ТОНЕНЬКИЙ ГОЛОС КУЛЬТУРЫ: НЕ ДОЖДЕТЕСЬ

5 февраля, 1999, 00:00 Распечатать

Если вы думаете, что фраза, вынесенная в название, - плод разыгравшегося воображения автора этих строк, вы ошибаетесь...

Если вы думаете, что фраза, вынесенная в название, - плод разыгравшегося воображения автора этих строк, вы ошибаетесь. Она скомпонована из высказываний участников расширенной коллегии Министерства культуры и искусств Украины, состоявшейся в Колонном зале им. Н.Лысенко.

Н ичто не предвещало

того, что заседание

коллегии будет нетривиальным: на сцене Колонного зала, видавшего лучших исполнителей, восседал представительный президиум, а в зрительном зале расположились готовые отчитываться представители региональных культурных учреждений и творческих союзов. И все-то сначала пошло как по нотам. Сдержанно и мужественно отзвучала речь министра Д.Остапенко, посетовавшего на недостаток финансирования и отметившего, что «тем не менее» «культурные отрасли» живут, работают и в общем «обеспечивают потребности», медленно, но верно «обучаясь методам работы в условиях рыночной экономики». Потом слово хотели перехватить подготовленные представители регионов, но зал не пожелал слушать отчеты и потребовал «чего-нибудь интересного». Особенно занудных докладчиков захлопывали в лучших традициях Первого съезда народных депутатов и отправляли на место досрочно. Чувствовалось, что зал возмущен бедственным положением национальной культуры и жаждет драмы.

Драма не заставила себя долго ждать. Впрочем, мало кто из докладчиков-драматистов сказал хоть что-то новое. Обговаривались (то есть проговаривались) все те же старые и, нельзя не согласиться с выступавшими, вполне разрешимые проблемы: несоблюдение авторского права, отсутствие законодательной базы для нормальной театрально-концертной деятельности, невыполнение законов о культуре и т.д. Все это напоминало ярмарку риторических вопросов и не менее риторических ответов. Но, видимо, даже такой малости руководство от культуры от своих коллег не ожидало. И вице-премьер В.Смолий, и министр Д.Остапенко высказали свои обиды и недовольства в том смысле, что «мы к вам со всей душой, а вы не оправдали...» Почему не ожидали и чего именно «не оправдали», они объяснить не сумели.

Впрочем, претензии В.Смолия (он предусмотрительно покинул заседание после своего выступления), вызвавшие возмущение зала, не были главным в этом собрании, хотя все последующие докладчики своими выступлениями фактически парировали эскапады вице-премьера. Несмотря на то, что собрание «пошло вразнос», создавая атмосферу популярной в нашем Отечестве игры «лебедь, рак и щука», в ходе заседания выделилось несколько основных тенденций, которые я бы рискнула назвать основными в направлении развития идей о национальной культуре, ее роли и месте. Во-первых, это проблемы региональных «культурных учреждений», во-вторых, проблема государственного обеспечения творческой деятельности, как законодательного, так и финансового, и наконец, в-третьих, что же собственно мы будем понимать под сочетанием «национальная культура» - только ли это «смотр народного (или даже академического) творчества» или будем смотреть на вещи шире.

Представители регионов, по их же словам, не получили того, за чем они приехали, - возможности рассказать о своих проблемах, поделиться опытом их решения, а таковой имеется, раз периферийные театры, библиотеки, концертные залы еще живут и собирают читателей, зрителей, слушателей. Опыт этот не заинтересовал присутствующих. То ли потому, что столичные деятели культуры не могут преодолеть пренебрежения к «периферии» (как будто в культуре есть периферия!), то ли «слишком далеки они от народа» и не интересует их, чем живет (и живет ли вообще) сельский клуб и библиотека заштатного райцентра. Конечно, творцам не обязательно быть последовательными, но очень уж нелогично выглядели возмущенные выступления о том, что в Украине издается только одна книга на душу населения, на фоне нежелания знать, каким же образом библиотека райцентра (в которой, возможно, эта книга встретится с этой душой) умудрилась сохранить себя и заинтересованного читателя.

Впрочем, несмотря на то, что выступления «регионщиков» не пользовались популярностью, им все же удалось сформулировать то основное, за чем они подались в Киев, побросав свои районные нивы разумного, доброго, вечного. Самой насущной просьбой было повлиять на органы местного самоуправления, которые вот уже совсем скоро будут утверждать свои бюджеты, чтобы не оказалась в этих бюджетах сильно урезана статья расходов на культуру. Как и следовало ожидать, такой поддержки им никто в Киеве пообещать не смог.

А о деньгах говорили много. Как ни призывал В.Смолий «не слишком много думать о деньгах», к этой теме возвращались как к заколдованному месту даже те, кто предлагал «поменьше говорить о презренном металле и побольше о ценностях вечных». И это, наверное, правильно, поскольку Министерство культуры - государственное учреждение - не может, конечно, планировать рождение гениев, но по статусу своему обязано за этими гениями прислеживать и изыскивать возможности для процветания и проявления их гениальности во славу государства. А ведь это все денег стоит. И если принят «Комплексный план мер по развитию украинской культуры на 1999-2005 годы», то его обеспечение надо как-то худо-бедно финансировать, иначе этот план становится просто очередным очковтирательством, имитацией заинтересованности государства в судьбах своей же культуры.

Впрочем, претензии к государству высказывались не только по поводу финансирования, но и по поводу неполноценности законодательной базы, и по поводу невыполнения даже того небольшого количества законов, которые имеются. Конечно, вопрос «кто отвечает за невыполнение законов о культуре?» звучал просто наивно. Также грустную улыбку вызывали претензии профсоюза творческих работников по поводу размеров средней заработной платы работников культуры, которая по закону не должна быть ниже, чем в сфере народного хозяйства, но на самом деле она ниже примерно на 57 гривен. Вспомнили также о «благотворительных акциях», сборы с которых уходят на какие-то таинственные счета, затерянные в лабиринтах банковских структур и человеческой жадности. Грустно было опять слышать о несоблюдении авторских прав, которые физически не могут быть обеспечены и защищены, в то время как по предварительным подсчетам 92% содержания видеорынка - пиратские копии и доходы от реализации этой продукции составляют примерно 900 млн. гривен.

Парадоксально и то, что до сих пор не принят закон о гастрольно-концертной деятельности, по причине чего любые постановочные затраты любого театра остаются по сей день «незаконными», т.е. можно сказать, что все театры и концертные залы нашей страны каждый Божий день нарушают закон, чтобы дать нам возможность хоть изредка насладиться искусством. Председатель комиссии по культуре ВР Лесь Танюк оправдывался тем, что культура, как и прежде, остается в тени «большой политики» и этот столь необходимый закон постоянно снимается с повестки дня вследствие политических интриг. Уважаемый народный депутат не преминул также назвать имена «главных интриганов». Как нельзя кстати после этого прозвучал с трибуны призыв к «господам политикам» не делать судьбу культуры заложницей своих амбиций.

И наконец, главное достижение коллегии. Оно не отмечено в «Постановлении», но важно то, что оно просто прозвучало. Имеет ли смысл говорить о культуре исключительно в рамках «фестивальных планов» или пора взглянуть на проблему шире. Не сложно даже в условиях недостаточного финансирования организовать смотр художественной самодеятельности, но в этом ли вся «культура»? А как быть с чернухой на телеэкране, с суржиком в школах и т.д.? И что вообще мы будем теперь понимать под сочетанием «национальная культура»? Вопросы, конечно, риторические. Но возникновение вопроса иногда стоит мессы.

Хотя бы потому, что вопрос о культуре на коллегии Министерства культуры и искусств стоял круто: как бы выжить. По сути, у любого здравомыслящего человека такая ситуация должна была бы вызвать оторопь: если речь идет о том, что культура выживает (то есть может и не выжить), - это катастрофа государственного масштаба. Нет культуры - нет государства. Правда, речь, к счастью, шла, напомню, не просто о культуре, а о том, что входит в ведение Министерства культуры. Как выяснилось, в это ведение входит не так-то много. Несмотря на отсутствие материальной и законодательной базы спектакли ставятся, залы заполняются, музыка создается и исполняется, таланты продолжают рождаться и проявляться. С другой стороны, хамство продолжает процветать на всех уровнях, язык существует главным образом в виде суржика, аудио- и видеорынки заполнены пиратской продукцией, а информационное пространство - хорошо продаваемой чернухой. И само понятие «культура», имеющее более 75 словарных определений, как любое многозначное и часто употребляемое слово, теряет конкретность, становится чем-то эфемерным. И в результате Министерство культуры и искусств - король без королевства - действительно ни за что не отвечает и ни на что и не может влиять, потому что культура, в любом понимании этого слова, не замыкается на «приоритете народного танца» (или дирижерского искусства). Фактически, культура, как и в прежние времена «полной ясности», сведена исключительно к творческому процессу в области искусства, причем в рамках определенных «творческих лабораторий». Да, этот процесс, наверное, кое в чем может быть спланирован (хотя, как спланировать, скажем, рождение гениальной книги?). А вот культуру нельзя ни «планировать», ни отчитываться «по выполнению». Ее можно лишь поддерживать, как поддерживают естественный процесс, как поддерживают жизнь. И еще ее можно потерять. И для нации, для государства это будет равноценно потере жизни.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно