«Украинские писатели должны покаяться перед Некрасовым, Пастернаком, Стусом…»

18 ноября, 2011, 14:46 Распечатать

От НСПУ отделяется Крым.

© anatoliykrym.at.ua

Вторая серия скандального съезда Союза писателей Украины назначена на 19 ноября. Впрочем, уже не столь важно, кто возглавит этот союз — Владимир Яворивский или его оппонент Виктор Баранов, — ведь проблемы остаются неизменными: финансирование, функция писательского собрания в современном гражданском обществе, эффективность работы членов союза…

Определенный период вторым человеком в союзе (после Яворивского) был известный писатель и драматург Анатолий Крым (его произведения издаются за рубежом, а пьесы с успехом идут во многих театрах Украины, и не только). В эксклюзивном интервью ZN.UA господин Крым отметил, что рассказы об «украденном имуществе союза» — мифы; что на крымскую собственность союза накладывают лапу рейдеры, а знаменитое жилье литераторов на Банковой хотят заграбастать уже в ближайшее время…

— Анатолий Исаакович, как вы оцениваете результаты работы последнего съезда писателей?

— Съезд, как по мне, похож на выборы председателя колхоза. Владимир Яворивский, руководитель союза с 2001-го, конечно, некоторых не устраивает…

Что же касается желающего занять его должность и возглавить «колхоз», то он обещает чуть ли не «коммунизм»! Уве­ряет, например, что составлен список тех, чьи произведения в ближайшее время будут изданы за рубежом. Писатели радуются… Впрочем, ни одно иностранное издательство не будет руководствоваться решениями Союза писателей Украины, там другие критерии.

На съезде я публично отчитался за те семь лет, в течение которых работал секретарем, — и подал заявление об увольнении.

Пришел в союз, когда долг литераторов составлял 1,2 млн. грн. и имущество находилось под арестом налоговой и других служб. Оставляю же союз свободным от каких-либо залогов, арестов, кредитных обязательств. И вдобавок — со сбережениями на депозитном счету.

— Дом творчества «Коктебель» и Дом творчества имени Чехова в Ялте — предмет спора НСПУ и Межнацио­наль­ного союза писателей Крыма — долгое время находились под арестом…

— Сейчас это собственность Национального союза писателей. Кроме того, решением Верхов­ного суда нам вернули в Ялте первый корпус, который предыдущее руководство союза потеряло. Национальный союз писателей становится объектом для рейдерских атак на нашу крымскую собственность.

В АР Крым есть еще шесть писательских организаций. Од­на­ко ни одна из них (как и упомянутая) никакого отношения к имуществу НСПУ не имеет!

У НСПУ есть Дома творчества в Ялте, Коктебеле, Ирпене, Трускавце, Одессе. Каждый год там отдыхают писатели. Отдых продолжительностью 12 дней с трехразовым питанием стоит в Ирпене — около 900 грн., Коктебеле — 1000. Вы слышали о таких ценах в Крыму? Это и есть социальная защита.

Упреки, дескать, руководство сдало «в аренду поликлинику» и другие подобные наезды — это спланированная акция лиц, близких к власти. Они хотят лишить союз имущества (прежде всего помещения на Банковой), а также в лице Яворивского — трибуны Верховной Рады.

Когда союз был уже не в состоянии содержать поликлинику, мы с частной компанией создали совместное предприятие (здание поликлиники — взнос НСПУ в устав СП). В результате 35 членов союза улучшили зрение: они были прооперированы за счет сов­местного предприятия.

Кроме того, союз возобновил работу издательства «Україн­ський письменник» и предоставил 312 тыс. грн. на издание книг украинских писателей.

— Хотя бы одна-две фамилии…

— Анатолий Димаров, Иван Билык, Юрий Щербак, Брони­слав Грищук, Владимир Бази­лев­ский...

— Какие самые необходимые затраты союза в последнее время?

— С приходом к власти господина Черновецкого налог на землю возрос с 1200 грн. в месяц до 14 тыс. грн.

Разве союз способен платить около 160 тыс. грн. в год за одно только пользование землей? Счета за тепло- и электроэнергию (как и налоги) мы платим наравне с теми, кто занимается бизнесом, а тарифы возросли в пять-шесть раз.

Сейчас затраты, связанные с содержанием помещения на Банковой, составляют около миллиона гривен в год.

Нас выживают: вы неплатежеспособны — значит, оставьте дом!

— Почему, на ваш взгляд, Союз писателей оказался неуспешной структурой?

— Те, кто в союзах усматривает аналогию с колхозами, которые в свое время инициировал Сталин, близки к истине. Многие писатели и сейчас живут с ощущением, что государство о них заботилось и будет заботиться: книги, гонорары, квартиры, авто… Но прежние времена не вернутся! Значи­мость союза сегодня в том, что именно здесь, в доме номер два на улице Бан­ковой, зародились Народный рух Украины, течения «За ук­раїн­ську мову», «За державу».

Сейчас в НСПУ 1800 членов. Думаю, мы еще имеем определенный авторитет в украинском обществе.

В фильме Тенгиза Абуладзе «Покаяние» речь идет о том, что «предыдущее» государство должно было бы покаяться перед преемником… «Предыдущий» союз, прежде чем вступить в новую эпоху, должен был бы тоже покаяться — перед Виктором Некрасовым, которого исключили из союза, перед Пастернаком, Солженицыным, Стусом, Тютюн­ныком, Бердныком. Новая жизнь тоже начинается с искупления.

Инициировать раскаяние я не имею права. Ведь я — русскоязычный писатель. Иногда в мой адрес бросают: «Он там что-то пишет на русском, так пусть …».

— Такие слова вас удручают?

— Никоим образом. Я известен за рубежом даже больше, чем в Украине. Хотя в 20 украинских театрах идут мои пьесы.

— Как-то вы заметили, что писатель всегда должен быть в оппозиции к власти и поступать так, чтобы власть его опасалась. В этом его миссия? Власть опасается написанного вами?

— Мой роман «Труба» в Украине замалчивают (он издан в Германии, Болгарии, Польше, России). Почти весь первый тираж (три тысячи) разошелся. Даже депутаты купили и раздали его в помещении парламента. А один из них как-то даже швырнул «Трубой» в продавщицу книг...

Я же, не зная об этом, спрашивал тогда у издателя: «За рубежом роман начали переводить, а у нас ни единого слова не написали. Почему?». Он объяснил: когда предложил нескольким периодическим изданиям оплатить рекламную площадь, получил отказ: «Об этом романе даже не говорите!».

— Расстроились?

— Ни на минуту …

— Находясь за границей, вы представляетесь: «Анатолий Крым, русский писатель»?

— Я — украинский писатель, который пишет на русском языке об Украине (на украинском написал одну пьесу). Когда предлагают общаться по-русски, объяс­няю: «Я — русский писатель, а не российский». Моя книга «Рассказ о еврейском счастье» издана в десяти странах.

За границей издательство, прежде чем издать книгу, обращается к двум рецензентам, которые оценивают вес произведения в литературном процессе.

В Украине же о литпроцессе нечего и говорить... Директор польского издательства, издав «Трубу» более года назад, спросил меня в Варшаве на книжной ярмарке: «Господин Крым, как думаете, проблемы с газом еще будут?». «Обязательно будут!» — отвечаю. «Очень хорошо! Продам еще два тиража», — обрадовался он.

— Почти все писатели говорят, что украинское общество больно… А какой болезнью?

— Болезнь общества — равнодушие. И пока общество будет обвинять во всех своих бедах «жи­дів» и «москалів», до тех пор будет оставаться несостоявшимся. Ряды украинцев должны преобладать над рядами хохлов, а каждый, кто ест украинский хлеб, — разговаривать на украинском языке.

…Да, есть «идеи» наш союз вообще распустить, а его имущество раздать сиротам. Однако имущество союза наживали несколько поколений писателей! В советское время на его счет поступали отчисления от каждой изданной книги…

Украинский писатель незащищен. Во Франции бюро защиты авторских прав подчинено министерству внутренних дел, в нескольких европейских странах — налоговой службе, а в Украине — министерству образования. Скажите, о чем Владимир Яво­ривс­кий может договориться с Дмитрием Табачником?

— Почему в своих произведениях вы направляете сатиру в основном на украинских политиков и украинский народ?

— Извините, но даже «Реви­зор» Николая Гоголя — это сказ о власти, а не о политиках.

— Государство сегодня предоставляет союзу какие-либо средства?

— Получаем из госбюджета определенную сумму. Ее можем использовать на зарплату, а также на основные мероприятия (шевченковские праздники, литературные собрания в областях). Финансируем газету «Літературна Україна». нашу деятельность проверяет КРУ. А вот заработанные средства используем так, как считаем нужным. Союз сдает в аренду некоторые площади, затем секретариат предоставляет писателям (по их заявлениям) материальную помощь (за последние два года общая сумма помощи составляет 77 тыс. грн.). В частности, поддержали журнал «Київ» (редактор Виктор Баранов). 31 тыс. грн. — сумма небольшая, однако...

— По вашим словам, «лучшая пьеса та, которую пишешь». А лучший спектакль?

— Пишу лирическую комедию о смысле бытия (пьесу для Ларисы Удовиченко и Вла­димира Стержакова). Четырех­серийный телефильм «Тайны киевских улиц» (режиссер Вячеслав Криштофович) вскоре выйдет на экраны.

Спектакли? Истинное наслаждение получил, посмотрев «Лёвушку» (Театр на Подоле). В Болгарии мои пьесы идут в четырех софийских театрах. Раст­ро­гал спектакль «Квартет для двоих» на камерной сцене.

Вообще в мире играют около 50 спектаклей по моим пьесам... Михаил Булгаков говорил: писателю не стоит слушать приятелей, восхищенных его произведением, и врагов его произведение критикующих, стоит спросить кассира о сборах.

— Спектакли драматургов-конкурентов смотрите?

— Радуюсь, встретив интересное произведение... Пришлось по душе творчество Александра Марданя, и я помог ему влиться в ряды союза.

— Какие премьеры ожидаете в ближайшее время?

— До конца года должны поставить «Осень в Вероне» в Винницком театре имени Садов­ского и «Звонок из прошлого» в Театре драмы и комедии. Если в пяти театрах ставят пьесу, мечтаю, чтобы в результате родилось пять разных спектаклей, ведь пьеса — это только повод для коллективного творчества.

 

Р.S. Диоген говорил: выстраивая отношения с властью, нужно вести себя как с огнем: подходить не очень близко, чтобы не загореться, и стоять не слишком далеко, чтобы не замерзнуть. Писатели советом пренебрегли.

Так, украинское общество крайне заполитизировано. Жажда власти все больше окутывает сознание, как это ни странно, людей умных. И беда наша только в том, что не ценим, не оберегаем (сознательно, по собственной доброй воле) людей мудрых.

Истинный писатель — тот, кто способен выразить собственную, созвучную с чьей-то боль, тот, кто способен словом очертить преисполненное коллизий бытие и словом это бытие успокоить, принять, полюбить. Однако писателей ныне, как и в предыдущие эпохи, мало, по большей части — мастера развлекательного и «выживательного» жанров, которые и в самом деле нуждаются в социальной защите. Долгое время в одной руке писатель держал перо, в другой — мудрость. С появлением же печатной машинки и компьютерной клавиатуры обе руки — на клавишах; мудрость осталась где-то между хламом…

Рустам Ибрагимбеков, находясь в Киеве, поделился: «Создание общественной кинематографической мысли — вот главная задача Союза кинематографистов».

А в Украине кто формирует общественную писательскую мысль?

Кто выстраивает отношения «писатель—общество»?

Взаимоотношений «писа­тель–читатели» (или же — «презентация в книжном магазине») сейчас достаточно.

… В гостевой книге украинских литераторов читаю (ошибки сохранены): «Шановна Спілка! В мене є ідея, потрібно написати по ній книгу, професійно. Якщо так — то від мене помісячна оплата роботи письменника, звичайно ж за потреби — зустрічі для узлагодження наступних етапів написання. Якщо хтось з спілки згоден...»

Сначала «Спілка» — с большой, а в конце… Так каким авторитетом пользуются члены союза?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно