«Я работаю волшебником!»

27 декабря, 2012, 14:19 Распечатать Выпуск №49, 27 декабря-11 января

Украинский чародей Виталий Лузкарь разгадал все тайны Копперфильда

С давних пор Новый год без чародеев-фокусников — вроде бы уже и не праздник. Многие наши читатели, должно быть помнят, как в начале 80-х на ТВ ошеломлял своими «чудесами» на новогодних аттракционах Игорь Кио, превращая Аллу Пугачеву в тигра или распиливая «пополам» своих обреченных ассистенток. Или Амаяк Акопян... Забавный чародей с салонными трюками. Что говорить о Дэвиде Копперфильде, украшавшем телепрограммы фантастическими шоу какое-то время назад, а сейчас вроде подзабытом… 

Не так давно и в Украине, благодаря проекту канала СТБ «Україна має талант», вспыхнула звезда молодого фокусника-чародея. Он победил 27 мая 2011 года в популярнейшем телепроекте, выиграв миллион гривен. И водночасье стал известен всей стране (и даже ее пределам). 26-летний Виталий ЛУЗКАРЬ как бы оживил интерес к «волшебному» жанру. 

Этот чародей окончил эстрадно-цирковой колледж и даже Национальную академию руководящих кадров… За десять лет успел объехать со своими фокусами множество стран. 

После «телечуда» с миллионом на СТБ прошло уже полтора года. И что теперь с этим волшебником?

* * * 

В пабе на Печерске он сидит напротив, как-то лукаво улыбаясь. И, кажется, вот-вот скажет знаменитую фразу из фильма «Золушка»: «Я не волшебник, я только учусь!». Хотя мало кто знает, что этот волшебник уже давно и многому научился. Еще школьником увлекся технологиями волшебства. Друзьям и родителям показывал фокусы с исчезающим платочком. А на уроках, когда не справлялся с заданиями,  благодаря своим же фокусам эффектно списывал решения у отличников. К школьному финишу он уже точно знал, чем будет заниматься. К тому времени его дом превратился в  филиал какой-то микрофирмы Копперфильда. Различные экзотические предметы, невероятные атрибуты, карты, платки… И даже голуби жили у него на балконе. 

Он постоянно вертел что-нибудь в руках. Поскольку одно из правил фокусника — «ловкость рук и никакого мошенничества!» 

— Виталий, вот вы сидите сейчас напротив… А слабо организовать какой-нибудь фокус — прямо здесь и сейчас? 

Виталий берет со стола салфетку. Сворачивает ее шариком. Шарик ловко исчезает у него в рукаве. А через секунду этот же шарик он вытягивает у меня из-за пазухи!

— А что-нибудь еще?

…Чародей извлекает еще одну салфетку. Мигом превращает ее в миниатюрную розочку. Цветок так же бесследно исчезает в пелене его хитрости. А через пару минут подошедшая к нам официантка вдруг обнаруживает этот цветок в кармане своего фартука! 

— Ну а если без трюков… Если обратиться к одному из подразделений вашей магии — ментализму, как бы психологическим экспериментам… То можете, например, какую-нибудь мысль считать, глядя в глаза человеку? 

…Фокусник просит меня придумать определенное число. Потом пристально смотрит в глаза. И, представьте себе, угадывает… Число — семь! 

— А почему? А как вам это удается? 

— Здесь есть свои психологические особенности. Многие мужчины, например, склонны к «семерке». Женщины — к «тройке»… Но это моменты, которые фокусник не должен афишировать. В любом трюке должна оставаться тайна. А то многие представители нашего цеха вдруг решили раскрывать перед зрителями технологии некоторых чудес… Не понимаю, зачем они это делают? Возможно, стоит раскрывать лишь те фокусы, которые уже давно не используются в программах? И у меня однажды, в проекте об экстрасенсах на СТБ, была задача подобрать серию интересных трюков… Но я все равно стоял на своем: нельзя раскрывать секреты, поскольку ждут от нас чудес, а не схем и формул! 

— То есть, по-вашему, тайна в искусстве, в любом жанре по-прежнему должна превалировать? 

— Обязательно… 

— Это как история о «Моне Лизе» Леонардо да Винчи. Многие находят эту картину «чудом», сотни лет пытаясь раскрыть ее «фокус» — мол, в чем смысл этой улыбки? Кстати, знаете ответ? 

— Нет, не знаю. 

— В том, что Мона Лиза только собирается улыбнуться… Кстати, а маги-иллюзионисты — суеверные люди? 

— Не буду говорить за всех. Но я, в некоторых случаях, суеверен. Если дома что-то забыл, то возвращаясь, непременно смотрю в зеркало. Конечно, на черных кошек стараюсь меньше реагировать, то есть не замечать их. Но, полагаю, в мире есть «что-то»… То, что необъяснимо. Была ситуация, когда в детстве я неважно себя чувствовал. Общая слабость, какое-то недомогание, упадок сил. Моя мама уже не знала, что делать. Очень переживала. Никакие лекарства не помогали. И тогда, по совету близких, она повезла меня к одной «бабке», которая ворожит, поднимает людей… Мне было лет четырнадцать. Мы приехали к ней. И после того со мной случилась некая перемена, встряска. Организм вроде преобразился и оживился. И вот тогда я поверил: дело не только в ловкости рук, но и в силах, не подвластных нашему разуму. Кстати, у меня был друг, который очень страдал от бородавок на руках. И поехал с нами за компанию. Та же бабка произвела какие-то, одной ей известные, манипуляции. И уже через две недели у моего друга с руками было все в порядке! 

Повторяю, это были не фокусы. Это была самая настоящая реальность. 

— А верит ли фокусник-чародей в Господа Бога? 

— Не могу назвать себя атеистом… И знаю, что любой человек должен непременно верить… Пусть один верит в Иисуса, а другой — в Аллаха. Главное — вера. 

— В вашем репертуаре имеются различные чудеса, фокусы, трюки. Есть популярный номер с голубями, который не раз видели телезрители. Есть номер с летающим столом. Есть разнообразные эпизоды микромагии: карты, деньги, шарики, резинки и т.д… Интересно, к какому направлению жанра вы себя относите непосредственно? 

— Я отношу себя к «синтетическим» представителям жанра. Мне все интересно. И магия, и манипуляция, и крупная иллюзия, и салонная магия, и ментализм. Каждое из этих направлений имеет свои особенности, свою технологию, даже свою идеологию. Поскольку любой фокус — с технической точки зрения — это не только электроника или кнопочки, это еще и идея! 

Конечно проще, если все построено только на кнопках. Тем более, что наука совершила в нашем деле невероятный рывок. Но главное для фокусника — это сотворить из самого простого… очень сложное. 

— Вы ощущали в себе когда-нибудь задатки гипнотизера? И если да, то пользуетесь ли этими свойствами в магазинах или банках?

— Нет-нет! Тогда это уже не фокусник, а мошенник! Ничего подобного ни в магазинах, ни в банках я не проделываю. И владею я не гипнозом, а скорее  способностью к внушению… 

— В российском мире волшебников о вас наслышаны? Вас туда зовут?

— Наслышаны. И уже давно. Еще в 17 лет я взял Гран-при в одном из московских конкурсов. С тех пор они меня знают, и уважают. И некоторые даже звонят. 

— А почему ваших программ или отдельных номеров нет на арене нашего знаменитого киевского цирка на площади Победы? 

— По разным причинам их там нет. Во-первых, нельзя рассчитывать на достаточное финансирование, чтобы показать яркую программу с интересным реквизитом на той большой площадке. Во-вторых, нет должных условий для работы на той же арене. Впрочем, я туда и не стремлюсь. 

— А какая в принципе для вас может быть идеальная площадка — для производства волшебства? 

— Я много ездил по «заграницам». И в итоге понял: нужно стремиться к какой-то специальной площадке, предназначенной для фокусов. Необходимы атмосфера, аура. Важно освещение. Ведь вообще свет на площадке — это 50% успеха отдельного номера и целого спектакля. И не всегда большие цирковые арены соответствуют требованиям и задачам «чародеев». В Москве, например, сегодня работает около 400 фокусников. Да, это правда. Не все из них широко известны, но у каждого есть свой зритель. До сих пор там работает Амаяк Акопян. Он востребован на корпоративах. Правда, мне опять-таки не нравится то, что он в некоторых программах норовит раскрыть разные наши фокусы… Повторюсь: этого не нужно делать… 

— Виталий, извините, а что это у вас за красные ободочки на руках? Это тоже элементы специализации, некие магические амулеты? 

— Это моя ассистентка недавно выходила замуж… И я последовал одной традиции: взять красные нити с каравая и носить их до тех пор, пока сами не порвутся… 

— Мы говорили о киевском и московском цирках. А нет желания шагнуть дальше — в Америку или в Европу со своими волшебными выдумками?

— Вы знаете, я и так уже почти всю Азию объездил. Был в Индии, Корее, Китае, Японии. Везде выступал. То есть с 17 лет — по «заграницам». В то время нашему фокуснику еще было трудно заработать дома, в Украине… А там — все-таки достойная база, хорошие средства. И прекрасные условия, чтобы совершенствоваться в профессии. В общем, поездил я поездил, пожил три месяца в Корее и три месяца в Китае… И решил, что без Украины мне никак. В тот момент как раз и удалось показать себя в проекте СТБ «Україна має талант». А в Европе и Америке, поверьте на слово, иллюзионисты — весьма востребованы и популярны. Как у нас Пугачева или Киркоров… Там представители нашего жанра — топ-звезды. Там даже некоторые вокалисты уходят на второй план, а фокусники царствуют. 

— Исходя из всего устойчивого репертуара, можно ли определить, какой процент непосредственно ваших выдумок в программах, а что заимствовано у других чародеев?

— Дело в том, что все фокусы уже придуманы давным-давно — до меня. Их можно лишь адаптировать под свой стиль и свою манеру. Вспомните, например, легендарного Игоря Кио. Он много лет показывал замечательные фокусы, которые давно были известны всему миру. Но так как СССР не знал «другого мира», а Кио имел возможность подолгу бывать за границей, его чудеса и потрясали советских людей… 

— Например, чудо с распиливанием женщины! Можете сейчас разоблачить технологию того старого фокуса?

— Никогда и ни за что! Факт в том, что и сто лет назад, согласно определенной технологии, «резали» человека пилой… И сегодня его также можно разрезать, только подача номера будет другая. Пройдет еще сто лет. И его будут резать уже лазером. Но суть приема останется той же... 

— Какое самое большое «потрясение» в жизни фокусника — вообще возможно? 

— Встреча с реальностью… Это было года два назад… Когда мы ехали семьей и друзьями с дачи… Я был за рулем… И меня так занесло на дороге… Казалось, только чудо и спасет… К счастью, все обошлось. Правда, потрясение от того случая осталось до сих пор. 

— Нельзя не спросить о том, о чем обычно все спрашивают… На что потрачен миллион, выигранный вами в шоу «Україна має талант»? 

— А разве миллион — это так много? Я купил себе квартиру в Киеве: новый дом, необычный проект (я ведь люблю все необычное). Купил машину… Но моя профессия предполагает постоянное вложение средств в новые номера. Потому что хорошая иллюзия хороших денег стоит. В моем коллективе сегодня пять человек. У нас много заготовок для новой программы. С нового года хочу прийти на СТБ к Владимиру Бородянскому и предложит ему одну идею, связанную с волшебством… Давно хочу создать именно волшебную программу, состоящую из разных фокусов (часа на полтора). Полагаю, этот жанр сегодня будет очень востребован нашим зрителем, в последнее время особенно жаждущим чуда... 

— Накануне Нового года спрос на ваши фокусы — у олигархов или обычных организаторов корпоративов — должно быть, заметно возрастает? 

— Сейчас у меня расписан практически каждый вечер. Есть презентации, крупные корпоративы. О масштабах некоторых корпоративов я раньше вообще не подозревал… Когда выбрасываются бешенные деньги — часто в никуда. Еще я заметил, что сегодня на корпоративах меньшим спросом пользуются слегка поднадоевшие исполнители попсы. Публике хочется чего-то нового, острого, волшебного. Это же гораздо интереснее, если благодаря моему фокусу директор той или иной фирмы сначала исчезает, а потом неожиданно появляется! 

— Как родители относятся к вашим успехам и чудесам? 

— Хорошо относятся. Мама, она швея, всегда мне помогала. Когда нужно было пошить какие-то костюмы, подшить карманы, сделать скатерти для номеров. Папа, водитель-дальнобойщик, тоже рад моим успехам. Я купил ему земельный участок и папа развел там хозяйство, кроликов. Так что все хорошо. 

— Виталий, чем вы объясните нынешний большой интерес кинематографа к представителям вашей профессии? Нашумевшие фильмы «Престиж» (с Хью Джекманом и Кристианом Бэйлом), «Иллюзионист» (с Эдвардом Нортоном)?

— Все тем же… Усталостью от реальности. И жаждой чуда… 

— Кстати, главный фокус в фильме Кристофера Нолана «Престиж» (с братьями-близнецами) вы, как специалист, разгадали сразу? 

— Нет… До последнего мучился. 

— Прошло уже полтора года как вас нет «в телевизоре», так как шоу закончилось. Но жизнь продолжается. На улицах еще узнают сегодня? 

— Я вообще не люблю какой-либо публичности. И никогда меня не воодушевляет ситуация, если в тебя тычут пальцами. Помню, после первого эфира на СТБ мы с друзьями ехали в метро… Это был ад! Весь вагон на меня пялился, что-то шушукал… 

— Еще один важный вопрос… Удалось ли вам увидеть в непосредственной работе Дэвида Копперфильда? И все его фокусы во время шоу разгадать? 

— К сожалению, видел только записи. Хотя все его фокусы мной разгаданы. Кстати, это моя мечта — все-таки попасть в казино, где он сегодня выступает. И, скажем так, приобщиться к магии мастера. Копперфильд, как известно, уже давненько не делает новых программ, у него практически нет телевизионных проектов. Но он, по-прежнему, выступает. И, думаю, не только ради денег, но и для собственного удовольствия. 

— И напоследок… Что для вас – «чудо»? Метафизическая категория? Технология фокусника? Или… 

— Знаете, никогда об этом не задумывался. Наверное, потому что сам делаю «чудеса», удивляю других. Что тут сказать? Наверное, самое большое и неразгаданное чудо — это любовь? В этом случае никакие «фокусы» не помогут…

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно