«УКРАИНСКИЙ СЛЕД «ТИХОГО ДОНА»

5 июня, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №23, 5 июня-12 июня

Проблема авторства знаменитого романа «Тихий Дон» стала в последние годы, пожалуй, одной из наиболее обсуждаемых литературоведческих тем...

Проблема авторства знаменитого романа «Тихий Дон» стала в последние годы, пожалуй, одной из наиболее обсуждаемых литературоведческих тем. Начало дискуссии было положено 20 лет назад изданным в Париже исследованием «Стремя «Тихого Дона», где было высказано предположение о том, что Шолохов не писал своего романа, а воспользовался рукописями белогвардейского офицера. Это мог быть, например, донской писатель Крюков. Однако проведенные потом литературоведческий и текстологический анализы как будто развеяли эту версию. И вот московское издательство «Глосса» издало роман русского писателя Ивана Александровича Родионова «Наше преступление», во вступительной статье к которому исследовательница Галина Стукалова делает предположение о том, что Родионов и был возможным автором «Тихого Дона» или, по крайней мере, первых его книг. Это предположение подкреплено многолетними исследованиями не только литературного наследия писателя, но и (что весьма важно!) документами, рассказами еще пока здравствующих очевидцев из среды представителей первой волны русской эмиграции.

Для того, чтобы собрать материал о судьбе Ивана Родионова, Галине Стукаловой пришлось объехать чуть ли не полмира, пройти многотрудный путь писателя-изгнанника, посетить центры русской эмиграции во Франции, Германии, Швейцарии, США.

Начало этого, без преувеличения, грандиозного исследования было положено украинской писательницей и переводчицей Марией Михайловной Пилинской, вдовой известного украинского писателя Ивана Днипровского. С нею Г.Стукалову свели журналистские дороги во время корреспондентской работы в «Літературній Україні». Исследовательнице удалось поработать с дневниками Ивана Днипровского, где она и нашла странную запись: «Кто такой Шолохов (???)». В ответ на свой недоуменный вопрос услышала историю, которую просто невозможно не воспроизвести полностью. Мария Михайловна рассказала о том, что в первую мировую войну ее муж, Иван Днипровский, служил, а потом работал в газете Юго-Западного фронта «Армейский вестник», главным редактором которой был казачий есаул Иван Родионов. Два Ивана стали товарищами, и Родионов часто читал другу отрывки из своего романа «Тихий Дон». Стилистика этого произведения очень напоминала толстовскую прозу и лучших авторов «серебряного века», а герои и события прямо-таки врезались в память.

Революция разбросала друзей по разные стороны: Иван Днипровский остался в Советской России, а Родионов ушел с белой армией. Его путь лежал на юг: Новочеркасск, Дон, Кубань, Крым, Константинополь... Особенно тяжелым был путь по Дону и Кубани. Сын писателя в письме, опубликованном Г.Стукаловой, вспоминает: «Дон переходили по льду, потом на волах - до Екатеринодара». Свирепствовал сыпной тиф, и когда одному из захворавших вдруг потребовалось место на телеге, где стояли чемоданы с рукописями, Иван Александрович без колебаний снял их. Чемоданы с рукописями были переданы на хранение хорошо знакомому генералу. «С тех пор уже ни чемоданов, ни генерала никто не видел».

...В 1928 году в Каменце-Подольском Ивану Днипровскому случайно попал в руки свежий номер журнала «Октябрь», в котором был напечатан роман «Тихий Дон». Весь текст показался очень знакомым, и он решил, что подпись «Михаил Шолохов» - это псевдоним его друга. Но... Пожалуй, нет смысла в подробном пересказе. Но в исследовании все кажется интересным. Ну, вот хотя бы история о том, как дед Ивана Родионова привез в станицу жену-турчанку. (Помните, в «Тихом Доне»: «В предпоследнюю турецкую кампанию вернулся в хутор казак Мелехов Прокофий. Из Туретчины привез он жену...».) Или другой рассказ - уже о сестре жены - Оксане Анзимировой, часто гостившей в доме Родионовых: «Оксана, Ксюша, а по-казачьи - Аксинья. Вот как назову свою героиню, - сказал Иван Александрович». Молоденькая гимназистка на всю жизнь запомнила эту фразу и потом рассказала об этом дочери Наталье, от которой и услышала эту историю Галина Стукалова.

Небезынтересен, как представляется, и тот факт, что Григорий Мелехов служил как раз в тех казачьих частях, где проходил службу и Иван Родионов. (Послужной список писателя удалось найти.)

Все, кто был знаком с рукописями Родионова, отмечали более чем поверхностное сходство с шолоховским романом и пытались восстановить истину. Лично отвез письмо в Союз писателей и Иван Днипровский. Однако ему дали понять, что сомневаться в авторстве Шолохова небезопасно.

Не молчала семья. Сын, который остался в СССР, пробовал судиться с Шолоховым, но это тоже окончилось ничем. Шолохов получил за «Тихий Дон» Нобелевскую премию, а Иван Родионов, несмотря на то, что и на Западе продолжал издавать свои книги, жил в бедности и в бедности умер.

Однако для русской эмиграции первой волны имя Ивана Александровича связано с «Тихим Доном». Так и считается: своим гениальным романом он пожертвовал для блага семьи, ибо тяжба бедного эмигранта со знаменитым и обласканным властью советским писателем прежде всего повлекла бы репрессии против оставшихся в СССР жены и детей...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Наталья Кузнецова Наталья Кузнецова 24 вересня, 14:06 Добрый день! Недавно была какая-то программа по телевидению об Иване Родионове. Не могу найти ее - сказали знакомые, канал не запомнили. может кто знает? Я очень хорошо знаю семью сына Ивана Александровича Гермогена, мы жили в Якутске, дружили согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно