеловечивания» питомцев школы через терпение, любовь, дух командности и доверие. Собственно, фильм и рекламирует эти замечательные ценности. Причем так профессионально, что хочется приобрести. То же можно сказать и обо всем японском кино, показанном давеча в Киеве.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно