Взболтать, затем смешать

6 ноября, 2015, 00:00 Распечатать

В отечественном прокате — долгожданный премьерный Джеймс Бонд. Фильм Сэма Мендеса "007: Спектр", продолжающий шпионскую летопись и популярнейшую в мире франшизу. Это четвертый эпизод бондианы с участием актера Дэниела Крейга. И 24-й (официальный) эпизод самой франшизы. Хотя, по сути, таковых уже 26, но две картины в титульный расчет не берут.

 

 

 

В отечественном прокате — долгожданный премьерный Джеймс Бонд. Фильм Сэма Мендеса "007: Спектр", продолжающий шпионскую летопись и популярнейшую в мире франшизу. Это четвертый эпизод бондианы с участием актера Дэниела Крейга. И 24-й (официальный) эпизод самой франшизы. Хотя, по сути, таковых уже 26, но две картины в титульный расчет не берут. 

Появление премьерного "007" вызвало оживление в столичном кинопрокате, буквально стонущем от отсутствия на экранах ярких харизматичных кассовых кинохитов и таких же героев. По случаю явления бессмертного агента киевские гала-премьеры сопровождаются пафосными пиар-отчетами. Вроде: "Мероприятие вызвало невероятный ажиотаж среди украинских селебритиз… Игорь Скрипко, Игорь Кириков, Серж Смолин, Монатик, Даша Коломиец, Регина Тодоренко…". (Господи, знать бы, кто они, все эти милые и, очевидно, талантливые люди?). 

Тем временем, на родине агента — можно сказать, в самом сердце британской империи — на премьеру в королевский Альберт-холл пожаловали принц Уильям, его супруга герцогиня Кембриджская Кэйт, принц Гарри и другие официальные лица. 

Заметно, что 007 от эпизода к эпизоду никак не теряет своей общественно-медийной привлекательности. По-прежнему к нему, как к вечному огню, слетаются и короли, и нищие. В матрице Яна Флеминга, ставшей основой бондианы, заложены истины вечные и прописные. Добро побеждает Зло, а "бабло" — это тоже Зло (хотя, как посмотреть). Во всяком случае, материальные ценности пока особо не соблазнили стойкого, как оловянный солдатик, Бонда. На весах его судьбы и его принципов всегда перевешивает гиря, символизирующая ценности истинные: любовь к родине, долг службе, борьба со злом в любых его проявлениях. 

В каком-то плане 24-й эпизод бондианы — "007: Спектр" — фильм об утверждении подлинных ценностей шального агента. О его тоске по туманной родине. По собственному туманному прошлому. Личностное начало и в этой части — определяющее. Хотя харизматичных злодеев для расправы с агентом выпущено немало. 

Начнем с того, что преамбула фильма разворачивает перед зрителями массовые эпизоды погрома в Мехико. Бонд оказывается посреди карнавального шествия (карнавал мертвых), превращая свою битву с террором в такой же карнавал, борьбу без правил. Можно сказать, это едва ли не бенефисная вспышка деятельности Бонда. Ведь в предыдущей картине "007: Координаты "Скайфолл" того же Сэма Мендеса он уже потерял многое и многих. В частности, свою шефиню-страстотерпицу "М", мощно сыгранную Джуди Денч. 

Так вот теперь, после карнавала, Бонд остается едва ли не один на один с врагами, с целым миром. Его новый начальник Меллори (Рейф Файнс) — бюрократическая мумия, человек-машина: такой вряд ли протянет руку помощи, если это не прописано в инструкции. 

На горизонте просматривается еще одна туманная планета, испепеляющая своим таинственным светом агента — молодой директор госбезопасности "С". Затаите дыхание поклонники британского Холмса: в этой роли на арену бондианы выходит гениальный Мориарти — харизматичный Эндрю Скотт. Вы правильно догадались — подобный человек никогда не окажется в стане друзей борца за справедливость. Он создан для других целей. 

В общем, секретарша Манипенни и странный "знайка" "Q" — вот, пожалуй, и все соратники Бонда в новом сюжете. 

Тем временем задача перед ним стоит не из легких. Добраться до очередного мерзавца-террориста — Франца Оберхаузера (Кристоф Вальц), оставившего грязные следы в светлом прошлом популярнейшего агента… 

В "Спектре" у Бонда две главные мишени. Расправиться с международной террористической организацией, прямое отношение к которой имеет Оберхаузер. И, по ходу дела, предотвратить "убийство" своего же ремесла. Поскольку герой Скотта жаждет заменить живых агентов электронными аналогами. Затем унифицировать эту разведывательную виртуальную сеть таким образом, чтобы передать "все под контроль" — тем таки террористам. 

Первые отклики на "Спектр" пестрели сводками о том, что в новой ленте Сэм Мендес специально апеллирует к скандальной истории Эдварда Сноудена. К истории всемирной прослушки и подглядки. Иначе говоря, авторы бондианы во главе с главным героем выходят на тропу войны с глобальным вуайеризмом — попранием прав личности, оказавшейся под пристальным вниманием разведок. Бонд, нахмурив брови, принимает решение поломать эту игру. Проявляя завидные грани своего гуманизма. При этом по-прежнему укладывая штабеля трупов. 

Хотя, естественно, зритель подметит печать задумчивости на его челе. Даже рассеянность по ходу выполнения того или иного личного сверхзадания. Вроде сам Бонд ощущает неловкость: а вдруг и за ним наблюдают? Вдруг и он — очередная мишень на пестром карнавале "наблюдающих за наблюдателями" (по меткому выражению Фридриха Дюрренматта). 

В 2006-м человечеству был представлен именно такой типаж Бонда, талантливо сыгранный негламурным Крейгом в "Казино "Рояль". Одна только личность актера (хотя и не без помощи режиссерского сопровождения) мигом перезагрузила популярную франшизу. Явила образ не только шпиона, но прежде всего человека, который теряет и почему-то подолгу тихо страдает. У которого даже шутки — сквозь горечь утрат. Крейг соскоблил гламурный лак с постамента агента (ранее игранного Шоном Коннери, Пирсом Броснаном, Роджером Муром). И перевел прежний шпионский экшен в русло дорого обставленной, громко стреляющей, но все же человеческой драмы. 

Кто вы, мистер Бонд? Этот вопрос по-прежнему волнует и зрителя, и самого героя — уже четыре эпизода подряд, начиная с "Казино". В его прошлом — такая же мутная и неоднозначная тайна, как, извините, в известных драмах Генриха Ибсена. А в его настоящем не так много радости, хотя бюджет новой бондианы — около 300 млн долл. 

Моника Белуччи, с опозданием, представшая в образе девушки Бонда, и та одним молчаливым взглядом вроде намекает уставшему агенту: "Ты был не первый, мой подснежник!". (Будто цитирует лирику из репертуара пожилых песенных героинь). У самого Бонда и в предыдущей драме, и в этой премьерной — все тот же неспокойный, часто рассеянный взгляд: "И что я здесь делаю?". 

В общем, прошлое снова догоняет его, снова ставит под удар его профсостоятельность. Ведь шпиону не положено так долго страдать. Ему положено действовать. 

В новейшем эпизоде франшизы Барбара Брокколи и ее надежные друзья сознательно или неосознанно заигрываются с усложненностью и драматизмом образа агента. То, что было мощно и убедительно раскрыто в трех предыдущих фильмах с участием Крейга, в нынешнем (даже несмотря на режиссуру сильного Мендеса, снявшего когда-то "Красоту по-американски") кажется какой-то сценарной обузой, повторением пройденного, маслом масляным. Агент будто болтается в силках, расставленных во времена его былой охоты. Тогда как вокруг него самого так много новых и интересных вызовов.

В общем, "целого мира мало", чтобы одолеть всемирное зло!

В этом плане, кстати, картина Сэма Мендеса несколько отступает от традиции классической бондианы — использовать горячие темы для киносюжетов в соответствии с нынешними тревожными угрозами и рисками. Ранее, как известно, в бондиане обителью зла считались советские генералы, северо-корейские плохие парни, держатели нефтяных акций etc. Согласно последним известным заявлениям, подобными угрозами для целого мира сегодня могли бы значиться: 1) ИГИЛ, 2) РФ, 3) Эбола. 

Но ни одна из упомянутых общественных тревог особо не заботит ни Бонда, ни Крейга, ни Барбару Брокколи. С РФ в этом фильме — мир-дружба-балалайка, поскольку Лондонград уже как федеральный округ… А проблемы Ближнего Востока — в частности, Сирии — актуальней и оперативнее отражены, например, в пятом сезоне сериала "Родина", дающем фору агенту в плане реагирования на подлинные опасности сегодняшнего дня. 

В премьерном же фильме некое Зло — абстрактный терроризм и тотально подступающий вуайеризм. С чем и сражаются. По ходу дела обставляя длинный и не всегда динамичный качественный фильм классической погоней, остроумными гэгами и ироничным подтруниванием режиссера над самой мифологией бондианы. 

Если добавить к этому волшебную камеру Хойте ван Хойтема (именно он снимал нашумевший "Интерстеллар" Кристофера Нолана), практически все пазлы большого стиля бондианы в премьере, в общем-то, присутствуют. 

Помимо одного — оригинального сценарного мотива. Издержки которого чреваты усталостью героя, его рассеянностью, растерянностью и прочими тавтологиями.

Танджер, Лондон, Альпы — никакая живописная точка планеты не добавляет смелому парню свежего воздуха в легкие. Он летит, спешит, бежит, стреляет, убивает. Потому что так надо, и так будет всегда. Потому что этот фильм — о "подлинных ценностях", смысл которых знают только опытные шпионы. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно