УКРАИНСКОЕ ГОСУДАРСТВО НА РАНДЕВУ С РЕАЛЬНОСТЬЮ - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

УКРАИНСКОЕ ГОСУДАРСТВО НА РАНДЕВУ С РЕАЛЬНОСТЬЮ

31 августа, 2001, 00:00 Распечатать

На протяжении последних недель Украину буквально лихорадило от праздничного позитива. Украинский народ радостно праздновал, с надеждой всматриваясь в будущее...

На протяжении последних недель Украину буквально лихорадило от праздничного позитива. Украинский народ радостно праздновал, с надеждой всматриваясь в будущее. Государство оптимистично отчитывалось, поспешно достраивая железнодорожный вокзал и главную площадь столицы. Не отставала и Украина издательская, решившая накануне 10-летия Независимости наглядно продемонстрировать собственные достижения на ІІІ Международной книжной выставке-ярмарке «Книжковий сад-2001», состоявшейся в Украинском доме 15—19 августа в унисон с ІІІ Международным форумом украинцев.

 

Причудливую метафору «сада», вероятно, использовали в вольтеровском смысле. Вспомнился наивный протагонист удивительно-странной повести «Кандид», который упорно настаивал на «выращивании сада». Заботливые садоводы украинского книгопечатания стремились представить все лучшее и яркое, вышедшее в свет на протяжении последних 10 лет. И мне захотелось забыть о многочисленных проблемах плачевного существования украинской книги, которая упорно не соглашалась на собственное уничтожение и, несмотря на все прихоти судьбы, все-таки выжила.

Впрочем, радости от этого факта на самом деле маловато. Как, очевидно, и от достижений, экспонированных на юбилейном книжном дефиле. «Книжный сад» оказался изрядно вырубленным. Поэтому из 250 ожидаемых издательств на выставке были представлены 170. Жаль, что не все завоевавшие репутацию отечественные издатели, большинство из которых существуют без государственных дотаций, смогли представить свою продукцию. Как выяснилось потом, с одной стороны, не все смогли выложить кругленькую сумму за аренду, а с другой — некоторые негосударственные издательства не видят в таких сувенирно-глянцевых мероприятиях большого смысла. Вовсе не отражают такие мероприятия реальное влияние украинской книги на реального украинского же читателя, не добавляют популярности изданиям и не увеличивают количество проданных экземпляров.

Наверное, пессимистический тон в юбилейные дни преступно-неуместный. Но проблема украинской книги не просто животрепещуща, а прежде всего стратегически важна. Поэтому избегать ее именно сейчас просто нельзя. Совесть не позволяет. Ведь положение украинской книги в Украине, будем откровенны, красноречиво свидетельствует: тут она — не у себя дома. Для подтверждения этого тезиса достаточно съездить на столичную «Петровку», оценить местный ассортимент и посмотреть, какие книги и в каких количествах покупает благодарный украинский читатель. Долго можно называть социокультурные, политические, экономические причины такого положения, но всем понятно одно: нужно что-то кардинально менять в книжной политике. И первый шаг, по всем законам существования культуры, должно сделать государство. В первую очередь это касается законодательной базы книгопечатания, наличие которой аксиоматично: книжное законодательство существует — книжное законодательство соблюдается — книжное законодательство содействует — украинская книга издается.

Впрочем, как известно, не только законотворческой сферой ограничивается роль государства в книгоиздании. Государство в лице Государственного комитета информации по мере своих финансовых и организационных возможностей само формирует книжный репертуар, выделяя небольшие, но стабильные бюджетные средства на поддержку деятельности (читай: штанов) преимущественно государственных издательств. К сожалению, современная практика государственного регулирования книгопечатания и распространения книг демонстрирует полное пренебрежение рыночными условиями, а дотации на книжную продукцию, включая выбор авторов, названий и издательств, происходят вне контроля общества.

Каким образом определяются государственные приоритеты в этой сфере деятельности, кто именно (поименно) формирует списки «общественно необходимой» литературы, на которую средства идут из карманов украинских налогоплательщиков, и как распространяется оплаченная государством книжная продукция — вопросы открытые и невыясненные. Ведь до сих пор не выработана открытая система государственных грантов на книгоиздательскую продукцию, которые выдавались бы с учетом профессиональных суждений авторитетных и «издательски незаангажированных» лиц. Такие механизмы уже работают, к примеру, в издательской программе Международного фонда «Відродження», не первый год успешно распределяющего соросовские средства среди негосударственных украинских издательств. Но сейчас приходится довериться эстетическим вкусам чиновников Госкоминформа и надеяться на дальнейшую демократизацию этой сферы.

Интересно, а что и кого решило поддержать государство в юбилейный год своего непродолжительного существования? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно провести журналистский мониторинг госзаказа на этот год.

Взяв в руки «Национальную программу выпуска общественно необходимых изданий на 2001 год» Госкоминформа, стоит запастись терпением и набраться мужества — ведь документ важный и сложный и, как все в нашей стране, преисполнен противоречиями, подводными течениями, пустотами и просто бесценными изюминками. Этот документ не сможет остаться просто памятником эпохи первых лет государственной независимости (то есть войти в историю) хотя бы по той причине, что слишком уж приметно и резонансно его значение в настоящем и будущем времени. Поскольку приоритеты, которые государство определяет этим документом, неминуемо свидетельствуют о его культурных и духовных ориентирах, идеологической многовекторности культурной политики и сложной внутренней системе общественных ценностей.

Не потому ли, по прихоти украинской истории, в разряд «общественно необходимых изданий» одновременно входят книги «Їм не вручали повісток» И.Мельникова («о юных героях времен Великой Отечественной войны») и «Хто звершує подвиг» («Сборник документальных рассказов о подвигах воинов-украинцев на фронтах Второй мировой войны») М.Вербицкого, избранные произведения классика украинской соцреалистической поэзии Павла Усенко и очерки о запрещенных в 20—80 гг. ХХ в. писателях и их произведениях (С.Божко, Л.Скрипник,
И.Светличный, В.Стус и другие), собрание сочинений Вячеслава Чорновила и «Збірник спогадів» о Юрии Збанацком — классике украинской советской литературы. Такие примеры можно было бы приводить и дальше, но, очевидно, не только идеологическая многовекторность является определяющей чертой программы.

У меня сложилось непоколебимое впечатление, что эта программа, с незначительными исключениями и коррективами, могла появиться и в 1981, и в 1971, и 1961 годах. Уж очень красноречива неистребимая советская риторика. Чего стоят хотя бы аннотации изданий: «На струнах сердца. О самом дорогом в жизни человека: детях, друзьях, о родном крае, вдохновляющем на творчество и труд», «Культура быта — сила нации. Освещается широкий круг вопросов, связанных с рациональным ведением домашнего хозяйства, организацией досуга» и тому подобное. А как вам нравится такой, с разрешения сказать-процитировать, «коллектив авторов»: Г.Сковорода, А.Чехов, И.Бунин, В.Немирович-Данченко, Д.Багалий? Просто «группа товарищей» и все тут.

На печальные размышления наводит и презентация современных авторов. Если книга художественная, то пропуском в программу непременно должен служить титул «Член НСПУ». Других, наверное, государству поддерживать не стоит. Неужели такое определение автора является фактическим подтверждением желательного качества и «общественной необходимости» произведения? Сомневаюсь. Может, вы видели в продаже детские книги «популярной поэтессы» Н.Лавленцевой или члена НСПУ А.Качана? Я, к сожалению, не видел и не читал. Наверное, меня легко упрекнуть в литературном невежестве, но мало кто будет спорить, что не эти авторы определяют лицо сегодняшней детской литературы. Достаточно посмотреть на ассортимент самого популярного детского издательства «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА», получившего, в соответствии с программой, финансовую поддержку аж одной (!) книги — Николая Винграновского «Гусенятко», автора, чья «общественная необходимость» и просто литературное качество ни у кого не вызывают никаких сомнений.

«Но все это неизбежные издержки любого масштабного дела», — скажете вы. И будете не правы. Ведь слишком много этих издержек на одну программу. Оправдана ли государственная поддержка дорогих сувенирных и справочных изданий, которые, по определению, должны иметь коммерческий успех? Пожалуй, только Украина может позволить себе профинансировать красочный подарочный альбом «Україна. 10 років Незалежності» (издательство «Мистецтво») на украинском и английском языках, истратив на это 399,9 тыс. гривен, а также альбом «Святий Київ наш великий (у малюнках Т.Шевченка та інших художників)» (издательство «Мистецтво»), на который израсходовано 196,2 тыс. гривен. В обоих случаях дотация рассчитывается всего-навсего на 3 тыс. тиража. Еще один пример сомнительного расходования государственных средств — сувенирный фотоальбом «Слово про Михайлівський Золотоверхий» (издательство «ВІАТЕЛ»), на который Госкоминформ выделил 389 тысяч 796 гривен.

Возникает резонный вопрос: кому адресованы такие дорогие и малотиражные (а поэтому заранее убыточные) издания? Наверное, точнее было бы сказать не «кому», а «чему». Выход этих и многих других пунктов программы планируется не для реального читателя-потребителя, а «по случаю». Поэтому, очевидно, мало кого интересует реальная «общественная необходимость» этих изданий. Еще меньше интересует издателей, а заодно и государство, коммерческая успешность этих проектов. Деньги, как вода в песок, оседают в издательствах и... все. А украинский читатель может познакомиться с этими изданиями на книжных выставках по случаю очередной годовщины Независимости...

Еще один «шедевр» государственной культурной политики — справочные издания. Именно в этом году государство решило увековечить лауреатов Национальной премии Украины им. Т.Г.Шевченко сразу двумя изданиями — справочником лауреатов премии с 1962 по 2000 год (издательство «Україна») и сборником о лауреатах Шевченковской премии 2001 года (издательство «Криниця»). Понятно, страна должна знать своих героев. Но не целесообразнее ли переиздать с десяток книг этих самых лауреатов вместо того, чтобы загонять их в праздничные реестры общей стоимостью 90 тыс. гривен? Вопрос даже не риторический, а самоочевидный, ведь, опять-таки, мало кто будет спорить с «общественной необходимостью» художественных текстов и, мягко говоря, нецелесообразностью таких справочных изданий.

Вопрос, кто будет лечить духовную ауру следующих поколений украинских граждан от псевдонаучных изданий типа «Словника давньоукраїнської міфології» Сергея Плачинды (издательство «Київська правда»), — тоже не риторический. Наверное, большие поклонники современных сказок находятся в Госкоминформе. Но спасать эти поколения от таких, по форме — наивно-детских, а по сути — мифологизаторских, изданий придется, видно, уже не Украинскому государству.

Кстати, фактическое пренебрежение современными авторами и проблемами, как по законам кривого зеркала, направляет всю силу книгоиздательской деятельности на увековечение славного прошлого. Пожалуй, каждый второй пункт программы посвящен сведению счетов с историей — то ли в виде «Педагогічних роздумів над уроками минулого» Д.Пащенко, то ли в многочисленных археологическо-этнографическо-народоведческих исследованиях, то ли в абсолютно, казалось бы, химерической энциклопедии «Шевченко і Крим». К слову, «крымская тематика» программы заслуживает отдельной статьи. Похоже, Госкоминформ определил для себя региональный идеологический приоритет.

Большие оговорки вызывает также поддержка, так сказать, узкопрофильных изданий, рассчитанных на минимальное количество читателей. Например, книгу А.Гурской «Мова та граматика орнаменту» (издательство «Мистецтво») — специфическое научное издание, рассчитанное на профессионального читателя, — планируют издавать 4-тысячным тиражом. Оправдана ли такая роскошь?

Монография В.Петрука «Велика Скіфія-Оукраїна» (издательство «Спалах»), хотя и «написана с использованием литературного и научно-популярного стиля», тоже кажется неоправданно роскошным изданием, поскольку украинским налогоплательщикам придется выложить за нее 52 тыс. 692 грн. Приблизительная себестоимость (в нее не входят многие расходы, в частности, на распространение), одной книги составляет 52 грн. 69 коп. Способен ли кто-нибудь заплатить столько за научно-популярную книгу? Пожалуй, нет. Кстати, приблизительная себестоимость одного экземпляра тома из 12-томного собрания сочинений Тараса Шевченко составляет 40 гривен, из которых государство покрывает 55%. Для сравнения: за издание переводной книги, требующей расходов на копирайт и труд переводчика, фонд «Відродження», как правило, платит около 4 тыс. долларов США, что составляет 50% стоимости издания. Вот такая «арихметика»...

Если же сравнить список издательств, которым государство доверяет издание «общественно необходимой» литературы, с реальными рейтингами популярности украинских издательств (например, с рейтингом «Элит-Профи», опубликованным в №31 «Зеркала недели»), то подавляющее их большинство не только не занимают высокие места, но и вообще не попадают ни в одну номинацию. Только издательство «Наукова думка», поддержанное программой 2001 года по 12 пунктам, занимает тут почетное седьмое место. Остальные места рейтинговой десятки получили, соответственно, издательства негосударственные — «Основи» (Киев), «Кальварія» (Львов), «Лілея НВ» (Ивано-Франковск), «Літопис» (Львов), «Фоліо» (Харьков), «Юніверс», «Критика», «Факт» и «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА» (Киев).

Если же определить фаворитов программы хотя бы по количеству поддержанных позиций, то абсолютным лидером является все та же «Наукова думка» (12 книг), второе место занимают «Веселка», «Каменяр» и «Київська правда» (7 книг), на третьем месте — издательства «Світ», «Дніпро» и «Книжкова палата України» с шестью поддержанными пунктами, четвертое место делят «Вища школа», «Мистецтво», «Маяк», «Музична Україна» и «Український письменник» с пятью издаваемыми за средства государства книгами. Именно таков вид книжного рейтинга от Госкоминформа.

Интересно, а каким образом программа поддерживает успешные независимые издательства? Киевские «Основи» получили финансирование на издание «Мифів Далекого Сходу» Андрея Билецкого и избранных научных трудов Виктора Петрова-Домонтовича (частично), львовская «Кальварія» за государственные средства издаст роман Вячеслава Медведя «Кров по соломі», «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА» — «Гусеняток» Николая Винграновского. Кроме этого, программой поддержаны по три позиции издательств «Абрис», «Юрінком Інтер» и «Спалах», по две книги пришлись на «Смолоскип», ВЦ «КМ Академія», «Генезу», «Світло і тінь» и «Пульсари», по одной — ВЦ «КМ Академія», «Криницю», «Обереги» и «Альтернативи». Итак, симпатии Госкоминформа, принимая во внимание количество издательств, представленных в программе, распределились таким образом: 15 против 38 в пользу государственных издательств. А если подсчитать разность в денежных дотациях, то она будет еще больше. Похоже на то, что государство расходует деньги не столько на конкретную книгу, сколько на поддержку нежизнеспособных издательств. И поэтому, возможно, эту программу целесообразнее было бы назвать «Программой государственного спасения государственных издательств».

Картина, выявленная этим простеньким и далеко не полным и не окончательным мониторингом государственного заказа на книгоиздание в разработке и выполнении Украинского государства, наводит на печальные раздумья. Полнейшая непонятность формирования книжных приоритетов свидетельствует, что конъюнктура госзаказа не совпадает с читательским спросом и реальными потребностями общества. Тем не менее Украина со своим кризисом книгоиздания отнюдь не одинока. После глобальных экономических преобразований почти все страны Восточной Европы оказались в похожей ситуации. Правда, они, в отличие от Украины, смогли защитить национального производителя. Использовав новейшие механизмы собственной культурной защиты, они быстро поняли, что книга — это прежде всего субъект рынка, она должна продаваться и быть коммерчески привлекательной.

У государства потенциально есть немало рычагов для косвенной поддержки книгоиздания (налоговые стимулы; ценовой контроль; финансирование библиотек, которое автоматически позволит издательствам увеличить тиражи и успешно реализовывать их; прозрачная и открытая система грантов). Такие же госзаказы представляются прямым вмешательством в рыночную сферу, которая сама определяет собственные приоритеты. Разменяв второй десяток, Украинское государство все еще не может свыкнуться с мыслью, что живет в совсем ином мире. И книгоиздание является той лакмусовой бумажкой, которая будет свидетельствовать о встрече с культурной реальностью. Пока что встретиться ну никак не удается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно