ВЛАДА, НЕ ПУГАЙ МЕНЯ!

3 октября, 2003, 00:00 Распечатать

Плохая профессия: осматривать трупы, особенно в жару. Из китайских цзацзуань В книге Я.Минченкова ...

В.Ралко. Из серии «Влюбленные мальчики»
В.Ралко. Из серии «Влюбленные мальчики»

Плохая профессия: осматривать трупы, особенно в жару.

Из китайских цзацзуань

В книге Я.Минченкова «Воспоминания о передвижниках» описан такой эпизод из биографии Ивана Шишкина: «Художник завершил большой этюд соснового леса. Казалось бы, все понятно в картине — и стволы деревьев, и хвоя, и ручей с отражением в нем деревьев. А получилось так: подходит женщина-крестьянка, долго смотрит, вздыхает. Шишкин спрашивает: «Что, нравится?» Женщина: «Куда лучше!» — «А что здесь изображено?» Женщина присматривается и говорит: «Очевидно, гроб Господний». Если такие несуразицы происходили с выдающимся реалистом, то представьте, как уродуются со своими зрителями художники, принципиально творящие искусство, максимально отдаленное от академических правил, втемяшенных в их головы и руки художественными вузами и училищами. Конечно, если ностальгия по совершенной форме и гармонии цветов терзает душу, найти бальзам очень просто — музеи украинского, русского, западного и восточного искусства не страдают от излишка внимания ценителей классики. Следовательно, тихие минуты или часы общения с прекрасным вам гарантированы. Никак не могу убедить себя в том, что и титанам возрождения, и даже гениям не такого уж и далекого ХІХ века судьба выкраивала вовсе не мафусаиловые отрезки времени для творчества. Но результаты их труда четко указывают на то, что жили они вдесятеро дольше большинства наших современников.

Не понимаю, зачем Влада Ралко хочет своим очередным проектом «Влюбленные мальчики», экспонируемом в «Галерее Карась», убедить меня, что жизнь безобразна, словно блевотина? С такой точкой зрения на человеческое существование я познакомился еще, пожалуй, в классе седьмом, перечитав специалиста по человеческим патологиям Эмиля Золя. Но даже талант великого натуралиста не сделал меня приверженцем лозунга «Жизнь — это медленная смерть». Леонардо да Винчи тоже занимался препарированием трупов, Тарас Шевченко рисовал в академии анатомию человеческого тела. Но я не чувствую в них пренебрежения к homo sapiens. Если любовь действительно была бы такой отталкивающей, как живопись Влады Ралко, на Земле, пожалуй, не появились бы не то что влюбленные мальчики, а даже слизняки.

Флаг патологии может гордо держать в своих руках Александр Гнилицкий. Его большая экспозиция мелких работ под названием «Ценные бумаги» в галерее Гельмана похожа на материалы следствия извращенца, арестованного по подозрению в педофилии, зоофилии, некрофилии и других проявлениях психического нездоровья. Выставка целиком рассчитана на аудиторию тех, кто входит в состояние экстазного энуреза от творчества матерщинниц-«татушек». Я читал в материалах царской охранки в деле Кирилло-мефодиевского братства, что полицейские чины в поисках компромата ныряли в нужники подозреваемых. Некоторые из работ Александра Гнилицкого тоже словно вышли из подобных тайников души. Искренне жаль, что художник, умеющий мастерски работать в различных техниках и не обделенный талантом, топит свой талант в болоте абсурдного безвкусия.

В поисках незлого тихого реализма я забежал в галерею «Ирэна», радующую в последнее время приятными выставками. Вот тебе и раз! И здесь что-то такое, что простому смертному не разобраться. Более чем скромная выставка под названием «CопіRайт» — плод сотрудничества Виктора Покиданца и Валентина Мальченко. Люди, обезьяны, зебры, пингвины, бегемоты отпечатаны на страницах, вырванных из нотных сборников. Протиснуться в лабиринты творческого замысла я не смог. Возможно, вам поможет в этом фрагмент анализа выставки, принадлежащий искусствоведу А.Сидору-Гибелинде, в котором он говорит о «серебристой фактуре эксплантированного фигуратива». Теперь поняли?

В бесплодных поисках «фигуратива» я забежал в галерею «Л-арт». Александр Ройтбруд. Живопись. Ретроспектива «1988—2003». Монументально. Умело. Иногда смешно (хотя названия работ серьезные: «Летаргия», «Безумие»). Временами кажется, что мастера станковой живописи стремятся забрать хлеб у карикатуристов. Ведь смех над святым и праведным — меченная территория мастеров веселого жанра. Хотя и карикатура большого размера и написана маслом ловкой рукой Александра Ройтбруда тоже воспринимается вполне нормально. Например, «Будда в пустыне». Правда, оригинал Крамского, носящий название «Христос в пустыне» мне нравится больше. Кстати, почему именно Будда? Магомет смотрелся бы в компиляции на тему пустыни намного органичнее.

Если внимательно не всмотреться в элементы проекта «Пасека» Николая Журавля, выставленные в галерее «СовиАрт», его можно сразу же отнести к оторванному от мира авангарду. Но, оказывается, не все в этом художественном мире построено на отталкивании от абсурда. Графическая часть проекта похожа на творческие мучения архитектора, ищущего гармонию формы и пространства. Гипсовая часть — модели ульев — напоминают варианты капеллы в Роншане Корбюзье. Если этот творческий поиск Николая Журавля выйдет на украинские просторы, поближе к липовым рощам и гречневым полям, думаю, пчелиные рои будут биться за то, чтобы поселиться в этих пластических, интересных формах.

В галерее «Мистець» Юрий Линиченко экспонирует свою живопись. Авангардный этнографизм, наклоненные ветром древности, словно пизанские башни, люди. Беспредметные холсты с откровенным названием «Игра с цветными пятнами». Гармоническая «Осенняя метель». Но почему-то возникает вопрос. Не к Юрию Линиченко, а вообще к нашей живописи, пытающейся заглянуть в нашу историю. Ее основа — стилизация под лубочных казаков мамаев и глиняных петушков. Почти не встречаешь попыток воспроизвести реальный образ наших пращуров. Но ведь они, наверное, очень мало отличались от нас. Разве что шаровары были немного другого покроя, но шили их, как и сейчас, в Турции.

Живопись Галины Кисляковой, представленную в «Галерее, 36», тоже можно причислить к многоликому авангарду. Люди, кони, натюрморты — синие, красные, желтые. Стилизация к простым геометрическим формам. Так пытаются творить многие художники. Но авангард Галины Кисляковой искренний, очевидно, он был таким в двадцатые годы прошлого века, когда и художники, и их искусство еще были молодыми и не испорченными запахом денег.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно