ЦЕРКОВНАЯ ДИАЛЕКТИКА

17 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 17 ноября-24 ноября

Процесс объединения украинского православия под эгидой Вселенского константипольского патриарха начался — так озаглавил пресс-центр УПЦ КП информацию для средств массовой информации...

Процесс объединения украинского православия под эгидой Вселенского константипольского патриарха начался — так озаглавил пресс-центр УПЦ КП информацию для средств массовой информации. Согласно этому документу, епископат УПЦ КП и УАПЦ обратился к Вселенскому патриарху Варфоломею с просьбой о восстановлении единства разделенной Православной церкви в Украине и установления евхаристического единения с Матерью Великой Церковью Христовой Константинопольской в качестве Поместной Украинской Православной Церкви. Обращение подписано 26 архиереями УПЦ КП и 7 архиереями УАПЦ. И передано во Вселенскую Константинопольскую Патриархию. После чего, спустя некоторое время, 8 ноября представители двух ветвей украинского православия встретились в Константинополе и подписали договор, в котором подтвердили осознание необходимости объединиться, создать Смешанную комиссию для изучения путей достижения этого единства, а также огласили намерение больше не обижать друг друга резкими высказываниями, не переманивать друг у друга клириков и целые общины, уклоняться от свершения канонических действий вплоть до объединения, обращаться к Вселенскому патриарху в случае возникновения спорных моментов и в конце концов с просьбой о разрешении канонического вопроса и положения архиереев своих Церквей и создания единой независимой православной церкви в Украине. Этот договор подписали иерархи УАПЦ митрополит Тернопольский и Подольский Мефодий, митрополит Галицкий Андрей и епископ Львовский Макарий, от УПЦ КП митрополит Львовский и Сокальский Андрей, архиепископ Ривненский и Острожский Даниил, архиепископ Переяслав-Хмельницкий Димитрий.

Между прочим, обращает на себя внимание и то, что договор от УАПЦ подписали три «западных» архиерея, то есть те, кто не так часто конфликтовал на своей территории с УПЦ КП (ввиду того, что на Западной Украине эта конфессия представлена крайне слабо), но немало сталкивался с УПЦ.

«Восточная ветвь» УАПЦ, непосредственно сталкивавшаяся с агрессивной политикой УПЦ КП и не раз винившая в собственных несчастьях именно эту конфессию, обычно высказывалась об УПЦ более лояльно, предполагая возможность мирного сосуществования с «русской церковью», каковой является в данный момент УПЦ. Безусловно, эта ветвь УАПЦ слабее. Во-первых, она малочисленна по сравнению с западной. Во-вторых, ее позицию представляет главным образом управляющий делами патриархии, архиепископ Харьковский и Полтавский Игорь, священство которого сомнительно с точки зрения церковного канона, поскольку он был рукоположен уже после раскола. Его сильная сторона — в его личных качествах: активности, остром уме и непосредственной близости к патриарху Димитрию вплоть до смерти последнего, а после его смерти — архиепископ Игорь был и остается наиболее последовательным воплотителем идей патриарха Димитрия.

Что интересно, в последних интервью архиепископ Игорь уже значительно лояльнее высказывается об УПЦ КП, отмечает «положительные изменения» в их позиции и значительно резче отзывается об УПЦ. «Смену ориентиров» можно понять: и УАПЦ и УПЦ КП находятся в примерно одинаковом положении — обе они неканоничны, а каноничность они могут выхлопотать у Вселенского патриарха только при условии объединения. Неожиданным оказалось только то, как скоро УАПЦ «позабыла» все прежние обиды, между прочим, связанные как раз с попытками создания «единой украинской церкви» с Филаретом, высказывания своего последнего патриарха и т.п.

Впрочем, о возможности компромисса с УПЦ КП иерархи УАПЦ говорят уже давно. Но единственным условием этого компромисса, по их мнению, должно было стать принципиальное согласие предстоятеля УПЦ КП Филарета отказаться от идеи выдвигать свою кандидатуру на патриарший престол. Такого согласия Филарет не давал и давать не собирался — совсем наоборот, он всячески давал понять, что Единая Поместная православная церковь в Украине возможна только под его чутким руководством. В свою очередь, именно его фигура усложняет отношения с Константинополем, поскольку как ни крути, а Филарет был предан анафеме патриархом канонической церкви. На более-менее полноценный диалог с Константинополем могли рассчитывать лишь представители УАПЦ, да и то лишь те, кто был высвячен еще в РПЦ, поскольку только их священство не вызывает сомнений с точки зрения церковного канона. Таким образом, примерно ясно, что было нужно УПЦ КП от автокефалов.

Вопрос удовлетворения требования УАПЦ об «отставке» Филарета остается открытым. Во- первых, повторюсь, трудно себе представить, чтобы Филарет согласился на это. Во-вторых, фраза в документе, распространенном пресс-центром УПЦ КП, о том, что Константинопольская церковь не признает анафем РПЦ в отношении украинских церковных деятелей, наводит на мысль, что УПЦ КП считает возможной «реабилитацию» своего предстоятеля и соответственно диалог непосредственно между патриархом Варфоломеем и Филаретом. Хотя в этой ситуации остается непонятным, почему тогда делегацию УПЦ КП не возглавил сам Филарет. С другой стороны, не стоит исключать и возможность того, что рядом с Филаретом в лоне УПЦ КП подросло новое поколение церковных политиков ничуть не менее амбициозных и более дальновидных, которые готовы добиваться каноничности украинской церкви любой ценой, понимая, что в условиях каноничной автокефальной церкви удовлетворить свои амбиции можно и убедительнее, и полнее.

Со своей стороны, УПЦ совсем не считает себя «русской церковью» и вряд ли ближайшее время согласиться занять в Украине нишу «церкви национального меньшинства». Возможно, именно это ускорило объединительный процесс. Две «украинские» ветви прекрасно понимают, что противостоять УПЦ и стоящему за ней Московскому патриархату они смогут только в том случае, если сами будут каноничными. Их, надо думать, подстегивает и то, что наше государство наконец осознало, что для церкви главное все-таки соответствие церковному праву, а уж потом — национальному духу, и стало благоволить меньше Филарету и больше УПЦ, несмотря даже на резкие отповеди со стороны патриарха Алексия нашему Президенту. Видимо, высшие иерархи «украинских» церквей поняли, что в данный момент, в своем теперешнем статусе, они не могут на равных правах с УПЦ апеллировать к государству, а вот если они будут каноничны — тогда они «перевесят» УПЦ, потому что помимо каноничности у них будет еще и «национальный дух». А в наших условиях благосклонность государства к определенной конфессии значит очень много. Особенно учитывая, что в данный момент количество прихожан УПЦ КП и УАПЦ вместе взятых не составляет и половины количества прихожан каноничной УПЦ.

Фактически наши святые отцы от УПЦ КП и УАПЦ самим подписанием договора в Константинополе продемонстрировали решимость к обострению отношений с УПЦ. И это еще не все: это решение было поддержано самим патриархом Варфоломеем, поскольку, если верить обращению УПЦ КП к СМИ, он признал «незаконность» передачи Киевской митрополии Московскому патриархату в 1686 г. и соответственно незаконность всех решений Русской Православной церкви в отношении Украины. Возможности подобного «признания незаконности» оставим для рассмотрения богословам и специалистам по церковному праву (если таковые у нас есть). Главное для нас иное: Варфоломей отказывается от своего намерения больше не идти на обострение отношений с Московским патриархатом, высказанного им два года назад. То есть мы вполне можем ожидать своего рода «эстонского варианта», который, как вы помните, не только не разрешил конфликта, но и подлил масла в огонь. С той лишь разницей, что Украина не Эстония — там речь шла о довольно небольшом количестве православных в стране с преобладающим протестантизмом. Напомню также, что когда Варфоломей говорил в свое время о возможности канонизации Единой Поместной церкви в Украине, он предполагал единение трех ветвей православия: УПЦ, УАПЦ и УПЦ КП. Если сейчас он согласился на объединение двух и канонизацию того, что из этого получится, он автоматически благословил новый всплеск межконфессиональных конфликтов в Украине.

Что ж, возможно, это единственный путь создать искомую Единую Поместную церковь в нашей стране. Хотя бы потому, что УПЦ (т.е. Московский патриархат) не обнаруживает желания идти на компромисс. То ли не верят в серьезность намерений Константинопольского патриарха, то ли слишком уверены в своих силах. Да и что Москве до того, что в Украине православные снова будут кидаться друг на друга с кулаками?

На этом можно бы было закончить. Но хочется отметить вот что: согласно опросам общественного мнения, проведенным Центром экономических и политических исследований и опубликованных в №10 журнала «Национальная безопасность и оборона», не так уж много наших соотечественников жаждут Единой поместной церкви. Зато прекращения межконфессиональных «разборок» хочется абсолютному большинству. Но похоже, модель объединения, предложенная нашими иереями и Константинополем снова наших желаний не учла: единство грозит обернуться борьбой, как и учили классики…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно