Татьяна Догилева: «Я НЕ ПРЕУВЕЛИЧИВАЮ СВОИ ДОСТОИНСТВА»

12 января, 1996, 00:00 Распечатать

Татьяна Догилева прилетела в Киев на один вечер - выступить в киноклубе «Синема». И уже утром - в обратный путь: дома ждет годовалая дочь Катя...

Татьяна Догилева прилетела в Киев на один вечер - выступить в киноклубе «Синема». И уже утром - в обратный путь: дома ждет годовалая дочь Катя. Знаменитая мама выглядит немного уставшей. Много курит. Смешлива, иронична и «звездной» степенности как не было, так и нет.

В кино любимая многими актриса не снималась уже пару лет. Сначала попала в большой театральный проект «Аристея»: трагедию Эсхила ставил известный немецкий режиссер Петер Штайн. Тяжелые репетиции, гастроли по всей Европе... Потом - беременность.

- Решение родить было спонтанным или выношенным?

- Выношенным. Я к этому пришла логическим путем. Видимо, изменилась жизнь, и если раньше я считала, что самое главное - это профессия, то теперь я поняла, что ошибалась, что это не главное.

- Если не секрет - в чем причина такой перемены?

- Я над этим много думала... Понимаете, нынче изменилась ментальность моей профессии. Раньше театр, кино - это было невероятно важно, общественно значимо. «Поэт (актер, режиссер...) в России больше, чем поэт»... Помните, да? А теперь искусство стало просто одним из видов развлечений... Я так думаю. А может быть, я не права, может быть, это возраст...

- В прошлом году вы вели церемонии открытия и закрытия «Кинотавра» в Сочи вместе с Константином Эрнстом. Для вас это обязательно - посещение всех киношных и светских тусовок?

- Нет, я хожу куда бы то ни было, только если нужно. А так - я отменила все тусовки.

- Что значит «нужно»?

- Познакомиться с нужным человеком, например. Или - вот сегодня я прилетела в Киев на самолете, потому что вчера вечером был юбилейный вечер Ольги Александровны Аросевой, на котором я должна была выступить, потому что, во-первых, я ее очень люблю, а во-вторых, мы сейчас с ней вместе работаем в одном новом проекте - в спектакле Михаила Козакова «Необычайный сеанс» по пьесе Ноэля Кауэрта, которую перевел мой муж Михаил Мишин.

- Кстати, говорят, что нынешнее жесткое рыночное время якобы свело на нет традиционное актерское братство. А вот вы свидетельствуете о другом...

- Да нет, внутренне отношения между актерами не изменились. Артиста трудно «перековать». Изменились, конечно, внешние условия, если раньше иметь одно концертное платье, скажем, не считалось за стыд и за грех, даже наоборот, гордились: у нее есть концертное платье! А уже если вдруг у кого-то было платьев ...надцать - то это считалось невероятным событием. Было незазорным, выезжая за границу, брать наряды у своих подружек, чтоб там как-то выглядеть... Теперь же, как сказал Островский, в обществе намечается тенденция к роскоши. Неточно цитирую, но по мысли правильно. И нынче, конечно, каждый раз надо в чем-то появляться... Да еще на нашу бедную, артисток, голову откуда-то возникло племя так называемых стилистов, которые пишут в газетах всякие гадости, обсуждая твой костюм, сравнивая нас с западными звездами, не понимая, что это абсолютно несравнимые вещи... Порой актриса просто не может одеться так, как ей хочется...

Так что антураж - иной. Актеры стали Армани, Версаче, Валентино носить, появились «вольво», «мерседесы», «форды» - не мне рассказывать вам об этом. Но душа осталась прежней.

- Когда совершенно не хочется заниматься макияжем, нарядом - а надо, как подстегиваете себя?

- Я макияжем и вообще собой занимаюсь только когда мне надо на работу. А работа для меня - я так воспитана - это работа, святое - и тут не может быть «не хочу».

- Ну а если в гости просто?

- А я не пойду - если мне не хочется!

- Вы капризная партнерша - на сцене, съемочной площадке?

- Нет, мне кажется, что партнерша я хорошая. Но об этом надо спрашивать у коллег. Потому что могут же быть другие мнения! Я вот уверена, например, что я послушная артистка, а уже третий или четвертый режиссер говорит, что «ужас, ужас». Мне говорят! Я сначала думала, что они шутят...

- И чем режиссеры это аргументируют?

- Ну, например, я не хочу на репетиции слушать пространные отступления режиссера о том, как он ставил другой спектакль. И призываю: «Давайте ближе к пьесе нашей». А мне говорят: «Какая ты стала...». И обвиняют, что я делаю из себя звезду, и т.д. А я никого из себя не делаю, я просто не хочу тратить свое время на чьи-то разговоры...

- А другие - тратят?

- Другие - да. Хотя ведь никто не хочет этого слушать, но все боятся сказать. А я говорю.

- В театре - как в жизни! - часто бывает так: роль - одна, а желающих ее сыграть много. Как вы ведете себя в конкурентной борьбе: наступаете, отступаете...

- Я стараюсь не участвовать в свалке, если очень много претендентов и много сил надо, чтобы этого добиться. Я отступаю.

- Ради чего?

- Наверное, ради самоуважения.

- В вас оно сильно развито?

- Трудно мне ответить на этот вопрос, потому что иногда мне кажется, что я необыкновенно хороша, а иногда - что хуже меня просто нет. И самоуважение меняется от настроения.

- А что может подтолкнуть к такому пессимизму?

- Да что угодно: неудачный спектакль, неудачно проведенный день, неудачная покупка - что угодно.

- Неудачный спектакль у такого профессионала, как вы, бывает?

- Бывает, да. Редко - скажу честно, что редко, потому что я уже умею собой управлять и умею добиваться нужного состояния. Но спектакль - это такая трудная вещь, и иногда я играю не так, как мне хочется, и не получаю удовольствия, и мне кажется, что все ужасно, и профессию я неправильно выбрала, и надо искать другое дело.

- Что помогает преодолеть это ощущение?

- Да ничего не помогает. Ходишь вся в депрессии какое-то время, плачешь, «достаешь» мужа, друзей... А потом... Человек так устроен, что все в конце концов проходит.

- А у вашего мужа бывают депрессии?

- Бесконечные. У меня-то все дурное настроение как-то через эмоции выходит: я порыдаю, покричу, поистерикую... А Миша же себе этого позволить не может, и не позволяет, и у него все выливается в слова, в монологи, которые я выслушиваю...

Но не надо думать, что у нас какая-то унылая, истеричная семья. Нет, это все периодами. Я человек периодов. Не знаю, от чего зависят эти фазы, - от Луны или от других каких-то атмосферных явлений... Но, например, погода на меня сильно действует. Серость и гадость нашего вечного межсезонья я не переношу... Но в нашей семейной жизни и много радости, много удовольствия от встреч с талантливыми людьми...

- Вы влюбчивы?

- Да нет... Все мои романы с замужеством как-то прекратились. Я успокоилась.

- В быту вы быстрая или медлительная?

- Я быстрая. Я все делаю стремительно: ем, пью, курю... И долго ничего не могу делать. Из-за этого, к примеру, не могу заставить себя бегать по утрам: на третьем шагу мне скучно становится, и наступает такая жуткая тоска...

- Вы любите какие-то свои работы в кино?

- Те, что принесли мне успех. Потому что в конечном счете все определяет успех, понимаете. Поэтому я так банальна: люблю «Блондинку за углом» и «Забытую мелодию для флейты». Еще, правда, я люблю «Яму» - хотя она успеха мне не принесла, потому что ее никто не видел. А мне очень жаль, потому что это Куприн, это классика, это замечательная компания, это талантливый киевский режиссер Светлана Ильинская, хотя мне не все, безусловно, нравится и я не во всем согласна с ней. И все же очень жаль, что фильм затерялся в нынешнем беспрокатье.

- А у вас нет такого ощущения, что все-таки работы в кино, достойной вашего таланта, не было?

- У меня нет такого ощущения. Потому что вот разговариваю я с плохой актрисой, и она мне жалуется, что ей судьба не додала, что как бы она могла сыграть... А я знаю, что она ничего не сыграла бы, потому что у нее данных нет для этого. И я так часто и много видела таких артисток, что очень боюсь стать такой же. Говорить: «Ах, не было роли, где бы я полностью раскрылась... А может, и раскрывать-то больше нечего?!» (Смеется).

Я благодарна судьбе за то, что она мне дала, понимаете. И за «Блондинку», и за «Забытую мелодию», и за «Нежданно-негаданно», и за «Яму»... Я люблю эти роли - не только потому, как я в них сыграла, а и за ту атмосферу, которая была, и тех людей, с которыми я имела счастье работать. «Что пройдет, то будет мило». Это уже мило, понимаете. И у меня нет такого: «Ах, я не состоялась». Как у Блока: «Все, что хочется, свершится», а если не свершилось - значит, не очень и хотелось...

- Уверенности в себе до конца нет?

- Нет, конечно. Потому что я вижу, что все очень склонны преувеличивать свои таланты.

- Все склонны, а вы - нет?..

- У меня тоже был период, когда мне казалось: какую прекрасную артистку не используют негодяи-режиссеры... (Смеется). А потом все вдруг переменилось во мне, и я спросила себя: «А почему ты так думаешь?»

- А ваш супруг считает вас большой актрисой?

- Не знаю. Да нет, мы такими категориями не оперируем. Я знаю, что меня кто-то любит и уверен, что я прекрасная актриса. А кто-то меня просто терпеть не может... Я же все это слышу, все же это до меня доходит. А поскольку я с уважением отношусь к любому мнению - то и не склонна преувеличивать свои достоинства...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно