УРОВЕНЬ — ЕВРОПЕЙСКИЙ, СТАТУС — АКАДЕМИЧЕСКИЙ

30 ноября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 30 ноября-7 декабря

Несмотря на то что со времени обретения Украиной независимости минуло десять лет, до недавнего времени в новейшей истории украинского театра не было случая, чтобы какой-либо коллектив получил звание Академического...

Марк Бровун
«Запорожец за Дунаем». Арию Карася исполняет Руслан Слабунов
Марк Бровун

Несмотря на то что со времени обретения Украиной независимости минуло десять лет, до недавнего времени в новейшей истории украинского театра не было случая, чтобы какой-либо коллектив получил звание Академического. Но теперь этот пробел остался в прошлом. 5 ноября 2001 года диплом под номером один о присвоении звания Академический был вручен — художественному руководителю Донецкого украинского музыкально-драматического театра Марку Бровуну. Человеку, лучше других знающему истоки того, что привело к театральному празднику в столице Донбасса:

— Самая главная причина заключается в людях, которые составляют коллектив театра. Он — уникален, я не помню, чтобы внутри него возникали конфликтные ситуации. Наверное, это говорит о совпадении взглядов труппы. Конечно, есть мелкие недоразумения, но не они определяют атмосферу в театре. Все его подразделения нацелены на одно — выпуск высокопрофессиональных спектаклей.

— А не является ли отсутствие конфликтов всего лишь следствием диктатуры руководителя?

— В Донецком академическом украинском музыкально-драматическом театре этого просто не может быть. Коллектив сплочен и демократичен. Профсоюзная организация, несмотря на то что очень многие руководители различных театров говорили, что она им не нужна, у нас сохранена, имеет авторитет и вес. В Союз театральных деятелей из нашего театра входит 130 человек и, поверьте, каждый из них имеет свою точку зрения.

— Вы уже упомянули о дружном и спаянном одной целью коллективе театра, но, наверное, для достижения успеха это не все?

«Запорожец за Дунаем». Арию Карася исполняет Руслан Слабунов

— Процесс планирования, который происходит в театре, — сложный, длительный и кропотливый. Поскольку все, что задумывается в стратегическом и тактическом плане, является плодом труда очень многих людей. Каждый вторник в моем кабинете собираются руководители театра. Эти совещания серьезно готовятся, ведется протокол, в него записываются все пожелания и замечания, которые затем учитываются в дальнейшей работе. В результате коллектив знает, что будет делать труппа в ближайшие шесть месяцев. Кроме этого, раз в полтора месяца заседает художественный совет, решающий вопросы творческой жизни. Для проверки эффективности нашей работы проводим социологические исследования. Мы четко знаем, что от нас хотят зрители и что мы можем дать взамен. Ни один человек в мире не убедит меня в том, что спектакль гениален, в то время как в зрительном зале сидят два человека.

— А где все это время вы находили деньги для того, чтобы намеченные на творческих «посиделках» планы были, в конце концов, воплощены в жизнь, при условии, что государство не торопится финансировать театры, а местные меценаты иногда следуют его примеру?

— Во многом нам повезло, потому что театр получает поддержку со стороны и областных, и городских властей. К нам очень доброжелательно относится целый ряд организаций. В том числе «Проминвестбанк» и «Укрсоцбанк». Поэтому наша бытовая и материальная ситуация принципиально отличается от других театров. Я уверен: когда человек голоден и ему негде жить, ему будет не до творчества.

— А как же утверждение, что художник должен испытывать определенные трудности, дабы его дарование раскрылось в полном объеме?

— Если актер начнет думать о том, где ему найти «халтурку» на стороне, он автоматически начнет меньше думать над ролью, которую должен сыграть в родном театре. Наших актеров эта проблема касается в меньшей степени. Ведь они получают зарплату в два раза большую, чем их коллеги в остальных украинских музыкально-драматических театрах. Все имеют крышу над головой, и мы стараемся улучшать их жилищные условия.

— Но вы как руководитель театра позволяете актеру «засветиться» на стороне?

— В пределах возможного стараюсь учесть их пожелания. Актер, появившийся на телевидении, в кино, на общественном мероприятии, и представленный как артист Донецкого академического украинского музыкально-драматического театра и при этом сделавший свою работу профессионально, приносит театру положительные дивиденды.

— Вы никогда не испытывали чувства ревности к своим коллегам из Академического русского театра оперы и балета им. Соловьяненко, которые смогли добиться реконструкции здания театра, а ваш театр такого финансирования не получил?

— В этой связи хочу сказать, что за последние 15 лет русский театр оперы и балета трижды работал в нашем помещении. Когда четыре с половиной года шел упомянутый вами ремонт, два коллектива работали под одной крышей. И инициатором их появления на нашей сцене был именно ваш собеседник, поскольку считал и считаю, что в ином случае труппа русского театра просто распалась бы. Да, идя на этот шаг, я рассчитывал, что после окончания ремонта здания театра оперы и балета, наступит наша очередь, но просчитался. Хотя гарантии, мне в свое время были даны... Но мы знаем, как будем делать ремонт собственного «дома», чтобы он был не таким длительным. Более того, покрашенные стены, ковровые дорожки, новые кресла и отделочные работы еще не являются показателем технологического и технического состояния театра.

— Давайте от материального перейдем к духовному. Украинскому театру легко работать в Донбассе, где ваши зрители практически все говорят на русском языке?

— Все обстоятельства говорят против того, чтобы в Донецке расцветал украинский театр. Здесь совершенно иная зрительская среда, чем в Ровно, Луцке или в Львове. Люди, предлагающие уже завтра все перевести на украинский язык — самые серьезные враги Украины. Чтобы заслужить признание населения региона, этот процесс в Донбассе должен происходить бесконечно осторожно, трепетно-уважительно, на очень высоком художественном уровне. Мне кажется, нам это удается.

— Как воспринимают Донецкий академический украинский музыкально-драматический театр на гастролях за рубежом?

— За последние годы мы были дважды в странах ближнего зарубежья — в Минске, где выступление прошло при полном аншлаге, и в Санкт-Петербурге — в зрительном зале, вмещающем две тысячи девятьсот зрителей. Мнение критиков было однозначным — нам удалось заставить зрителей поверить в то, что в Донбассе могут работать талантливые, профессиональные театральные коллективы. Кроме этого, изменилась ситуация и с положением Донецка на театральной карте. В бывшем Советском Союзе сюда никто не хотел ехать на гастроли. Пришлось исправлять ситуацию. В результате у нас побывали практически все ведущие театры СНГ. Считают, что, с учетом всех факторов, о которых я говорил выше, Донецкий академический украинский музыкально-драматический театр достиг европейского уровня.

— А репертуар, который театр предлагает зрителям в этом сезоне, соответствует этому уровню?

— На сегодня наш репертуар состоит из 27 спектаклей. Хорошо это или плохо? Ответ дает зритель, который заполняет зал на 79 %. На 1 ноября мы должны были сыграть 184 спектакля, а сыграли 348. По плану надо было, чтобы в театр пришла 91 тысяча зрителей, а у нас побывало 164 тысячи. Должны были дать 246 тысяч грн. дохода, а дали 603 тысячи и т.д.

Но цифры цифрами, а если вернуться к репертуару, то на афишах зрители могли видеть и еще увидят такие фамилии, как Михаил Старицкий, Григорий Квитка-Основьяненко, Лопе де Вега, Алехандро Касона, Бернард Шоу, Джон Патрик, Александр Герш, Шолом-Алейхем, Марк Кропивницкий, Ярослав Стельмах, Фридрих Шиллер, Николай Гоголь, Лев Толстой, Иван Котляревский, Олена Пчилка (мать Леси Украинки), Жан Батист Мольер, Леся Украинка, Ильф и Петров.

В нашем репертуаре есть «За двумя зайцами» Михаила Старицкого — на мой взгляд, лучшая театральная постановка этого произведения за всю его историю. Ставили «Калигулу» Камю. Сложнейшая психологическая драма шла на украинском языке. Мы возродили практически забытую пьесу «Фея горького миндаля» Кочерги и режиссер-постановщик получил за свой труд премию Котляревского.

В самое ближайшее время собираемся поставить «Энеиду» Котляревского. Считаю это произведение первым номером украинской литературы, с которого начался украинский театр. Риск — величайший, потому что эту постановку осуществлял театр им. Франко. Но нас это не останавливает. Следующее произведение, намеченное к постановке, — «Микадо» Остапа Вишни, произведение, сделанное на основе пьесы Гилберта «Приключения в стране Петипу». А третьим произведением будет опера «Запорожец за Дунаем». И я верю в свой коллектив и в то, что все у нас получится.

Наш театр отличается еще и тем, что у нас очень молодой коллектив. Конечно, есть актеры старшей и средней группы, но младшая — самая большая. Молодой балет, вокальная группа и т.д. А это значит, что у театра есть тенденция к развитию. В следующем году будет окончательно завершено формирование труппы, которая будет способна на очень многое.

Говоря о театре, его художественный руководитель если и называл фамилии актеров, то только тогда, когда рассказывал о том, какие им созданы условия для жизни на сцене и жизни после сцены. Принцип демократичности прослеживался четко — все, кто выходит играть, равны — перед театром, сценой, зрителями. И если кто-то лучше сегодня, на него будут равняться остальные, чтобы всем вместе достичь новых высот. Например, отпраздновать на сцене присвоение театру звания Национальный…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно