ВЕСЕЛЫЙ ВАСИЛЕНКО

9 января, 2004, 00:00 Распечатать

Большинство граждан нашей страны хорошо знакомы с этим человеком, и, возможно, даже с детства. Нет, это не занудный политик, не крикливый певец...

Большинство граждан нашей страны хорошо знакомы с этим человеком, и, возможно, даже с детства. Нет, это не занудный политик, не крикливый певец. При встрече с ним мы обязательно улыбаемся. Угадали? Дед Мороз! Нет, хотя если одеть его в красные одежды и попросить немножко отрастить серебристую бороду, он станет похож на этого реального персонажа сказок. Впрочем, вполне возможно, что под елкой вам доводилось находить красочные веселые книги с рисунками заслуженного художника Украины Анатолия Василенко. Его мастерская напоминает Ноев ковчег — изображениями котов, песиков, птичек, рыб завешаны все стены. Вот только обезьянку я почему-то не заметил...

— Анатолий Петрович, когда вы впервые взяли в руки карандаш?

— Давно. Я всегда любил рисовать. Хотя родился в селе Мала Ланка Карливского района на Полтавщине, все же с помощью отца имел возможность знакомиться с подшивками старых «Перців» и «Крокодилов». Уже тогда я безошибочно изучил стиль и манеру известных художников, которые печатались в этих изданиях. Правда, и мечтать тогда не мог, что буду бок о бок работать со многими из них.

— Юмористическому восприятию мира, конечно, научиться невозможно. Но ведь ступени художественного мастерства проходить нужно обязательно?

— Я учился в Миргородском керамическом училище, потом поступил в Киевское училище прикладных искусств. Кстати, добирался я из Миргорода до Киева, имея лишь рубли в кармане, которые на дорогу так и не потратил, — водители сочувственно махали рукой и подвозили без оплаты. Но самой большой своей художественной школой считаю природу. Много лет я ездил на Десну, вставал в шесть утра, намачивал бумагу в речной воде, лепил ее на стекло и рисовал пейзажи. Общение с этой красотой научило меня работать со всей акварельной палитрой, поскольку раньше я почему-то использовал только красную и черную краски. Припоминаю случай — сижу посреди луга, рисую околодеснянские виды. Вдруг подъезжает «бобик», наверное, с местным председателем колхоза. «Закурить есть?» — «Нет, — отвечаю, — я не курю». — «Хорошо, тогда сиди и рисуй, а то я бы тебя выгнал, чтобы ты здесь сено не сжег».

— Вы легко вошли в коллектив «Перця», ведь там тогда работали настоящие мэтры?

— Действительно, в начале 60-х в «Перці» трудились Федор Макивчук, Степан Олейник, Валерий Зелинский и много других известных людей. Я был тогда самым молодым среди перчанских художников. Но прошло несколько лет, и как-то художник Бэ-Ша (Борис Шаповал) ехидненько так сказал: «А Василенко-то постарел, что приятно отметить!» А теперь я старейший среди «перчан». Когда мои работы и имя недавно появились в Интернете, начали поступать письма и из Америки, и из Австралии. «О, Василенко еще жив! Мы так рады!»

— Какое-то время вы прятались под псевдонимом Гервас.

— Когда я познакомился с карикатуристом Сергеем Герасимчуком, мы начали совместно трудиться, даже выработали похожую художественную технику исполнения. К сожалению, скоро 20 лет, как Сергея не стало, ему было всего 44. А общее имя Гервас придумал для нас писатель Василий Большак.

— Круг вашего творчества не ограничивался флагманом украинской сатиры?

— Я сотрудничал с издательствами «Веселка», «Дніпро», журналами «Барвінок», «Піонерія», газетой «Сельская жизнь». Изданы свыше ста книг с моими иллюстрациями.

— Вы были одним из немногих, а, возможно, и единственным в Украине художником, работавшим в жанре так называемого комикса.

— Именно определение «комикс» в советские времена было запрещено. Но что касается популярности этого вида творчества... Моего «Тимка-звіролова» издала «Веселка», и он разошелся тиражом 550 тысяч экземпляров.

— В Белокаменную вас не переманивали?

— Да. Возможно, даже мои успехи на московской ниве, участие в конкурсах «Сатира в борьбе за мир» и повлияли на присвоение мне звания заслуженного художника. Но в столице СССР я не прижился. Москва напоминает мне сумасшедший Вавилон, тогда как Киев — активный Миргород. Да и на другой язык было трудно переходить — я всегда говорил на украинском. Я сказал тогда своим русским коллегам-карикатуристам: «Вечером мне приходится язык в стакан с водой засовывать, чтобы снова стал пластичным. Водка не помогает». Но хорошие отношения с русскими художниками поддерживаю и до сих пор печатаюсь в их прессе.

— Наверное, трудно в наше хронически переломное время оставаться оптимистом?

— Тревожно на душе. Иногда кажется, что все вокруг — погода, радио, телевидение, гонорары — разливается из одной бочки, такое все оно мелкое и серое. Но письма признательных ценителей творчества, улыбки людей убеждают, что оставлять этот труд не стоит.

— Не нарисуете ли эксклюзивную обезьянку для «Зеркала недели»?

— Пожалуйста!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно