УКРАИНСКАЯ СИМФОНИЯ И ЛИЧНАЯ ТРАГЕДИЯ МИХАИЛА ГЛИНКИ

23 ноября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 23 ноября-30 ноября

В 1852 году М.Глинка задумал написать симфонию «Тарас Бульба», произведение, на которое возлагал большие надежды...

М.Глинка
Надгробная плита на могиле М.Глинки на кладбище в Берлине (1857 год)
В.Энгельгардт. Рисунок 1841 г.
М.Глинка

В 1852 году М.Глинка задумал написать симфонию «Тарас Бульба», произведение, на которое возлагал большие надежды. Композитор, давший Российской империи первую оперу, был исполнен желания создать первую русскую симфонию, которую неофициально назвал Украинской. Сбежав от светских сплетен в Париж, в сентябре 1852 года Михаил Иванович занялся написанием «Тараса Бульбы». К сожалению, через месяц он охладел к произведению, и его помощник дон Педро сжег партитуру...

Несколько лет композитор ничего не сочинял. В ноябре 1854 года он пишет cвоему давнему другу Нестору Кукольнику: «Муза моя молчит, отчасти, полагаю, оттого, что я очень переменился, стал серьезнее и спокойнее, весьма редко бываю в восторженном состоянии; сверх того, мало-помалу у меня развилось критическое воззрение на искусство, и теперь я, кроме классической музыки, никакой другой без скуки слушать не могу».

В.Энгельгардт. Рисунок 1841 г.

Но все же не это было причиной того, что первая русская симфония осталась ненаписанной. В начале 50-х годов Глинка потерял «рабочую форму». Сразу после неудачи с первой попыткой написания «Тараса Бульбы» он объясняет своему поклоннику Д.Стасову: «Я особенно не хвораю, но стал ленив, постарел злодейски, а расплылся, сиречь потолстел, до безобразия... Музыка дремлет, но не спит. Сижу дома, греюсь у камина. Прочел Гомера, Софокла и Овидия, а теперь просто ем, сплю, да и только...».

Надгробная плита на могиле М.Глинки на кладбище в Берлине (1857 год)

Д.Стасов удивился: как это возможно, ведь Глинке только 50 лет!? Через некоторое время его брат известный музыкальный критик В.Стасов начнет понимать, почему великий композитор перестал сочинять музыку: «Ему нужны были страстные симпатии, ему нужно было широкое признание со стороны многих. Как Шопен, он считал себя не только мало, но и худо аплодированным, и угрюмо уходил и запирался в свою раковинку. «Что значат букеты для того, чье чело призывает на себя бессмертные лавры?» — восклицает то же про Шопена Лист. Признавайте это малодушием, но это чувство есть в натуре многих людей, иногда самых великих и глубоких, и ничем на свете уже этого не переменишь».

Михаил Глинка невольно повторил судьбу Пушкина. К нему пренебрежительно относилось светское общество, о нем и его жене распространяли разные слухи, театральные критики громили его, своего гения, поклоняясь итальянцам. Мягкий по натуре Михаил Глинка от насмешек убегал за границу, но и там не мог обрести покоя. В мае 1851 года умерла его мать, Евгения Андреевна. Композитор так тяжело воспринял несчастье, что у него отнялась правая рука, и он не мог работать. Перед этим много сил у М.Глинки отобрал долговременный бракоразводный процесс с женой Марией Петровной, с которой прожил 10 лет. Не получив развода, он не мог жениться на дочери Анны Керн Екатерине. В это время Мария Петровна тайно обвенчалась с корнетом конногвардейского полка Н.Васильчиковым. О противозаконном браке донесли Санкт-Петербургской консистории, и только благодаря настойчивости Михаила Ивановича его брак был расторгнут.

Теперь композитор мечтает только о «тихой жизни в кругу своих». Но, возвратясь в Россию, окруженный заботой своей сестры Л.Шестаковой он целыми днями работает над «Тарасом Бульбой». Глинка чувствовал себя состоявшимся симфонистом, с готовностью играл друзьям «ожившую» Украинскую симфонию. В это же время по предложению театрального директора П.Федорова Глинка усиленно трудится над оперой «Двумужница». Весной 1855 года он пишет сестре: «Я, кажется, пристрою своего «Тараса» к «Двумужнице». Был у меня Гейденрейх, ему я играл «Тараса» и сказал, что хочу сделать из него антракт. «Какой антракт? — воскликнул он, — что такое антракт? Школьник, сиречь профессор, который бежит в буфет, чтобы поскорее выкурить папироску. Нет, говорит он, «Тарас» — это барыня, да еще какая! Просто отличнейшая увертюра».

Однако судьба распорядилась так, что ни «Двумужница», ни «Тарас Бульба» не состоялись. В 1855 году на композитора обрушился тяжелейший удар. В печати появились статьи Феофила Толстого и Антона Рубинштейна. Первый, весьма ограниченный человек, который ранее клялся в любви к произведениям Михаила Ивановича, поверхностно, но резко критиковал композитора. Второй, талантливый пианист, утверждал, что создание русской оперы Глинкой — его «смелая, но несчастная мысль». В то же время либреттист «Двумужницы» Василько-Петров прекратил сотрудничество с композитором и стал распространять о нем по Санкт-Петербургу нелепые слухи. Исчезла последняя надежда, что его сочинения необходимы России, в частности опера «Двумужница» и симфония «Тарас Бульба». То, что М.Глинка написал для «Тараса Бульбы» в Париже, сжег малообразованный испанец дон Педро, а то, что сочинял композитор в Петербурге, оказалось вообще не записанным.

След Украинской симфонии сохранился в памяти двух близких Михаилу Ивановичу людей — В.Энгельгардта и М.Балакирева, хорошо запомнивших отрывки главных тем симфонии.

В.Энгельгардт рассказал в письме к В.Стасову: «Глинка всего чаще играл нам всем, знакомым, три отрывка мотивов. Первый назначался для изображения «Степи», второй — для изображения «Сечи Запорожской», третий — для «Сцены любви» Андрия с полькой. Два из них я помню хорошо». М.Балакирев сообщил В.Стасову вторую тему первой части симфонии «Тарас Бульба».

Отрывки Украинской симфонии критик опубликовал на страницах журнала «Русская старина» через тридцать лет после смерти композитора. Однако исследователи творчества М.Глинки, упоминая о несостоявшейся симфонии, говорят, что она полностью утеряна.

Умер великий композитор в Берлине 18 (6) февраля 1857 года. Сначала свою болезнь М.Глинка воспринял как обычную простуду. Н.Кукольник о причине смерти уверенно скажет современникам: «Глинка умер с голоду. Нашли его печень чрез меру отощенную, а желудок крошечный. Две недели он не мог принимать пищи... ».

Похороны великого композитора в Берлине были нищенскими. Его похоронили на кладбище для бедняков. В последний путь М.Глинку проводили несколько знакомых, русский композитор Кашперов, проживавший в то время в Берлине, чиновники русского посольства. Из близких не было никого. Лишь через три месяца по настоянию сестры композитора в Берлин поехал В.Энгельгардт, чтобы перевезти останки в Санкт-Петербург.

«Гроб был самый дешевый и так скоро развалился, что когда я с Деном выкапывали тело, то пришлось обвернуть гроб в холст, чтобы иметь возможность поднять его на поверхность земли»,— вспоминал В.Энгельгардт. Тело композитора довезли до Щецина, а затем пароходом «Владимир» отправили в Петербург. М.Глинку отпевали в той же самой церкви, что и Пушкина.

«Я на одном и том же месте плакала и молилась за упокой обоих», — скажет потом Анна Керн. 24 мая 1857 года прах М.Глинки без почестей на телеге был перевезен на кладбище Александро-Невской лавры, где и похоронен. И хотя в то время ни в Европе, ни в России на надгробных памятниках композиторов и музыкантов ноты не вырезали, на надгробии Михаила Глинки их высекли.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно