Виктор Шкарбан: «Сотрудничество бизнеса с культурой должно стать важной стратегией»

26 июня, 2009, 12:53 Распечатать

Генеральный директор компании «Кюне + Нагель» (занимающейся транспортной и складской логистикой) ...

Генеральный директор компании «Кюне + Нагель» (занимающейся транспортной и складской логистикой) не только находит возможность повышать заработную плату своим сотрудникам в период кризиса, но и разрабатывает различные направления сотрудничества с мастерами сцены и художниками. Виктор Шкарбан поддерживает творческие и деловые контакты с известными украинскими театрами, помогает живописцам. В интервью «ЗН» г-н Шкарбан признался, что в нашем обществе, к сожалению, спрос на высокое искусство слишком мал.

— Бизнесмены не торопятся поддерживать театральные проекты, выставки... А вы в культуру инвестируете. Почему именно это направление?

— Нужно проявлять заботу о культурном развитии и о следующих поколениях. Инвестируем не в попсовые проекты, а в серьезное искусство. Довольно тесно сотрудничаем с мастерами Национального театра оперы и балета, с художницей Александрой Праховой, правнучкой Адриана Прахова. Мы не спонсируем непосредственно ее выставки, но стараемся приобрести ее картины.

У нас налажена работа с театральной компанией «Бенюк и Хостикоев». Время от времени приглашаем наших сотрудников в театр, а артистов — на мероприятия, которые проходят у нас в компании. Особенно если это мероприятия публичные. Эпизодические проекты у нас были с хором им. Веревки, Национальным театром им. И.Франко.

— Бизнес сейчас страдает от кризиса. Как вам удается и самим держаться, и другим помогать?

— Бизнес — это точные шаги с прогнозируемыми результатами. В бизнесе рассчитывается все до мелочей. И в зависимости от того, насколько хорошо сбалансирована ваша система бизнеса, насколько хорошо вы можете прогнозировать то, что будет происходить с вашим бизнесом, — вы более или менее хорошо будете держаться на рынке. В профессиональном бизнесе рассчитывают и прибыль, и количество людей, которые на эту прибыль работают. В нормальных компаниях, в частности международных, такое планирование проводят на срок от одного года до пяти. Обязательно нужно иметь хорошую команду, чтобы каждый на своем месте выполнял свои задачи профессионально.

Правда, во время кризиса опираться только на такие прогнозы — рискованно, они могут оказаться неточными. По-моему, нужно очень внимательно анализировать происходящее, следить за изменениями на рынке, чтобы своевременно увидеть, в какой его части есть проблемы. Обязательно нужно хорошо изучить потребительский, бизнесовый рынок. Сегодня мы не отказались от своих клиентов, у которых возникли финансовые трудности. Мы дали возможность каждому предприятию получить кредит, то есть отсрочить платежи — от 15 дней до 45. У одной очень известной фирмы, производящей прохладительные напитки, например, сейчас большие сложности. Мы позволили им оплатить услуги через 45 дней, чтобы они не останавливали свое производство и продолжали поставки товара. В результате у нас нет существенного уменьшения объема услуг, а следовательно, удалось избежать сокращения персонала. В апреле мы даже повысили заработную плату.

— В чем суть сотрудничества вашего бизнеса и искусства, в частности?

— Я не имел непосредственного отношения к искусству. Разве что так, как и вы, читаю книги, хожу в театр, на выставки. Но искусство меня интересует и с точки зрения менеджера. Вы должны почувствовать эту разницу, ведь бизнес ориентирован прежде всего на прибыль. Бизнес в силу своей природы не может иметь иной трактовки, это не меценатство. Бизнес направлен или на завоевание части рынка, или на продвижение какого-то продукта как части стратегии, но в конце концов кто-то на этом должен заработать деньги.

Я как менеджер считаю, что сотрудничество бизнеса с культурой на сегодняшний день в Украине должно стать необходимой стратегией. Отношения с культурой должны быть всегда. Они всегда желательны для бизнеса. Это еще и мотивирующий фактор для персонала компании. Общение с театром, общение с искусством — не только имидж компании, но и то, что делает нас лучше. Компания, инвестирующая в проекты известных деятелей культуры, в культурные мероприятия, приобретает совершенно иной уровень авторитета и, что, пожалуй, еще важнее, — уровень самоуважения.

— Международная компания (главное представительство «Кюне+Нагель» находится в Швейцарии) может непосредственно сотрудничать с украинской культурой?

— Бизнес не имеет национальности. Поэтому однозначно интересно сотрудничать именно с национальными культурами. И, хочет того швейцарский или германский бизнес или нет, он будет поддерживать украинскую культуру, если имеет дела в Украине. Для бизнеса важно продвинуть свой авторитет на том рынке, на котором он работает.

В данном случае должно быть взаимное влияние: культуре необходим бизнес, а бизнесу совершенно необходима культура. Они должны выживать вместе. Но здесь еще одна проблема: у украинцев недостаточно развита тяга к искусству…

— Вы считаете, что тяга к национальному искусству развита недостаточно?

— Дело в том, что спрос на это искусство в обществе еще неадекватен, слишком мал. Но украинское искусство есть, и оно успешно продается сегодня за рубежом.

Вы посмотрите: 80 процентов украинских артистов сегодня работают в России или в дальнем зарубежье. Безусловно, на это влияет ситуация в государстве. Но есть еще уровень нашей с вами образованности и культурности. Если бы мы активнее ходили в театр, на концерты и платили большие суммы за билеты, деятели искусства никуда бы не уезжали.

Сегодня наши взгляды на культуру в определенной степени смещены. Поэтому такой спрос. Мы часто не способны оценить искусство, которое называют высоким, — ведь смотрим на него сквозь призму других приоритетов, выставленных, к сожалению, самой жизнью. Если какие-то картины сегодня хорошо продаются, это еще ни о чем не свидетельствует. Это может быть временный спрос. Обществу нужно повысить уровень художественного восприятия, уровень эстетики. Тогда на каждый художественный продукт будет спрос в соответствующем слое общества, тогда настоящее искусство станет действительно высоким.

— А как же шоу-бизнес, массовость восприятия?

— Шоу-бизнес — это другое. «Нам весело, нам ритмично» — и «нам этого хватает!» Высокая музыка заставляет по-иному воспринимать, задуматься, почувствовать, пережить. Сейчас сегмент рынка для этого продукта еще незначителен. Две трети занимает шоу-бизнес, а там в слова песен не вдумываются даже сами исполнители — не во что вдумываться.

— Как вы лично относитесь к разрекламированной выставке Демиэна Херста в «Пинчук арт-центре»?

— Если это вопрос ко мне как к гражданину с определенными художественными вкусами, то скажу: я на эту выставку не ходил. Я не принадлежу к той части «рынка», которую привлекает именно такой продукт.

Я люблю оперу, театр, а больше всего украинскую народную песню. И не знаю, есть ли у какого-то народа такая богатая музыкальная культура, такое большое количество народных мелодий. Специалисты говорят, что их у нас более 500 тысяч. На мой взгляд, именно здесь и наша духовность, и национальные корни, и крупный бизнес, и высокое искусство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно