ТРЕХГРОШОВЫЕ СТРАСТИ, ИЛИ ВЕРСТОВЫЕ СТОЛБЫ НОВОГО ТЕАТРА

23 января, 2004, 00:00 Распечатать

Создание нового театра — всегда событие. Дело это непростое и нечастое, посему сразу обращающее на себя внимание...

Создание нового театра — всегда событие. Дело это непростое и нечастое, посему сразу обращающее на себя внимание. В столице появился новый театр «Ателье 16». Он имеет статус частного, его организаторы — продюсерский центр «Новый иллюзион», фирма с восьмилетним стажем работы в шоу-бизнесе, занимающаяся большими постановочными программами, телевидением, и Клуб спортивного и бального танца «Модус-Ника». Меценатами театра выступили три киевских банка, предложивших вновь созданному коллективу именно меценатскую, а не спонсорскую поддержку. На пресс-конференции по поводу первого спектакля нового театра его директор — художественный руководитель Игорь Талалаевский рассказал всю предшествующую историю, поделился планами и надеждой на строительство собственного помещения на Оболони (это обещание горадминистрации), где молодые энтузиасты начинали репетировать и где в настоящее время нет театра. Пока работать предстоит в снимаемых театральных залах. Но, несмотря на непростые условия аренды, директор пообещал вести мудрую ценовую политику для привлечения студенчества, молодежи, интеллигенции. Цена билетов не будет превышать 20 грн. В творческих планах театра — восстановление дипломного спектакля «Стеклянный зверинец» Т.Уильямса, возможно, «Синяя птица» М.Метерлинка и, конечно, драматургия Шекспира, Мольера, пьесы с исключительной театральной историей. Таким образом, после восторгов от найденных возможностей осуществления творческих замыслов, благодарностей за поддержку, изложения программных заявлений началась собственно жизнь нового коллектива.

Игорь Талалаевский, как автор идеи его создания, объяснил название театра желанием отдать дань традициям парижских театров и продолжить культивирование духа ателье как творческой мастерской. Труппа театра состоит из 16 актеров, недавних выпускников Киевского института театрального искусства им.И.Карпенко-Карого, потому эта цифра и стала номером нового театрального ателье, к тому же 16 января состоялся первый спектакль театра — «Трехгрошовая опера» Б.Брехта.

Жанр дебютного спектакля «Ателье 16» режиссер, он же автор сценической редакции, текстов песен, И.Талалаевский определил как рок-кабаре на песни «Битлз», делая, таким образом, первый шаг в своем решении возродить традиции знаменитого в прошлом киевского кабаре «ХЛАМ», месте собрания художников, литераторов, артистов, музыкантов.

Дело создания нового театра начинается с осознанного желания сделать нечто необычное, особенное. Но любое новаторство — это лишь очередное звено в нескончаемой цепи традиций. В истории театра, скорее всего, не осталось «необитаемых островов» в освоении форм, эстетик, направлений, систем, манер, школ, зато полно нахоженных троп в области органики, искренности, глубины постижения, оригинальности взгляда, свежести переосмысления, неожиданности временных оценок, уникальности творческого подхода. Все это — будущие вехи пути нового театра, который, хочется верить, не будет коротким. Верстовые столбы уже начали отсчитывать шаги-километры «Ателье 16».

Столб первый, отправной. Из огромного массива мировой драматургии режиссер И.Талалаевский выбрал знаменитую в прошлом и не имеющую богатой сценической истории «Трехгрошовую оперу» Б.Брехта. Выбор характерный. Работа в брехтовской манере эпического театра, в принципе которого было стремление уйти от воссоздания на сцене максимальной иллюзии действительности, дает возможность широкому размаху режиссерской мысли, большому количеству вариантов актерских интерпретаций. Этим в полной мере пользуется режиссер, знающий актеров театра по совместной работе в их дипломном спектакле. Обращение к Брехту в задуманной режиссерской манере для актеров — словно продолжение славных студенческих времен. Те же занятия по актерскому мастерству, этюды, различные ракурсы показов, поиск логики поведения, актерская шлифовка «эффекта отчуждения», повторение пройденного. В песенном прологе спектакля дается установка: «Ловкостью рук любой Корнейчук Чеховым может казаться». «Ловкостью рук» И.Талалаевского брехтовские зонги заменяются бередящими память песнями ансамбля «Битлз» с текстами современного содержания, изобилующими жаргоном урок и фраеров, убирается заложенный автором социальный подтекст, всегда заставлявший зрителей задуматься над серьезными общественными проблемами. Напрасно ожидание встречи с философией и злободневностью произведения Брехта — все это с максимализмом молодости актерами отброшено в сторону, обойдено вниманием, вынесено за рамки. Оставлены лишь линия любви, к сожалению, трешгрошовой, и тема предательства. Эти вычлененные, без сомнения, важные темы оформились в виде модного ныне эстрадного шоу, концерта с соответствующим антуражем. В упрощенной форме изобретенного жанра «рок-кабаре» рассказывается о коммерческом предприятии организованных нищих, бродяг, проституток, которых предприимчивый мистер Пичем ловко использует для собственной наживы.

Столб второй. Творческие составляющие спектакля. Сценография (художник И.Несмиянов) выдержана в стиле брехтовского театра — постоянный фон действия, минимум деталей. Пространство сцены представляет собой большой репетиционный зал, типичные ящики для театральных костюмов, трансформирующиеся и используемые как элементы оформления. Пластическое решение (балетмейстер О.Семежкина) — в духе кабаре. Движение иллюстрирует действие, оно его организует, задает тон. Визуальные картины ладно стыкуются и оставляют ощущение цельности замысла. Музыкальное сопровождение спектакля — записанные фонограммы (аранжировки В.Тишлера, саунд-мастер А.Егоров, музыкальный продюсер Р.Суржа). Осовремененные мелодии звучат в высокопрофессиональном исполнении Е.Скрипки, С.Шекеры, А.Егорова, Р.Суржи. Органику сосуществования фонограмм с действием можно поставить под сомнение. Они техничны, хорошо выполнены, но слишком уж разителен контраст с игрой молодых артистов, открывающих рты под эти фонограммы. Если оправдывать этот принцип брехтовской манерой взгляда на себя со стороны, согласиться придется. Но зрительская душа так просит пусть и менее совершенного, но живого исполнения.

Столб третий. Актерское мастерство. Труппа театра обладает значительным творческим потенциалом. Подкупает ее слаженность, умение работать в ансамбле, желание поиска новых театральных форм, азарт молодости, уверенность в покорении творческих вершин. Из числа проблем — актерская дикция, сценическая речь, работа над которой не должна прекращаться после того, как институт осталась позади.

Столб четвертый. Надежды. Спектакль «Трешгрошовая опера» с плотным налетом еще студенческих амбиций свидетельствует, прежде всего, о большом желании актеров жить в стихии игры, отдаваться театру полностью. Возможно, со временем придет четкое понимание профессии, того, что должно происходить на сцене. Интересно, как будет выглядеть в исполнении молодых артистов драматический спектакль. В общем, путь широкий и светлый. Важно четко определить маршрут этого пути и решить, чем будет театр — забавой, дорогой, идеологией, способом существования, жизнью.

Столб пятый, прощальный. Напутствие. В мелькании будущих верстовых столбов не потеряйте творческую бдительность, помните постулат пролога вашего первого спектакля о «ловкости рук». Он достаточно коварный, той же «ловкостью рук» можно заставить и Чехова казаться Корнейчуком.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно