Украинское в Украине: отменить, изъять, уменьшить

11 ноября, 2011, 13:40 Распечатать

Еще раз о квотах и парламентской музыке.

© Василий Артюшенко

Третьего ноября, четко отреагировав на поднятую руку, как в опытах академика Павлова, депутаты обеими руками надавили на кнопки пультиков в зале Верховной Рады. В этот раз уничтожали украинский шоу-бизнес. Наше гуманитарное пространство. Целенаправленно. Жестко.

Речь идет об изменениях в отечественном законодательстве, которые фактически отменяют украинскую музыку на телевидении и радио, то есть уменьшают количество национального аудиовизуального продукта в эфире.

Умные украинцы, даже те, кто не знает нюансов законотворческой казуистики, понимают: если суть проголосованного законопроекта кроется в одном только глаголе «изъять» (а название в несколько раз больше) — нужно копать глубже. Причем сильно.

За околоевропейскими потугами скрывается банальная попытка поставить крест на украинском шоу-бизе в целом и украинской музыке в частности. В нашем случае артистичные, но не совсем профессиональные разговоры о защите свободы выбора, о внимании к интересам простого украинца-радиослушателя вылились в документ под номером 6342. С официальным названием Закон Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О телевидении и радиовещании» (по приведению в соответст­вие с требованиями Европейс­кой конвенции о трансграничном телевидении к программной концепции вещания)».

Документ предлагает всего лишь два, маленьких таких, изменения: 1. В общем объеме вещания каждой телерадиоорганизации не менее чем 25 процентов должны составлять национальный аудиовизуальный продукт (раньше было 50%).

2. Из пункта 4 статьи 28 иск­лючить последний абзац. В этом абзаце сказано: в радиопрограммах музыкальные произведения украинских авторов и исполнителей должны составлять не менее 50 процентов общего еженедельного объема вещания. Отныне не будет совсем. Таких вот всего лишь два маленьких изменения.

По оценкам большинства украинских музыкантов и их менеджеров, а также экспертов, представителей профильных творческих союзов, преподавателей художественных вузов, подобное решение приведет к исчезновению из радиоэфира музыкальных произведений украинских авторов и исполнителей. А следовательно, отечественного аудиовизуального продукта. Впереди — безработные выпускники творческих вузов, потеря государством контроля и возможностей корректного влияния на ряд культурных индустрий.

Поражают абсолютно лживые и позорные, как для 2011 го­да, аргументы… Оказывается, в Украине почти нет украинской музыки (читай — фонограмм). «Потому (это цитатка из «обос­нования» необходимости принять законопроект. — Авт.) соб­людение этих квот телерадиоорганизациями приводит к тому, что их программы практически не отличаются друг от друга, то есть аудитория не получает разнообразной информации». Ни слова о фантастически безграмотных «хвахівцях» (вспомните: «эта не наш фармат»). Ни единого слова о тотальной коррупции, которая годами заставляет украинских музыкантов и продюсеров проплачивать выход украинской музыки в эфир (ротации)! Ни единого слова о многолетних нарушениях украинского законодательства радиовещателями и т.д.

Банально... и все это уже проходили… Еще в 2003—2004 годах, когда украинские музыканты соответствующим открытым письмом заявили о катастрофической ситуации в аудиовизуальном пространстве Украины.

Кстати, то письмо было адресовано Кучме и Януковичу. Смешно? Да нет! Ведь тогда речь шла о том, что «...в нарушение норм действующего в Украине законодательства эфир телеканалов и радиостанций стал недоступным для отечественных песен и композиций — около 90% эфирного времени на радио и около 85% эфирного времени на ТВ заполнено иностранным продуктом...»

Были приведены поразительные цифры соответствующих мониторингов радиоэфиров. К тому же неопровержимо подкрепленные соответствующими аудиозаписями эфира так называемых украинских радиостанций.

Все силы после ознакомления с уникальными фактами представители руководства радиостанций бросили на... фактический запрет общественных мониторингов — проводить анализ мог только честный и неподкупный Национальный совет по вопросам ТВ и радиовещания.

Но и этого оказалось мало…

В радиоэфир и на соответствующего цвета страницы были вброшены мифы о «реальном состоянии» отечественной музыки. Приведу их из пресс-релиза, распространенного координаторами «Открытого письма» еще семь лет назад.

«Миф первый — отечественной музыки абсолютно недостаточно для высококачественного заполнения эфира хотя бы на 50%, обусловленных законом: студии звукозаписи в стране и производители «не создают» надлежащего количества аудио- (песни, композиции) и видеоматериала (клипы, ТВ-версии концертных выступлений).

Миф второй — музыка, созданная в Украине, по своему качеству не отвечает тем или иным критериям, предъявляемым теле- и радиовещателями, и не соответствует избранным «форматам» и «стандартам».

Миф третий — радиослушатели и телезрители просто «не заказывают» отечественную музыку, она «не пользуется спросом», и это приводит к падению «рейтингов» теле- и радиоканалов.

Существуют и распространяются другие «веселые мнения»: отечественные музыканты «требуют» от телерадиовещетелей уплаты авторского вознаграждения, отечественные музыканты «не умеют» играть «вживую» или просто петь и т.д.

При этом ни разу не были обнародованы содержательные фак­ты или результаты каких-либо серезных исследований в подтверждение мифических высказываний программных директоров, ведущих и руководителей телерадиовещательных компаний...».

На заседании в помещении Национального совета по вопросам ТВ и радиовещания были продемонстрированы тысячи наз­ваний качест­венных украинских фонограмм. Жестко и со ссыл­кой на соответствующие статьи Уголовного кодекса приш­лось ответить на «аргумент»: «Они просто не хотят платить за ротации»...

Это был год 2004-й.

Ситуация в аудиовизуальном пространстве постепенно стала приходить в соответствие нормам, обусловленным законом. Украинской музыки в эфире становилось все больше. За год–два на некоторых радиоволнах процент украинской музыки в эфире начал приближаться к 20. Радиостанции сопротивлялись, точнее, противодействовали ориен­тированные на зарубежье владельцы. На либералов, вошедших в Национальный совет по вопросам ТВ и радиовещания, по демо­кратическим квотам, оказывали давление. Обвиняли в выкручивании рук, пренебрежении интересами вещателей, давлении на СМИ и т.д.

Со временем между Нацио­нальным советом по вопросам ТВ и радиовещания и представителями менеджмента отечественных радиовещателей был подписан соответствующий Ме­морандум о сотрудничестве. Под­писан помпезно — в при­сутст­вии камер, микрофонов, диктофонов, журналистов. В этом беспрецедентном документе были закреплены «этапы» пос­тепенного перехода к… выполне­нию действующих законов Ук­раины! Уже после окончания сроков, указанных в меморандуме, тихонечко констатировали его полное Н-Е-В-Ы-П-О-Л-Н-Е-Н-И-Е всеми радиовещателями. Уже без камер, диктофонов и журналистов…

Наступил год 2011-й. Что изменилось?

По результатам мониторинга радиоэфира по состоянию на сентябрь—октябрь 2011 года, украинской музыки в эфире с 6.00 до 23.00 — несколько процентов. Обратите внимание: еще до принятия позорного закона!

А тем временем в Украине выросло новое мощное и профессиональное поколение музыкантов и продюсеров. Есть тыся­чи качественных фонограмм и видеоклипов, телеконцертов, фильмов. Фантастически повысилось техническое обеспечение отечественных культурных индустрий. Но аргументация работающих на чужие интересы осталась практически незыблемой. Примитив­но? Да. Но примитивное вранье самое агрессивное и действенное.

При этом абсолютно игнорируются мировые тенденции в менеджменте культуры, которые однозначно доказывают: стилис­тика мышления «спрос порождает предложение» давно отошла в прошлое. Мир живет по логике: четко определенное предложение формирует спрос. То­таль­ная не­ук­раинс­кость аудио­визуального прост­­ранства это доказывает: даже низкопробные образцы иност­ран­ного могут эффективно завоевать оте­чест­венного зри­те­ля при тотально обеспеченном доступе к зрителю и слушателю.

И вот здесь произошла технологическая неожиданность. До­вольно неприятная для топорного отечественного музыкального телерадио­менедж­мента. Что сделали украинские слушатели и телезрители — дети Ин­тер­нета и социальных сетей, когда увидели, что отечественные музыкальные телерадиоорганизации им врут и не дают украинской музыки? Правильно. Укра­инские люди обратились к другим источникам. И... начали понемногу выключать радиостанции и телевизоры, погрузившись в виртуальный и индивидуально выстроенный музыкальный мир.

Что начали кричать украинские радиоменеджеры: нас перестают слушать! Кто виноват? Невестка! Значит, отменяем украинскую музыку! То есть все вверх ногами. И вот имеем: второе чтение.

…Это при том, что даже главное юридическое управление Верховной Рады сделало «обобщающий вывод: по результатам рассмотрения в первом чтении представленный законопроект целесообразно отклонить».

К чести сотрудников научно-аналитического управления аппарата ВР следует отметить, что они прямо предостерегают:
«...изъятие из статей 9 и 28 дейст­вующего Закона Украины «О телевидении и радиовещании» вышеупомянутых положений может привести к ослаблению защиты интересов государства и национального телерадиопроизводителя, что не согласовывается с содержанием соответствующих положений Конституции Украины, где указано, что государство должно способствовать развитию украинской культуры (статья 11)».

То есть откровенно нарушается Основной Закон государства!

К слову, в этом выводе много и других интересных нюансов. Для примера: о том, что Конвен­ция о трансграничном вещании, на которую ссылаются, дает возможность Украине «...применять более суровые и детальные правила, по сравнению с предусмот­ренными в этой Конвенции, к программным услугам, которые транслирует телевещатель».

А это означает: учитывая реальную ситуацию в отечественном радиоэфире, можно (и нужно!) даже увеличивать квоту украинской музыки.

Смешным является и то, что соответствующего вывода профильного комитета по культуре и духовности ВР в документах тоже не увидишь! И это тогда, когда речь идет об одном из ключевых вопросов — уничтожении украинской гуманитарной сферы.

И главный аргумент из пунк­та «Финансово-экономическое обоснование» к закону о необходимости уничтожения украинского шоу-биза — «...реализация закона не нуждается в финансовых затратах из Государственного бюджета Украины». Навернулась слеза. Вытер и спрашиваю: кто подсчитает недополучение государственным бюджетом огромного количества налогов, которые не будут уплачены сотнями, а то и тысячами субъектов хозяйствования, занятыми производством продукта в украинском шоу-бизе, — звукозаписывающими студиями, продюсерскими структурами и их смежниками в фото-, видео- и модельных индустриях? Ведь без обнародования готового продукта их деятельности в эфире они никому не нужны.

Уничтожение квоты украинской музыки приведет к этому.

Удивляет также игнорирование представителями провластного большинства в Верховной Раде норм уже действующего, подписанного Януковичем, Зако­на Украины «О культуре». Авто­ры законопроекта фактически призывают к нарушению его ст.ст. 1, 5, 7 и ст. 14. — «Поддержка отечественных производителей в сфере культуры», — где четко определено: поддержка отечест­венных производителей в сфере культуры осуществляется путем «установления квот демонстрирования и распространения отечест­венного украиноязычного культурного продукта на телевидении, радио, в кино- и видеосети».

Главное юридическое управление парламента и перед вторым чтением рекомендовало отправить законопроект на пов­торное второе чтение, ведь, по мнению специалистов, текст нуждается в существенной доработке.

Еще один важный и опасный факт. Вокруг принятия и обсуждения этого закона очень много манипуляций. На это указали даже в стенах парламента в ходе пленарного заседания! Украинцы фактически восстали против законопроекта (публичными акция­ми, открытыми письмами, круг­лыми столами), пытались обсудить текст со специалистами украинского шоу-бизнеса. Их оценка однозначна: законопроект уничтожает мощную украинскую сферу. Была создана рабочая группа с участием представителей общественности. Но уже на первом заседании рабочей группы произошло удивительное: украинские специалисты вдруг оказались в глухом меньшинстве! На заседаниях была продемонст­рирована довольно странная логика: на все спокойные цифры, факты, аргументы противников уничтожения украинского сразу рубили: вы не хотите нас слышать. Было проигнорировано простое и понятное предложение автора этих строк (члена рабочей группы): учитывая риски, которые содержит законопроект для украинского гуманитарного прост­ранства и культуры, провес­ти соответствующие парламентские слушания. Или открытые комитетские слушания, или круг­лый стол... Фактически автоматически были отклонены и поправки, предложенные представителями оппозиции в сессионном зале и вне него. Все!

Оппозиционным депутатам осталось только надеяться на то, что В.Янукович не подпишет этот закон.

…Итак, имеем: в очередной раз реальные дела власти диамет­рально разошлись с интересами общества. Сладенькие декларации на экранах и «своих» страницах (о поддержке украинского производителя, заботе о культуре и т.п.) — и полностью противоположные конкретные дела и дейст­вия. Удивляет? Уже — нет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно