УКРАИНЕЦ ОБ УКРАИНЕ ПО-УКРАИНСКИ

6 декабря, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 6 декабря-13 декабря

Та не однаково мені, Як Україну злії люди присплять, лукаві, І в огні її, окраденую, збудять... Ох, не однаково мені...

Авторский проект А. Бабака «Re-конструкции», 1997 г. Акция «Толока»
Авторский проект А. Бабака «Re-конструкции», 1997 г. Акция «Толока»

Та не однаково мені,

Як Україну злії люди присплять, лукаві,

І в огні її, окраденую, збудять...

Ох, не однаково мені.

Т.Шевченко

На художественной карте Украины последнего десятилетия фигура художника-монументалиста и живописца Александра Бабака довольно уникальна. И в этом нет преувеличения, ведь в отличие от многочисленных художников, которые, работая в жанре пейзажа, в сущности, продолжают шевченковскую «Живописную Украину», Александр Бабак не только творчеством, но и образом жизни реабилитирует украинское «народничество». Уже десять лет местом его пребывания и творческого внимания остается село Лейково Полтавской области Шишацкого района. По разным, преимущественно драматичным, причинам село осталось без жителей. Умерли, уехали, покинули жилища, вишневые сады, семейные могилы — все это не по доброй воле. Бегство с родной земли продолжалось с 60-х по 90-е годы XX века — не во времена голодомора, но и не от сытости. Можно сказать — печные трубы в домах еще хранят тепло. Каждому, у кого есть душа, станет больно, наткнувшись на запущенное гнездовье людей, возле которого еще цветет ухоженный садик.

В такое село попал художник. Его сердце, охваченное печалью, отказалось признать очевидное: запустение, упадок. Он бунтует и создает проект «Парсуна». На фотопленках запечатлены фигуры жителей с.Лейково (материалы художник получил в Шишацком краеведческом музее). Когда на пленки падает свет, фигуры с этих фотографий отбрасывают бледные, полуразмытые тени на белые стены выставочного зала: образы удваиваются, но вместе с тем теряют признаки реальных, становятся призрачными, словно растворяются в пространстве, в воздухе времени, как растворились их реальные прототипы, те бабушки и дедушки, памятником для которых только и остались Шишацкий архив да стены выставочного зала с «Парсуной» Александра Бабака.

«Вони дуже старі,

Їхнє сонце не з нашої ери,

Його зморшки поткали

Стонадцять полків павуків,

І згоряють на попіл

Танасини, Горпини, Ликери,

Чорні птиці чекання

В скажених мартенах років...»

И.Драч. «Матері»

Но было бы ошибкой толковать «народничество» А.Бабака как «поэтизацию запустения». Наоборот, следующие проекты: «Сім вправ» (1999 г.), «Реконструкція ІV» (2000 г.), «Опішня, пленер» (2002 г.) и «Крає-Вид» (2002 г.) как часть более объемного коллективного проекта, а также крупная персональная выставка «Ретроспекция» в Национальном художественном музее Украины (2001) — весь контекст художественных акций последнего десятилетия свидетельствует: художник пришел в село и остался там, чтобы не дать ему умереть. В полотнах «Сім вправ», написанных не красками, а разноцветными глинами из с.Лейково, в замечательных «Крає-Видах», в акции «Опішня, пленер», где художник работает и в качестве этнографа-исследователя (сопоставляет орнаментальность местной керамики с рисунком рельефа холмов), возрождается культура этого уголка украинской земли. Реально существующие, физические сущности и этнографические памятки вдохновляют А.Бабака на создание содержательных, многозначительных художественных метафор.

Художник творит виртуальный образ села. Он знает цвет и вкус этой земли, он перенес ее на палитру, грезит ею, а она с благодарностью открывает ему потаенное, делает его прозорливым, помогает разговаривать с небом, с ветром, с тенями тех, чьи холмики покрыла густая трава. Так Александр Бабак, чье сознание причудливо, а сердце преисполнено добра, приобщается к самому важному — к болезненным проблемам истории и современности собственной страны — Украины. На перекрестье между жизнью и смертью одного села, на кресте, где разакцентировано сакральное, художник выстраивает собственную нравственность и философию. «Я пришел к пониманию необходимости художественными средствами возрождать, делать наглядным и сохранять в художественных объектах наше общее наследие», — говорит Александр Бабак.

Он работает на земле и с землей. Его видим на лесах выдуманных им храмов. Его руки месят глину, роют землю. В Ольвии вместе с археологами он искал древнейшие пласты культуры. Некоторые из его проектов — колдовство с огнем. На припорошенной снегом земле из хвороста выкладываются «валки», которые вдруг вспыхивают и светятся в поле, словно странные огненные реки.

У Александра Бабака талант композитора. Этнографическое наследие, конкретика бытовых вещей и археологический материал — все трансформируется в сознании художника и предстает перед зрителем в лаконичных, содержательных образах. «Пластический метафоризм» с разветвленными ассоциативными рядами — творческий метод А.Бабака. Нанизывание на одну ось различной информации, цитирование свидетельствует о постмодернистских вкусах автора и доказывает, что во время обесценивания устоявшихся художественных и нравственных критериев можно хранить и отстаивать традицию «востребованной совести» в образах авангардного искусства. Постмодернизм А.Бабака порожден чисто этническим способом переживать современную судьбу Украины, реставрировать то, чему было уготовано небытие, чувствовать вину за чужие грехи и искупать их собственной активной позицией. Основная тема творчества А.Бабака — сохранение национальной памяти и культуры.

Что это? Идеализм? Романтический бунт? Пусть так, но именно из них рождается искусство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно