Война — дворцам. Куда исчезли исторические ценности из усадьбы Лянцкоронских?

28 января, 2011, 14:11 Распечатать Выпуск №3, 29 января-4 февраля

В конце прошлого года на гуманитарном совете при президенте Украины подняли тревожный вопрос о судьбе «приватизированных» старинных украинских дворцов.

В конце прошлого года на гуманитарном совете при президенте Украины подняли тревожный вопрос о судьбе «приватизированных» старинных украинских дворцов. Речь шла, в частности, об известном дворце Лянцкоронских, который перешел в руки бизнесменов (сначала — Дениса Копылова, сейчас владелец другой) и якобы утратил древние ценные экспонаты...

Комментируя ситуацию для ZN.UA, культпатриарх Борис Возницкий отметил, что дворцы Львовщины сегодня сплошь разрушаются и перепродаются, а государственная служба охраны памятников архитектуры не работает.

Представители бывшего владельца дворца Лянцкоронских заявили, что пропавшие раритеты «в нашей собственности не находятся...»

Теперь — обо всем подробнее.

Каких-то 45 километров, отделяющих Старый Раздол от Львова, рейсовый автобус преодолевает за полтора часа. Цель путешествия — дворец Лянцкоронских.

Еще по дороге сообщили, что дворец вот-вот развалится, никого туда не пускают, но там и смотреть нечего — все давно разворовали!

Действительно, возле входа в памятник архитектуры — табличка с надписью: «Стой, частная территория!» И ни единого слова, что это уникальный памятник архитектуры XVIII—
XIX вв., которым мог бы гордиться любой город мира...

* * *

Когда-то роскошный дворец сегодня поражает заброшенностью. Изгородь во многих местах отсутствует. На территории — кучи мусора, на столбах — поломанные фонари. Но галереи все еще украшает фриз с медальонами, в центре которых головы олимпийских богов. Сразу видно: местный хозяин любил антики. Но любоваться ими некому — туристов во дворце практически не бывает. В первые годы независимости его продали как обычный колхозный объект. Сейчас это — частная территория...

Лучшие времена имения связывают с последним владельцем — доктором права Каролем Лянцкоронским (1848—1933), меценатом и коллекционером. Ему удалось собрать настоящие сокровища. Коллекция считалась третьей по величине в Австро-Венгрии. Среди наиболее ценных — несколько десятков античных скульптур. Их К.Лянцкоронский привез в Старый Раздол из археологических раскопок в Турции в 1884 году. Побелил известью, и никто не знал, что это художественные ценности времен Древней Греции и Древнего Рима... Обнаружил это директор Львовской галереи искусств Борис Гри-
горьевич Возницкий.

В конце своей жизни дочь графа Каролина Лянцкоронская преподавала историю искусств во Львовском университете. Все ценности она передала двум польским королевским замкам — Краковскому и Варшавскому. Но и того, что осталось от раздольского дворца ко времени вхождения советских войск во Львов, было более чем достаточно для обустройства самого лучшего музея.

Советская власть не оценила наследия Лянцкоронских. Руководство детского дома, который в 1940-х годах разместили во дворце, от многих вещей решило «избавиться».

— Тогда в музее творилось что-то страшное! Продавали художественные ценности направо и налево, — рассказывает Борис Возницкий. — Среди других вещей Дрогобичский музей вывез из дворца около двух десятков античных скульптур. Но в Дрогобиче их сейчас нет. Говорят, передали археологическому музею в Одессе. Я проверил: в Одессе их нет. Позднее некоторые портреты XVIII в. были переданы во Львовскую картинную галерею.

Как-то заехал туда. Думаю, присмотрюсь поближе к гипсовым скульптурам, потому что после продажи дворца уже не смогу. Глянул — а это мраморные скульптуры. Спрашиваю у сторожа: а куда делась небольшая бронзовая фигурка, стоявшая на фонтане? Говорит: украли ночью, очевидно, сдали на металлолом! Тогда санаторный врач взял милиционера и пошел искать. Нашел, хотя и несколько поврежденную. Это была фигурка работы скульптора-живописца, учителя Леонардо да Винчи Андре дель Верроккьо, 1462 год. С помощью заместителя главы госадминистрации В.Герича удалось забрать ее в наш музей.

Так у нас появилась античная скульптура. Ведь все, что когда-то имели, вывезли в Москву и Ленинград.

Довершила дело приватизация дворца. В марте 2004 года его продали киевской фирме ООО «Сеть отдыха» всего за 467 285 грн.

Сейчас памятник архитектуры держится на честном слове: крыша протекает, некоторые окна забиты фанерой. Пол гниет, местами даже провалился, стены голые, ободранные.

Еще до недавнего времени во дворце на постаментах стояли настоящие античные фигуры. Лишь некоторые из них сейчас хранятся во Львовской галерее искусств. В частности мраморная фигурка античного бога Марса (II в.), античные фигуры женщины с чашей и юноши с книгой (II в. до н.э.). Бронзовая скульптура «Эрос с дельфином». Эти работы Андре дель Верроккьо украшали фонтан дворца.

Стены дворца украшали большой портрет Данте (нач. XVII в.), уникальные мраморные рельефы. Правда, об этом узнали только тогда, когда сооружение решили продать. Именно эти
рельефы, стоимость которых — миллионы долларов, якобы демонтировал владелец дворца Денис Копылов.

* * *

— Дворец всегда был украшением поселка. В дендропарке росли редчайшие деревья: гинго, тюльпановое дерево, багряник японский, огромные вековые дубы. Теперь из такой красоты сделали мусорную свалку, — рассказывают крестьяне.

— Длительное время за памятником архитектуры никто не смотрит, никаких работ не ведется, — говорит глава поселкового совета Старого Раздола Мария Рогуля. — Поэтому в апреле 2010 года от имени поселкового совета мы подготовили письмо владельцу: хотелось бы знать, когда дворец будут ремонтировать и как здание будет использоваться...

А между тем сооружение с каждым годом все больше разрушается! Кто будет отвечать за его уничтожение? Если не получим ответа, вынуждены будем обращаться к президенту Украины, главе правительства с просьбой вернуть памятник в государственную собственность.

* * *

Начальник Управления охраны культурного наследия Львовской облгосадминистрации Василий Ивановский немногословен. Он сообщил, что продажа состоялась без ведома областных органов охраны культурного наследия и без соблюдения действующего законодательства по охране памятников. И ему не известны планы владельцев памятника относительно его будущего.

— Управление охраны архитектурного наследия вообще никак не связано с продажей, говорит В.Ивановский. — Когда в 2005 году было создано наше управление, дворец уже находился в частных руках. По словам владельцев, они не видят возможности дальнейшего использования памятника и готовы продать его.

Что же касается мраморных барельефов, которые имели большую художественную ценность, то они переданы на хранение в Центральный государственный архив. Когда их вернут на место — и вообще, вернут ли, этого не знает никто.

* * *

А вот директор Львовской галереи искусств Борис Возницкий считает, что против дворцов в Украине
сегодня ведется необъявленная война.

— Львовщина никак не заботится о своих дворцах, — рассказывает Б.Возницкий. — У нас они продаются, передаются в частную собственность, разрушаются. Дворец Лянцкоронских конца XVIII — нач. XIX в. в Старом Раздоле только один из примеров.

Граф Лянцкоронский был меценатом, владел большими ценностями. Он был одним из организаторов археологических раскопок в Турции в 1884 году, откуда привез в Старый Раздол несколько десятков античных скульптур. Побелил их известью и до этого времени никто не знал, что это художественные ценности времен Древней Греции и Рима.

Когда-то античные фигуры стояли на постаментах. Одна из них, белый рыцарь, на самом деле — изваяние античного бога Марса (II в., Рим). В помещении среди гипсовых копий обнаружили три ценных мраморных рельефа и большой портрет Данте (нач. XVII в.). Дворец купил киевлянин Денис Копылов. А было еще и 12 гектаров парка.

О том, что новый владелец начал демонтировать эти рельефы, мне сообщил прокурор из г. Николаева. Когда я приехал туда, меня не пустили — частная собственность. Возвращаюсь во Львов, беру с собой представителя управления архитектуры. И снова нас не пускают. Тогда прокурор вызывает из Киева представителя владельца. Когда мы наконец попали во дворец, то увидели, что все стоит в ящиках запакованное для вывоза. Вывозить прокуратура запретила, но где теперь эти рельефы — неизвестно!

— Были попытки вернуть их?

— Это должна делать служба охраны памятников. Но не делала!

В соответствии с законом об охране памятников в Украине дворцы и замки могут принадлежать государству, частному лицу, учреждению. Но если владельцем стало частное лицо, оно не имеет права там ничего перестраивать, менять форму окон, дверей и т.п. Можно лишь использовать все и сохранять.

Если же владелец ничего не делает, на него могут наложить штраф до двух тысяч минимальных окладов. Не подействует — служба охраны памятников подает на владельца в суд и возвращает объект в государственную собственность. Но несмотря на наличие соответствующего закона, почему-то до сих пор в государственную собственность не возвращен ни один памятник. Если владелец демонтировал уникальные барельефы из дворца Лянцкоронских, то с этим надо разобраться... Но насколько я знаю, ни одного дела против нарушителей законодательства по охране памятников не открыли.

Больше всего беспокоит то, что на Львовщине нет государственной службы охраны памятников архитектуры. А ведь здесь сосредоточено 30 процентов всех памятников Украины! Именно эта служба должна следить за сохранением памятников архитектуры. Отсюда все проблемы.

В селе Оброшином, недалеко от Львова, был дворец епископов католической церкви XVIII в. Сейчас там все разрушается! Всего таких дворцов на Львовщине около 15. Никто ими не занимается.

Два года назад продали дворец в Тартакове, который горел еще в советские времена, — теперь он стоит в руинах. Новый владелец оттуда родом, по образованию реставратор. Я надеялся, что он хотя бы кровлю сделает, но зря. Дворец вот-вот завалится. Еще одна полуразрушенная усадьба доживает свой век в селе Судовая Вишня. В ней знаменитый Александр Фредро писал свои пьесы. В советское время там было женское общежитие. И этот дворец тоже горел...

Впрочем, есть надежда, что будет
сохранен замок в Старом Селе, который взял в концессию бизнесмен из Львова господин Рыба. Он образованный человек, окончил художественную академию.

Если не взяться за восстановление дворцов, скоро их в Украине вообще не останется. При президенте В.Ющенко обновлен дворец последнего гетмана Украины (который при Екатерине II был президентом Российской АН) Кирилла Разумовского в Батурине (почти 200 лет простоял он в руинах!). Но возникла проблема — там нечего было показывать! И тогда директора львовских музеев вместе сделали экспозицию. Сейчас там стоят огромные очереди, чтобы попасть во дворец.

Многое о дворце Лянцкоронских мог прояснить теперь уже бывший его владелец господин Копылов. Следовательно, именно ему ZN.UA адресует вопрос.

— Вы владели памятником с 2004 года. Что вам помешало его отремонтировать?

— Дворец в Старом Раздоле уже не наш. Мы продали его еще год назад. Даже если и было желание отреставрировать здание, то кризис резко все перечеркнул.

Екатерина Филинова,
юрисконсульт ОАО ИК «Инеко», представитель бывшего владельца:

— У нас была иллюзия, что, имея достаточно активов, сможем привести памятник архитектуры в адекватнее состояние. Но поняли, что с нашей бюрократической системой средств, которые мы рассчитывали вложить в реконструкцию объекта и обустройство парка, недостаточно. Особенно очевидным это стало, когда начались переговоры о проектной документации с Украинским региональным специализированным научно-реставрационным институтом «Укрзападпроектреставрация». Его услуги — нереально дорогие. Государственное предприятие «Укрзападпроектреставрация» — монополист, осуществляющий работы по проектированию таких реконструкций и единственный орган, который имеет право утверждать эти проекты.

За проект готовы были взяться другие проектные организации, но в институте нам сказали, чтобы даже не надеялись: они его никогда не утвердят. Вот если закажете у нас, тогда другое дело.

Ценовая политика этого учреждения, мягко говоря, не по зубам даже инвестиционной компании, которая в 2004 году входила в список 100 топ-компаний в Украине. Цена, названная нам за проект реконструкции, была несопоставима даже с ценой реализации проекта. Обращались в разные инстанции. Пытались получить помощь от государства хотя бы по части технической документации. На нас не реагировали...

Были проблемы и с местными правоохранительными органами. Заключив с ними договор об охране дворца, мы фактически не получали охранных услуг. Вынуждены были нанять частную охрану.

Поэтому, когда поняли, что не дождемся от государства никакой помощи, мы фактически вынуждены были признать провал этого проекта. Также поняли, что попали в очень глубокую бюрократическую яму.

— Сколько вы были готовы вложить средств в реконструкцию памятника?

— Необходимую для реконструкции сумму. Понимали, что разработка проекта будет составлять не менее 20% от стоимости работ. А нам выставили смету, в соответствии с которой стоимость проекта равнялась стоимости работ.

— Знаю, что вы вели переговоры об аренде дополнительного земельного участка вокруг дворца. Но сельский совет вам отказал...

— Да, вели. Потому что, как вы понимаете, памятник архитектуры мы не могли использовать в качестве прибыльного объекта. Мы видели его, главным образом, объектом, который привлекал бы туристов. Поэтому нужен был земельный участок для строительства жилого корпуса, других потребностей.

— Ваш опыт «неуспеха», очевидно, мог бы быть полезным для других инвесторов?

— Считаю, что по нашему пути пойдут только те, у кого есть соответствующие связи в «Укрзападпроектреставрации». Иначе это невыгодно. В рыночных условиях инвестор считает, за сколько времени он сможет вернуть вложенные средства. Людям, берущим в управление памятники архитектуры, не только не предоставляется никакой поддержки, из них, мягко говоря, выжимают все.

— Что случилось с историческими барельефами, находившимися во дворце? Где они хранятся и кому сегодня принадлежат?

— Интересный вопрос... Насколько мне известно, в нашей собственности они не находятся. Когда возник вопрос об их сохранении (как и пропавшей кованой чугунной химеры с ворот дворца), мы неоднократно обращались в милицию. Предоставили заключение специалистов, что это не просто «кусок железа», а художественная ценность. Но нас не услышали. Поэтому вынуждены были позаботиться, чтобы хоть остальное не пропало: передавали барельефы туда, где могли обеспечить их сохранность. На данный момент правовой статус памятников нам неизвестен.

— Можете ли вы назвать нового владельца дворца?

— Фамилия нового владельца является коммерческой тайной в любом договоре.

— Но ведь речь идет о памятниках национального значения. По крайней мере за границей имя не является тайной.

— За границей это не грозит такими убытками, как у нас. С другой стороны, там существует адекватная законодательная база, регулирующая порядок перехода права собственности на такие объекты.

* * *

Привлекательными дворцы делают их хозяева. Без них здания — только куча камня, хотя и ценного. Судя по всему, в Украине пока что настоящих частных собственников не существует. Время и ненастье наносят намного меньше вреда древним памятникам, чем люди, которые берут их в аренду, покупают для личного владения, пусть и с добрыми намерениями.

И пока не поймут, что национальное достояние — не частная территория, памятники архитектуры должны находиться в государственной собственности. Иначе пройдет немного времени, и украинцы, у которых пока что есть немало памятников архитектуры и истории, вынуждены будут ездить в соседние страны, чтобы собственными глазами увидеть «живой» замок или дворец.

Историческая справка. Дворец Жевуских—Лянцкоронских, памятник архитектуры ХVІІІ—ХІХ веков, заложенный в 1704 году Жевускими на месте замка и достроенный в 1874—1903 годах К.Лянцкоронским. До 1939 года во дворце сохранились коллекция древностей и картин, а также библиотека семьи Лянцкоронских. Самые ценные экспонаты еще до Второй мировой войны сын К.Лянцкоронского вывез в свои имения в Австрии и Швейцарии. То, что осталось, частично разошлось по музеям и картинным галереям СССР. Некоторые экспонаты нашли пристанище в хранилищах Дрогобичского краеведческого музея, Львовской галереи искусств, Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге. Остальные экспонаты и предметы интерьера, уцелевшие после советского периода, вывезены неизвестными лицами уже после продажи дворца в частную собственность.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно