ТАРАС ПЕТРИНЕНКО: «ТВОРИТЬ ИСКУССТВО ЧИСТЫМИ РУКАМИ»

5 мая, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 5 мая-12 мая

Казалось бы, всем известная личность, Тарас Петриненко. Тот самый, что когда-то своей рок-группой «Еней» эпатировал руководителей от культуры, предлагая свой, украинский, национальный вариант рок-музыки...

Казалось бы, всем известная личность, Тарас Петриненко. Тот самый, что когда-то своей рок-группой «Еней» эпатировал руководителей от культуры, предлагая свой, украинский, национальный вариант рок-музыки. Тогда, в 70-х, это позволялось лишь в фольк-рок-поп-жанрах, а Тарас стремился к глубинному постижению современной музыки...

Впоследствии, уже после 8-летнего скитания по российским провинциям, после возвращения в родной Киев, после всеобщего признания на Всеукраинском фестивале «Червона рута-89», — казалось бы, теперь все «о’кей»?

Лидер современной украинской песни Маэстро жанра, непререкаемый авторитет среди коллег-артистов, известный своими неизменными принципами — и не народный артист Украины, не лауреат Государственных премий, даже — не лауреат многих фестивалей: в чем же дело?

Его песни «Украина» и «Промінь віри», на мой взгляд, — настоящие, хотя и не официальные музыкальные национальные знамена Украины. Он интеллигентен и прост в общении, а что за всем этим, в чем сила его личности?

Наша встреча состоялась в Славутиче, где Тарас принимал участие в работе фестиваля «Романсы Славутича» как гость и в качестве члена жюри. По сути, вместе с Татьяной Горобец он открыл песенный марафон звезд украинской эстрады на фестивале. По-моему, это глубоко символично, поскольку высоко поставленная «планка» профессионализма выдвинула серьезные требования к участникам фестиваля и к молодым конкурсантам.

С этого и началась наша беседа в зале дворца культуры «Энергия» г.Славутича.

— Не знаю, насколько моя скромная персона может определить уровень фестиваля «Романсы Славутича», но считаю его значительным и неординарным явлением в украинском искусстве.

— До недавних пор многие считали романс жанром, уходящим в прошлое. Но в последние годы наблюдается его новый расцвет — возможно, это — своеобразная компенсация недостатка романтических чувств в нашей жизни?

— Я понимаю так. Романс — это песня о любви, и пока живет романс — значит, живет любовь, это очень важно, поскольку определяет смысл жизни. Романсы пели и многие десятилетия тому назад и, думаю, будут петь и после нас. Форма современного романса, естественно, будет меняться, но сущность, пока жива любовь, думаю, останется неизменной.

— Наверное, в этом — возвращение к мелодии, гармонии, красоте?

— Конечно. Наши будни, к сожалению, вынуждают нас постоянно бороться за выживание. Время нелегкое, как для народа в целом, так и для отдельных людей, в частности. Мы — в сумерках... Но в конце концов, наверное, именно искусство должно быть тем спасительным средством, которое необходимо в это нелегкое время. Вообще, по-моему, именно искусство в тяжелейшие исторические моменты спасало человечество.

— Символично в этом плане проведение фестиваля в г. Славутиче. Одна из жительниц города сказала после концерта с участием звезд украинской эстрады: несмотря на все наши трудности, в том числе и несвоевременную выплату зарплаты, мы получили огромное удовольствие от концерта, и это — своеобразная компенсация, это возвращает эмоции и жизнь.

— Конечно, «не хлебом единым». Без хлеба невозможно, но необходимо и что-то для души. К сожалению, многие люди в наше время, разуверившись в жизни, отворачиваются от искусства, от прекрасного. Это — процесс распада, деградации личности. Хотелось бы этому как-то помешать, противостоять. То, что мы видим порой на улицах, оставляет очень тяжелое впечатление, особенно — отсутствие света в глазах людей.

Такие фестивали, как «Романсы Славутича», как и любое подобное профессионально организованное мероприятие — это очень важно, поскольку человек ощущает себя необходимым на этой земле, а если его душу радует искусство, значит, жизнь продолжается.

— Ваш опыт участника фестивалей уже, наверное, солиден, но, к сожалению, некоторые из них проходят и без вашего участия. На последнем «Песенном вернисаже», который в Украине уже стали называть «фестивалем фестивалей», мы не увидели и не услышали вас, наверное, были серьезные причины?

— Должен откровенно сказать, что я не был в числе приглашенных на «Песенный вернисаж». Не углубляясь в коллизии каких-то отношений, должен сознаться, что с организаторами фестиваля наши отношения «не сложились» еще с прошлогоднего «Песенного вернисажа». Я бы хотел, я просто мечтаю о том и считаю, что искусство должно создаваться только чистыми руками. Я бы вообще не называл «Песенный вернисаж» «фестивалем фестивалей». Все-таки это достаточно консервативное явление, а меня привлекают более прогрессивные, дающие толчок для дальнейшего продвижения вперед, в будущее, а не вечное созерцание прошлого.

Откровенно говоря, в прошлом у нас не так уж много достижений. Сейчас украинская популярная и рок-музыка находятся в стадии становления. У нас есть «крепкие» музыканты, но пока еще нет настоящего шоу-бизнеса, который также лишь оформляется в наше время. Меня привлекают явления, в которых — прогресс, а «Песенный вернисаж», с моей субъективной точки зрения, — это «топтание на месте». Легко приглашать исполнителей, которые заняли ведущие места на других фестивалях, но открывать таланты, как это делает, к примеру, «Червона рута», или конкурс имени В. Ивасюка, либо в более глобальном масштабе — «Славянский базар», — сложнее... Думаю, будущее — за теми, кто работает с конкретными исполнителями, помогает им «встать на ноги», кто находит их еще в тот момент, когда они, на первый взгляд, еще ничего из себя не представляют.

«Раскручивать» готовых, сформировавшихся звезд — просто. Возьмите столичный Дворец «Украина»: что ни день — звезды, раскрученные «Останкино». Этому трудно противостоять украинским артистам. Но если вы обратили внимание, наверное, на две трети московские звезды — это наши сограждане, которые когда-то уехали в Россию, добились популярности, а теперь возвращаются в Украину, чтобы заработать деньги. Этому процессу следовало бы положить конец и повернуться лицом к своим мастерам.

— О чем уж тут говорить, если среди устроителей концерта В.Кузьмина, широко разрекламированного в Украине, первым стоит национальный Фонд содействия развитию искусств!

Позволю себе небольшое, но не лирическое отступление. Тарас затронул одну из главных проблем украинского шоу-бизнеса. Именно в этом один из корней зла. Именно прокат русских звезд ради конкретной прибыли, звезд, которые порой по качеству музыки не выдерживают сравнения с лишь начинающими украинскими артистами, и не дает последним подняться на «звездный» Олимп. Кстати, об Олимпе. Что собственно должно быть критерием соответствия ему? Количество шлягеров или мастерство исполнителя, голос или массовость спроса в хит-парадах, коммерциализация или качество предлагаемой «продукции» и ее духовность?

Общаясь с многими начинающими, но уже достаточно профессиональными музыкантами, я убедилась в том, что многие из них уже не понимают, что такое современный шлягер, считая, что его главное качество — примитивность интонаций, гармоний, ритмов...

Так вот, не стараясь понравиться публике, Тарас Петриненко завоевал ее своими высокодуховными и глубокосмысловыми произведениями. Будет ли кто сомневаться в том, что «Украина» — это «хит»? Но я не решилась задать ему вопрос о достатках, зная наперед, что они отличаются от тех, что доступны мелким московским «звездочкам». Это и побудило год назад нескольких ведущих украинских артистов (и в том числе Т.Петриненко) создать свою Ассоциацию и держать своеобразную «круговую оборону» от организаторов так называемых «своих» концертов, за выступление на которых «своим» можно не платить. Нельзя не платить своим мастерам, когда заезжие требуют «крутых» гонораров!

Но вернемся к нашей беседе.

— Сейчас даже маленькие, молоденькие «звездочки», которые только открываются в Украине, уже смотрят в сторону Москвы, поскольку, к сожалению, все перспективы видят только там.

— Да, и более того, от многих музыкантов-профессионалов, лауреатов конкурсов и фестивалей я неоднократно слышала о том, что «раскручиваться» в Украине нужно через Москву, через «Останкино».

— Абсолютно правильно. Так сложилось годами. Я понимаю, что «Останкино» — это колоссальная монополия на территории бывшего СССР. Но с этим нужно что-то делать, искать выход.

Прежде всего нужно «поднимать» собственное телевидение, потому что в его адрес мы все слышим много критики, но пока еще в него никто не вкладывает ни копейки. Законодательная база должна этому благоприятствовать: бизнесменам должно быть выгодно вкладывать деньги в конкретные концертные акции, съемки телепрограмм и т. д. Деньги, вложенные в этот бизнес, вернутся. Думаю, что одна из самых серьезных наших проблем — это отсутствие мощного национального ТВ.

— Хотелось бы при этом, чтобы наше ТВ не повернуло в сторону коммерческого искусства, предлагая бизнесменам то, что им нравится, ведь это порой иной уровень.

— Должен сказать, что существуют меценаты и спонсоры, и между ними есть конкретная разница. Спонсор, вложивший деньги, заинтересован получить то ли рекламу, то ли какую-то выгоду. Но существуют такие явления в искусстве, которые никогда не будут приносить прибыли. Это относится и к академическому, и к авангардному, и к некоммерческому искусству вообще. Его обязательно необходимо поддерживать, и здесь должны сказать свое слово именно меценаты. Но их в свою очередь следует заинтересовать вкладывать часть капиталов в поддержку культуры. Ведь ее суть — не в «ресторанной» и не в «тюремной» лирике, которой сейчас, к сожалению, перенасыщена наша жизнь, наш быт, — отовсюду звучит «ширпотреб» такого сорта.

Мы обязаны что-то делать, чтобы оживало и расцветало искусство именно высокого духовного уровня. Деградируют люди вообще вместе с деградацией искусства. Не должно настоящее искусство «опускаться» до уровня потребителя, который считает «кабак» высшим уровнем, оно должно «поднимать» своего слушателя, зрителя до уровня настоящего искусства. Но, к сожалению, без вложения денег тут не обойтись.

Вообще я не люблю говорить о деньгах, но это уже не первое интервью, в котором приходится о них говорить, поскольку их отсутствие мешает работе и творчеству.

— Вернемся к вашей личности. Когда-то был в вашей жизни такой момент, когда вы уехали в Россию, но впоследствии все же вернулись. Наверное, были и трудности, но вы вышли из них достойно. Что (или кто) помогло вам на этом нелегком пути — к первой «Червоной руте», на которой музыкальным национальным флагом прозвучала ваша песня «Украина»?

— Конечно, мне всегда помогали коллеги и друзья, окружавшие меня в тот период. Все же думаю, что устоять мне помогла убежденность в том, что я на правильном пути, что я прав в своем творчестве, в том, что я говорю людям.

На той же уже легендарной «Червоній руті», благодаря которой Украина открыла для себя массу новых талантов, о которых никто не знал, тогда я высказал лишь то, в чем был глубоко убежден с самого детства. Так меня воспитывали в моей украинской семье, я знал историю Украины не в таком виде, как нам преподавали ее в школе, я знал обо всем, что творили с нашим народом... и это не могло не выплеснуться наружу в моем творчестве.

— Впоследствии были песни гражданского звучания: они звали на борьбу, заставляли задумываться, отважиться на поступок. А теперь время призывов к борьбе — позади, в какой-то мере «песни протеста» и «политический рок» уже не актуальны, в чем теперь вы находите темы для творчества, в чем его истоки?

— Могу сказать, в чем сейчас состоит «мотивация» моего творчества. Я считаю, что пришло время создавать качественную «продукцию», как говорят музыканты, «фирменную музыку», — на украинской национальной почве, не забывая о своих корнях, — и давать настоящее качество: слова, мелодии, аранжировки. Борьба продолжается, но это уже борьба за нашего собственного, украинского слушателя, и преимущественно молодого. Если мы не заполним вакуум, наша молодежь, которая уже сейчас слушает исполнителей из России, Европы и т.д., вообще не будет знать своих. Конкуренция продолжается.

— Вы — один из немногих современных исполнителей, работающих со своим коллективом. Наверное, в этом тоже своя позиция, ведь в наше время это непросто.

— Сегодня удерживать группу очень сложно, поскольку концертов очень мало, постоянно изменяется экономическая ситуация, люди не в состоянии ходить на концерты столько, сколько хотят, и платить за билеты адекватно затратам на организацию концерта.

Но так или иначе, есть несколько молодых музыкантов, с которыми мне приятно работать и с которыми я пытаюсь возобновить свои гастрольные поездки в привычном и милом моему сердцу виде — в качестве «живого» концерта, без фонограмм, с «живым» исполнением. Работа под фонограмму «выхолащивает»: артист все делает правильно, но нет той энергетики, которая должна присутствовать в «живом концерте». Это заставляет меня прикладывать неимоверные усилия и удерживать музыкантов, чтобы осуществить наконец гастрольный тур по Украине так, как я люблю это делать.

Тем более в этом году исполняется 25 лет моей творческой деятельности. 20 лет назад я начал работать в профессиональной концертной организации. И эти даты, очень значительные для меня, для моей жизни, я бы хотел отметить, возобновив свою концертную деятельность. К сожалению, когда я писал свою первую песню, меньше всего думал о том, что когда-то пройдет 25 лет и нужно будет вспоминать, когда она была написана... Во всяком случае, это было время перехода от весны к лету — это я помню абсолютно точно.

Надеюсь на встречу на своих концертах с киевлянами и жителями других городов Украины. К сожалению, в Киеве я не выступал с концертами почти 4 года. Я имею в виду именно сольные концерты, поскольку только они, по моему мнению, дают возможность сделать все так, как следует, поговорить «по душам» с людьми, высказаться.

— Хотя и говорят, что песня — это маленькое представление, но артист всегда стремится раскрыть зрителю все грани своего таланта.

— Тут еще один момент: в гала-концерте публика постоянно «переключается» с одного исполнителя на другого и, по сути, не успевает настроиться на конкретного исполнителя. Поэтому я всей душой люблю сольные программы.

— И несколько вопросов о личности Тараса Петриненко. Какой вы человек?

— Бог его знает! Я о себе никогда не думал, какой я на самом деле. Наверное, я — добрый человек, эмоциональный, вся моя жизнь подчинена скорее каким-то движениям эмоций, чем расчету своих действий. Я не мог бы продавать за деньги то, что с легкостью продают другие...

— Вы, наверное, романтик?

— Это — абсолютно: идеалист, романтик — это я. По знаку Зодиака — «Рыбы» (плывущие рыбки), для творчества это дает хорошие возможности, а в жизни бывают проблемы, порой — трудно.

— Ваши увлечения: чем вы занимаетесь кроме музыки?

— Вне искусства я люблю работать, делать что-либо своими руками, из дерева, хотя последние несколько лет я просто не имею времени и возможности этим заниматься, поскольку все подчинено работе, и просто нет времени делать то, что люблю. Я много лет не был в отпуске, хотя и не бывает отпуска у артиста, но хотя бы просто найти время и «сбросить» этот груз, то, что накопилось и «давит на плечи». Для того, чтобы «набрать дыхание» перед движением вперед, тоже не хватает времени в последнее время. Но все-таки я надеюсь на лучшее. Наверное, в моей жизни сейчас так же, как и в жизни моего народа, — переломный момент. Порой кажется, что стоит лишь сделать один какой-то шаг для того, чтобы все изменилось к лучшему.

— Ваше ощущение будущего: оптимистично или пессимистично, в чем вы видите цель своей жизни, ваша мечта?

— В нескольких словах обо всем не скажешь. В общем, я, конечно, оптимист, мне всегда хочется верить в «лучшее» будущее. Но в наше время рыночных отношений я начинаю побаиваться, как бы люди не утратили чего-то главного, присущего именно нашему народу: чувства доброты, радушия, открытого сердца, искреннего общения между людьми.

Я не хочу, чтобы в этой жизни все продавалось за деньги. И по мере своих сил я стараюсь, и в дальнейшем буду стремиться сделать людей лучше, чтобы в их душах оставалось что-то святое, то, что никогда не станет товаром для обмена, купли и продажи, чтобы сохранилась духовность.

И всю свою работу, все свое творчество я подчиняю именно тому, чтобы Люди оставались Людьми.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно