Украинцы на биеннале: «Що ще?»

8 июня, 2007, 11:38 Распечатать Выпуск №22, 8 июня-15 июня

Накануне открытия 52-й Венецианской биеннале британская газета «Телеграф» назвала украинский павильон в числе пяти самых ожидаемых на выставке этого года...

Венецию омоет наше «внутреннее море»

Накануне открытия 52-й Венецианской биеннале британская газета «Телеграф» назвала украинский павильон в числе пяти самых ожидаемых на выставке этого года. То, что ныне мировая артобщественность живо интересуется современным искусством Украины (наряду с Британией, Францией, США и Центральной Азией), закономерно и уникально. И с позиций геополитических, и с точки зрения наших внутренних процессов. «Кто такие украинцы и чего они хотят?» -- этот вопрос вынесен на всеобщее коллективное обсуждение кураторами PinchukArtCentre, пригласившими для национальной презентации восемь творческих единиц. И уже с завтрашнего дня (с 10 июня) на этот вопрос попытаются ответить посетители Palazzo Papadopoli, которые будут изучать украинскую экспозицию «Поема про внутрішне море».

Украинскую презентацию образца 2007 года сложно упрекнуть в рядовых и традиционных вещах. Зато скандалов, раздоров, восхищений, аплодисментов, а главное — совершенно нового опыта в подходе к национальной репрезентации и ее организации в рамках самого престижного артсобытия в мире хоть отбавляй. Много говорили о том, что впервые частная институция, создавшая прецедент интереса к современному искусству в Украине, представляет страну на биеннале. Как бы в обход законодательным конкурсам, декларированным, но совершенно не интересным Министерству культуры. Заниматься пиаром державы современным интертеймент-способом украинские чиновники определенно не в состоянии, что было доказано предыдущими проектами от Украины на биеннале. Рискну даже предположить, что это и не их задача. Функции аппарата — обеспечить такую возможность людям большего таланта и одержимости. Более того, в мировой практике прогрессивные страны давно отказались проводить конкурсы, предпочитая опираться на профессиональные зарекомендовавшие себя институции, которым государство поручает говорить от своего имени. В Украине таких авторитетных организаций насчитывается аж две: Центр современного искусства им.Сороса (переживающий, увы, не лучшие времена, но отчаянно сражающийся за развитие современного искусства в Украине) и более гламурный, пафосный и, как показывает практика, продуктивный PinchukArtCentre, который в будни в обеденный перерыв посещает офисный менеджмент, а в выходные — школьные группы. Именно последним не составило бы труда толковать название проекта и ассоциировать с довженковской «Поэмой о море».

Куратор украинского павильона Питер Дорошенко усмотрел в этом общность поисков Александра Петровича и современных художников — что и где значит быть украинцем? Можно поспорить с тем, что актуальная национальная идентификация созвучна довженковскому творчеству, но в качестве бренда украинской поэтичности (причем далеко не в искусстве, а скорее в быту) Довженко подходит как никто другой. Под его знаменем и было создано «внутреннее украинское море», которое попытались прочувствовать четверо этнических украинцев и четверо совершенно посторонних мировых наблюдателей. Украина как территория исследования культурных процессов заняла место в первую очередь в сознании украинцев, живущих и работающих вне ее пределов. Знаменитый фотохудожник Борис Михайлов, давно живущий в Германии и приобретший статус пионера актуальной европейской фотографии, сделал две контрастные сити-сессии Шаргорода и Харькова. Его соотечественник и коллега харьковчанин Сергей Братков, обосновавшийся в Москве, выбрал объектом наблюдения и поэтизации Днепропетровский металлургический завод. На основе фотоматериалов были созданы необычные лайтбоксы, выставленные как внутри павильона, так и снаружи с декларациями в стиле «Дворцы рабочим» или «Вагина — моя родина», сопровождающиеся авторской видеодокументацией. Творческая и супружеская пара Александра Гнилицкого и Леси Заяц, живущая и работающая на две страны (Германия—Украина), презентуется как «Інституція нестабільних думок». В рамках этой коллаборации Гнилицкий и Заяц не раз создавали зрелищные проекты видеоинсталляций. Концепт видеопроекций в двух комнатах ренессансного венецианского дворца традиционно для них связан с симулякром пространства, в котором мы (в частности украинцы) живем.

Для четырех иностранных художников Украина стала в первую очередь открытием — Новая земля с непознанной культурой. Опознанием и наблюдением занимались специально приглашенные и замотивированные британцы Сэм Тейлор-Вуд и Марк Тичнер, а также немец, живущий в Англии, Юрген Теллер и этнический пуэрториканец из США Карлос Ролон (Dzine). Все, кроме Тейлор-Вуд, работавшей с украинским контекстом у себя на родине, познакомились с Украиной воочию. Юрген Теллер умудрился побывать трижды. Фотограф, пересмотревший взгляды на фешн-фотографию и введший понятие «треш-фешн» (микс гламура и брутальности), исследовал динамику развития Украины, ее движение к культуре потребления и совершенно уж впечатлился огромным и нелепым присутствием фешн-индустрии в нашем пространстве. В частности, его очень поразили трансляции мод в метро. А пустыри Троещины с топ-моделями стали объектами его работ. Необычный и самый молодой участник павильона Dzine работал с молодежным трендом, сопоставляя и диффузируя субкультуры двух стран. Эмигрантские кварталы Чикаго захлестнула волна лоу-райдерства — дизайнерский подход к тюнингу автомобилей, когда из старых тачек создают совершенно функциональное произведение искусства, способное даже «танцевать», выводя наружу трубы или приваривая какие-нибудь концептуальные детали и фенечки. Тему лоу-райдерства Dzine перенес в Венецию: возле украинского павильона красуется переделанный катер под названием «Днепр», раскрашенный в цвета национального флага. К своему проекту Dzine привлек в качестве диджея также харьковского музыкального эксперименталиста Андрея Кириченко, основателя популярного субкультурного лейбла Nexsoud.

В содружестве с украинскими провокаторами и экспериментаторами нового поколения — группой Р.Э.П. — представляет свою работу социально ориентированный британец Марк Тичнер. Его конек — использование рекламной культуры и рекламных носителей для некоммерческих концептов. В Украине он искал знакомство с молодой арт-комъюнити, и в результате диалога с группой Р.Э.П., также работающей в жанре социальной провокации, родился плакат «Ми українці. Що ще?» (We Are Ukrainians, What Else Matters?). Официальные релизы умалчивают, что изначально Р.Э.П. предложили восхитивший Тичнера лозунг — «Ми українці. Нам нічого не треба». Но кураторы сочли его некорректным. Для самих рэповцев, уже имеющих печальный опыт участия в биеннале, — два года назад они выиграли конкурс, но министр культуры Оксана Билозир предпочла проверенные подковерные методы отбора, а в этом году, несмотря на работу с Тичнером, не были официально приглашены на открытие павильона и поехали в Венецию со спальниками, — первоначальный лозунг куда актуальнее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно