В историю вошел. А в память? - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

В историю вошел. А в память?

20 июня, 2008, 12:35 Распечатать

Невысокого роста мужчина, с ласковым взглядом и интересными рассказами о себе и других, в пыльнике и неизменно черном берете...

Невысокого роста мужчина, с ласковым взглядом и интересными рассказами о себе и других, в пыльнике и неизменно черном берете. Таким запомнили Олексу Шаткивского коллеги-преподаватели и студенты Института прикладного и декоративного искусства Украинского полиграфического института им.И.Федорова и училища прикладного искусства во Львове.

«В украинское искусство он пришел в 30-е годы, когда в среде художников активно велись поиски своего, национального стиля. Олекса Шаткивский в большей мере стал украинским импрессионистом. Его холстам присущи мягкость красок, рваная, легкая, воздушная линия. Значительное влияние на его творчество оказали украинские художники — Иван Труш и Олекса Новакивский. Вместе с тем самобытный художник Олекса Шаткивский приобщился к западноевропейским художественным течениям», — кратко анализирует творчество незаурядного живописца и графика заслуженный художник Украины Ярослав Омелян. Совершенно не верится, что 28 мая Олексе Шаткивскому исполнилось бы сто. Выставка документов о жизни художника и его работах, на днях открывшаяся в государственном архиве Тернопольской области, словно ликвидирует временную дистанцию...

А теперь о том, как начинался Род Шаткивских. Более трехсот лет назад у подножия современной Почаевской лавры жил хозяин Андрей Смих. Тогда хутор называли Смихи, сейчас это — городская улица. В Почаеве проживало немало Смихив, со временем получивших фамилию Шаткивские. Так за будущим художником закрепилась двойная фамилия — Смих-Шаткивский.

Но в детстве ему было вовсе не до смеха. Трудное время Первой мировой войны заставили семью мыкаться по разным местам. Она побывала и на Екатеринославщине, где Олекса начал ходить в школу. Родной дом не уцелел. Шаткивские переехали в село Будки, расположенное в семи километрах от Почаева. «Там я в школу ходил, потому что школа находилась у бабушки», — парадоксальный штрих «Автобиографии» Олексы. Средняя школа — в Почаеве, но мальчик хотел учиться изобразительному искусству. Он пошел на экзамен в лаврскую иконописную школу. И сделал первый рисунок... уха. Наместник лавры Дамаскин принял парня на обучение. Олексе довелось осваивать множество наук — растирал краски, наносил грунтовку на холсты, помогал восстанавливать монастырские крыши и заборы. «Там я научился растирать краски, что пригодилось в Варшавской академии живописи — для святых образов», — полушутя-полусерьезно отметил в «Автобиографии». А когда выпадали свободные минуты, внимательно изучал картины итальянских художников, иконы, резные орнаменты, серебряные чаши, подсвечники, старопечатные книги.

Художественные и графические работы юноши были не просто упражнениями. Наблюдательный глаз улавливал различные мотивы, которые в будущем станут неотъемлемой составляющей художественного мировоззрения — это и натурные зарисовки волынских крестьян, и изображение почаевского дома, в котором останавливался Т.Шевченко, и цикл рисунков «Ученики Почаевской лавры»... Натурный материал начинающий художник подает довольно подробно, прибегая к наименьшим деталям. И постоянно экспериментирует. Используя технику карандашного рисунка, практикует масляную живопись и пастель.

Воспользовавшись советом своего учителя — известного живописца Александра Якимчука, с которым летом ходили на этюды, Олекса Шаткивский в 1931 году поступает в Варшавскую академию искусств. Новый приток творческих сил, существенным образом расширяется диапазон интересов. Альбомы студента с пейзажами окрестностей Почаева, сюжетно-бытовые композиции и отдельные детали крестьянского быта пополняются сценами из варшавской жизни, портретами коллег, с которыми учился. «В этом разнообразии беглых набросков, студий проявлялось то, что вскоре станет поэтико-философской спецификой его искусства, а затем спроектируется в авторскую художественно-эстетичную концепцию его искусства», — убеждает кандидат искусствоведения Роман Яцив в предисловии к сборнику произведений Олексы Смих-Шаткивского (Львов—Киев, 2004).

В польской столице собралось большое количество студентов из Украины, которые еще в 1927 году организовали украинский художественный кружок «Спокій». Его художественная идеология выражалась афоризмом: «Покой — не означает застой». Ритм, такт, порядок, аккорд, гармония — вот что господствует в настоящем искусстве всех эпох. Так считал член кружка Олекса Шаткивский, но сам выходил далеко за идеологические рамки кружка. Он полюбил импрессионизм, проникший тогда в Варшаву, с легкостью выражения, богатством цветов, глубиной и шармом. Об этом расскажут пейзажи Почаева и натюрморты. Шаткивский работает системно — и в живописи, и в графике. Детально изучил технологические особенности различных видов эстампа (линорит, дереворит, офорт, сухая игла, литография). «В жанровом диапазоне он стратегически сблизил сюжетно-бытовую (ситуационную) композицию с портретом, пейзажем и натюрмортом, выйдя на широкую, в своей структуре синтетическую, тематическую платформу», — отмечает искусствовед Роман Яцив.

Уже в декабре 1933 года Олекса Шаткивский вместе с художниками Петром Метиком и Нилом Хасевичем представляет украинских художников Варшавы на 4-й выставке Ассоциации независимых украинских художников во Львове, а со следующего года экспонирует свои работы на выставках кружка в Варшаве, Луцке, Кременчуге, Ривном, Львове, на международной студенческой выставке в Румынии. Четырнадцать различных наград — это уже признание его творчества. Для более глубокого изучения европейского искусства талантливого студента отправляют в разные страны — в музеи Берлина, знаменитую Дрезденскую картинную галерею, парижский Лувр...

Олекса Шаткивский едва успел закончить Варшавскую художественную школу и получить документ о среднем образовании, как на его малой родине произошли эпохальные изменения — приход советской власти, депортации, репрессии. Он возвращается в Почаев, и, чтобы иметь средства для существования, работает учителем рисования в местной школе.

После отступления фашистов из Тернополя Олекса Шаткивский стал первым художником-сценаристом областного музыкально-драматического театра, оформил ряд спектаклей по пьесам Марка Кропивницкого, Михаила Старицкого, Ивана Карпенко-Карого, Юрия Яновского и пр. А далее — преподавательская работа во Львове...

Во второй половине
50-х в живописных работах (пейзаж, портрет) и графике Олексы Шаткивского преобладают печальные настроения. Дала о себе знать тяжелая болезнь, надолго приковавшая художника к постели. Но уже через неполный десяток лет в его композициях из цветов, свадебных сцен, портретов возвратятся к жизни оптимистические мотивы, грусть будет вытеснена радостью. Успешные выставки во многих областных центрах Украины, Киеве, Москве... «Художник умел любить жизнь, каждое ее проявление; был упрямым украинцем и свой протест принципиально и последовательно передавал другим», — словно разгадала загадку таланта Олексы Смих-Шаткивского искусствовед Евстахия Шимчук.

В июне 1979 года художника не стало. В нашу память он вошел улицами Львова, в историю впечатался сотнями картин. Навсегда. Удивительно, что на родине этого талантливого художника до сих пор нет ни мемориального музея, ни хотя бы скромного бюста. Но это уже апелляция не к памяти, а к совести земляков и художественной общины Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно