«Так ты и есть тот самый Вано?» Летчик-грузин из легендарных быковских «Стариков...» спустя тридцать лет приехал в Украину

15 мая, 2009, 12:50 Распечатать Выпуск №17, 15 мая-22 мая

Фильм Леонида Быкова «В бой идут одни «старики» в День Победы обрел вторую жизнь — разноцветную. Картину колоризировали...

Фильм Леонида Быкова «В бой идут одни «старики» в День Победы обрел вторую жизнь — разноцветную. Картину колоризировали. И эффект превзошел все ожидания. Видимо, не зря Леонид Федорович мечтал снять историю о боевой поющей эскадрилье именно в цвете. Так получилось, что второе рождение быковского шедевра совпало с еще одним сенсационным информповодом… Представьте на минутку: лишь спустя тридцать лет (!) после съемок в быковских фильмах (включая «Аты-баты…») на украинскую землю ступил один из любимейших актеров Леонида Федоровича — красавец Вано из «Стариков…», народный артист Грузии Вано Янтбелидзе.

В «Стариках…»
В «Стариках…»
Если быковская эскадрилья «ограниченным контингентом» много лет выступает то в концертах, то на творческих встречах, то в телепроектах (и имена многих артистов у всех на устах), то о нем — ни слова. Где он? Что с этим Вано стряслось за столько-то лет после развала Союза? Актер Рустам Сагдуллаев (Ромео из «Стариков…») однажды рассказал, будто бы Вано имеет отношение к одному из винных заводиков Грузии… Неужели в бизнес ушел?

Оказалось, он ушел в искусст­во — с головой. Снявшись у Бы­кова («Старики» — 1974-й, «Аты-баты…» — 1979-й), Янтбелид­зе посвятил свою жизнь грузинской сцене. Все эти годы работал в дра­матическом театре города Телави.

Творческие опыты в родном театре
Творческие опыты в родном театре
На сегодняшний день Вано сыграл более 150 главных ролей. В 2004-м ему присудили театральную премию «За большой вклад в развитие культуры Грузии».

Янтбелидзе объездил со своим театром почти всю Европу. Снимался в Германии, в Лондоне. И мучительно не понимал многолетнего молчания Украины, где остались его друзья из счастливой юности и где он сам стал знаменитым, любимым.

…Несколько дней назад он прибыл в Киев с первыми лучами солнца рейсом из Тбилиси (самолет приземлился в 5.30 утра). Его гигантскую фигуру загораживали чудовищных размеров чемодан и большой картонный ящик. «Выно дыля друзэй!» — громо­гласно пробасил Вано. В полупустом в столь ранний час здании аэропорта он показался волшебным воплощением всех лучших легенд Грузии.

Он плакал. И сам удивлялся, что плачет, огромными кулаками, как ребенок, размазывая по лицу слезы.

«Я не знаю, нужно ли было колоризировать фильм… Но главное, что благодаря этой затее нашелся наш Вано!» — признался «ЗН» актер Вилорий Пащенко на встрече в узком кругу друзей.

— Вано, многие столько времени ждали этой встречи… Друзья по фильму вспоминали ваше грузинское обаяние, вашу щед­рость, способность радоваться… А что вспоминаете вы, впервые за 30 лет ступив на украинскую землю?

— Время, проведенное мною на съемках у Леонида Быкова, — самое счастливое и яркое воспоминание. Атмосфера всеобщей любви — главное, что отличало эту съемочную группу! И я буду любить Быкова, пока буду жив! И в моем доме, в моей семье, среди всех моих друзей всегда будут помнить и чтить этого человека!

Вот представьте, мне только 18 лет исполнилось, я только поступил на первый курс театрального института, и вдруг приглашение сниматься. Я переживал, что не умею самолет водить! Ничего же не знал о профессии! Думал: раз летчика буду играть, то надо сразу летать уметь… И вот я в Киеве. Машиной меня встречают! В гостинице селят! Все вокруг меня крутится! На грим ведут, костюм подбирают.

Такое сладкое ощущение: все тебе рады, впереди жизнь замечательная! И мы сдружились. Скучали, если уезжали, подарки друг другу возили. Я чачу привозил, Рустам — дыню. Помню, Рустама Сагдуллаева в Борисполе встречаем, а он прямо с трапа штук тридцать дынь вниз бросает!

Эпизод снимали, когда сбили героя Быкова. Мы бежали, обнимали, целовали его и плакали от счастья, что он рядом. Пони­маете? Не по герою плакали, как по сценарию было написано, а по человеку. Сколько он нам тогда о жизни говорил, об искусстве! Как с детьми своими говорил…

И мне было приятно, когда Леонид Федорович пригласил меня в следующий фильм «Аты-баты, шли солдаты». После съемок подарил мне две фотографии. На одной подпись: «Вано, бери мой хлеб! Всегда твой. Быков». А на другой: «Вано, спасибо тебе… Помни, что актерский хлеб очень горький. Привет отцу. Всегда твой. Быков». И эти слова я помнил все эти годы...

Всю жизнь я работаю в одном театре — в Телави. Это красивый театр на 800 мест (малый зал на 150 мест). Он при мне и академическим стал, 28 наград получил. И художественным руководителем я был, и директором. И весь репертуар на сцене этого театра играл. Мысленно со мной всегда были мои педагоги. Среди них в первую очередь руководитель моего курса выдающийся Михаил Туманишвили. И, конечно, Леонид Быков.

Так получилось, что связь с Украиной, в которой я провел самые счастливые свои дни и годы жизни, прервалась… Как могло такое произойти!? Думал… Неужели меня забыли?.. Но никто не звонил. Никуда меня больше после смерти Быкова ни разу не приглашали…

— А в Грузии фильмы Быкова до сих пор популярны?

— Очень популярны и любимы! Всегда, когда узнают, что я у Быкова снимался: «Ва-а-ах, дорогой! — говорят. — Так ты и есть тот самый Вано?»

Вот мне уже 55. В «Стариках» снялся 35 лет назад. И все эти 35 лет, где бы я ни был, откуда бы ни приехали в Грузию гости — Прибалтика, Казахстан, Беларусь — у всех этот фильм и мое в нем участие вызывает восхищение. Сколько было осушено вин из телавских винных погребов! Сколько хороших слов сказано!

— Так значит слух, что вы являетесь владельцем винного заводика не преувеличен?

— (Смеется.) Владельцем является мой близкий родственник. А я просто ему помогаю своим лицом.

— Ваша актерская судьба складывалась неординарно. Сначала успех в кино, а потом много лет работы только в театре.

— Так сложилось. В советское время существовал план для театра: примерно 400 спектаклей в год. А я играл почти все главные роли: Лени в спектакле по Стейнбеку «Про людей и мышей», Генриха IV, Ричарда III, Ирак­лия II в спектакле по одноименной пьесе нашего классика Гутуа (за этот спектакль мне патриарх Грузии подарил вот этот браслет с крестом, что я сейчас ношу на руке как талисман) и т.д.

Поэтому не мог себе позволить уехать на длительное время на съемки. Да и, по правде говоря, в кино ничего значимого и интересного в сравнении с моим репертуаром в театре мне не предлагали.

— Говорят, один из известных современных драматургов даже пьесу для вас написал?

— Да. Это гениальный человек Резо Инанишвили. Мы сыграли спектакль по его рассказам, а потом он написал для нашего театра пьесу «Алалэ». Жаль, если в Украине нет ее перевода. Я сыграл Алалэ, простого грузинского крестьянина, у которого есть трактор. Спектакль яркий, добрый, задорный, музыкальный. Он имел в Грузии резонанс. Мы были с «Алалэ» на гастролях в Германии. Немцам так понравилось, что через пять минут они поснимали наушники для перевода! Хлопали стоя, со сцены не отпускали! А СТД Грузии даже учредил премию Алалэ.

— Вано, вы окончили театральный институт в Тбилиси. Поче­му же не остались в столице?

— Я должен был остаться в Тбилиси, так как руководитель моего курса Михаил Туманишвили на базе наших четырех дипломных спектаклей, в числе которых «Молодая гвардия», «Кровавая свадьба», «Двери хлопают», создал свой знаменитый Театр киноактера в Тбилиси. Но пока шел ремонт здания, я и еще несколько моих сокурсников поехали работать в театр Телави.

А там я влюбился, женился. У нас родилась дочь Анна. Потом мы расстались…

Понимаете, я такой человек: или люблю или не люблю. Раз любовь прошла — необходимо расстаться. Без любви нет празд­ника!

— Но с Туманишили вам еще удалось поработать, но не в Тбилиси, а в Лондоне… Что это был за проект?

— Это был художественно-документальный фильм «Мы ищем Марджори и Оливера», который Туманишвили снимал как кинорежиссер. Оливер Уолтроп — английский дипломат, который был послом Англии в Грузии с 1918-го по 1921 год, когда Грузия три года была независимой страной. Сестра Оливера Уолтропа Мард­жори была влюб­лена в культуру Грузии. Она первая перевела на английский язык произведение Шота Руставели «Ви­тязь в тигровой шкуре». Вот о Мард­жори и Оливере Уолт­роп Тума­нишвили задумал свой фильм. Два месяца мы провели на съемках в Англии: Кембридж, Оксфорд, Лондон.

— А как дальше складывалась ваша семейная жизнь…

— Нелегко… Моя вторая жена ушла из жизни очень молодой… Дочке Тамте было всего пять с половиной лет. Я — православный христианин. И я как отец должен был помочь девочке это пережить… Подготовить ее к страшному известию… Мы пошли в церковь за помощью. Священник рассказывал Тамте, что мама ее теперь в раю и что она не будет видеть маму, но всегда будет с ней… Мы вернулись домой. И Тамта увидела мертвую мать и так закричала, что этот крик до сих пор стоит у меня в ушах… Этого я не могу забыть…

Сейчас у меня третья жена. Она родила мне сына Эрикле, ему 13 лет. Она же помогла вырастить Тамту. Это стоило большого терпения и мудрости. Всякое бывало... Но однажды Тамта назвала ее «мамой»…

Тамте 23 года. Она вышла замуж. Но дедушкой, несмотря на свою седую бороду, я пока не стал.

Жена моя — театровед. Пи­шет рецензии, пьесы. Автор трех книг. Как режиссер поставила шесть спектаклей. Кроме того, она не так давно получила первую премию Диогена.

— В фильме «Аты-баты, шли солдаты» ваш герой говорит фразу «Мужчина не плачет, мужчина огорчается». С высоты своего опыта, как понимаете смысл этих слов?

— Тогда надо ответить, что такое настоящий мужчина… Сила мужчины в умении физически победить соперника? Нет! Атлет — еще не значит сильный. Сила мужчины в умении сдержать эмоции, гнев и желание ударить. Победить или переубедить противника силой своего духа. Вот что значит настоящий мужчина. Кулаки — это самый последний аргумент.

Настоящий мужчина никогда не произнесет слова, которого не исполнит. У него нет пустых слов. Не уверен — лучше промолчи! Молчание — честнее слов. Слово — ответственность. Настоящий мужчина — слуга сказанного слова.

— Как вы воспитываете своего сына?

— Я не воспитываю его как-то особенно. Просто живу с ним рядом. Знаете, некоторые родители говорят: мы столько отдали детям, а они такие неблагодарные. Это в корне неправильно! Они не понимают, что дети с самого маленького возраста так много делают для нас! Они дер­жат нас на этом свете. И дети могут удержать от преступления, от отчаяния, от желания свести счеты с жизнью… Жизнью мы детям обязаны!

— Как вам удается сегодня сохранять в себе столько светлой, сильной и молодой энергии?

—Я выгляжу значительно старше своих лет… У меня нет цели холить здоровье, жить до глубокой старости. Я построил большой трехэтажный дом, где могу в одном зале принять
60 гостей и друзей. И стараюсь не терять друзей.

Конечно, не все люди, окружающие нас настолько хороши, как нам бы хотелось. Но я не ищу в людях плохое… Все, что дал тебе Бог — талант, щедрость души, сердце, — все отдай ближним с радостью и помоги людям вокруг себя… Создай им и себе праздник! Тогда никогда не останешься один.

Но неправда, что друг должен быть только один. Друзей у человека столько — сколько богатств души он готов отдать людям. Я так живу. Я так себя трачу.

Вот в Германии подарили мне дорогой плеер. Включаю я классическую музыку. Слушаю, вос­хищаюсь красотой и чистотой звучания. И вдруг начинаю ощущать: чего-то мне не хватает. Ду­маю: что не так? Чего не хватает? И понимаю: второго человека! Друга! Чтоб вместе послушать! Чтоб делиться впечатлением!

Для грузина слово дружба — святое, высшее понятие. А я — грузин до корней волос. Я всю Грузию в себе ношу! И этим горжусь! Грузинская земля мне силы дает. Где бы я ни находился в мире, чувствую, худо мне без родной земли моих предков. Без нее, без памяти прошлого и настоящего нет, и будущего не получишь.

…Однажды Америка решила выдать Грузии грант в миллион долларов (примерно говорю) знаете на что? На личных или семейных психологов! Смешно! Зачем грузину какой-то психолог, если в любую минуту дня и ночи он может позвонить друзьям, прийти к ним в дом с любой своей бедой! Американцы через месяц забрали эти деньги и уехали! Страна, где дружбу заменяют семейными психологами, духовно нищая.

— Вы творческий человек, к мнению которого прислушиваются. Удается ли вам сегодня быть в стороне от бурной местной политики?

— Страшное дело эта политика! Даже в Грузии друзья мои оказываются в противоположных политических лагерях. Я не могу сделать выбор: и там друзья, и здесь друзья! А между собой они могут стать врагами. И мое сердце разрывается…

Накануне моего приезда в Украину был замечательный день для всех православных — день Помилования. Я прошу Бога, чтобы помог отогнать плохие мысли от всех, кто не может разобраться, что зло, а что добро. Это самое трудное — не просто поступков плохих не совершать, а даже мыслей о них не допускать.

В Грузии сейчас замечательный патриарх, духовный отец Илья II. Мудрейший человек. Такой светлый, настоящий. Его вся страна любит! И мудрый грузинский народ верит ему, а не политикам. И в этом спасение. В вере и в Боге. В любви, в добре…

И очень хочется обратиться к своим друзьям: в Украине, в Узбекистане, в Грузии… Я помню вас! Люблю вас. И никогда не забываю. И вы меня не забывайте. Пожалуйста…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно