СВЯТОСЛАВ ГОРДЫНСКИЙ ПРИОБЩАЛ УКРАИНУ К МИРОВЫМ ХУДОЖЕСТВЕННЫМ ГОРИЗОНТАМ

5 сентября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 5 сентября-12 сентября

Не перестаешь удивляться и радоваться, сколько по-настоящему великих имен родил и открыл не только для Украины, но и для мира прекрасный и удивительный Львов...

Не перестаешь удивляться и радоваться, сколько по-настоящему великих имен родил и открыл не только для Украины, но и для мира прекрасный и удивительный Львов. Пожалуй, самим Богом судилось быть ему нерядовым городом в духовной и художественной сокровищнице всей планеты — и в этом нет преувеличения... Одно из таких знаменитых современных имен — Святослав Гордынский. Почти половину своей жизни прожил он в далекой Америке, не переставая вместе с тем быть украинцем в лучшем смысле этого слова. В последнее время его имя все чаще вспоминают в родной Отчизне. Во Львове несколько лет назад учреждена премия имени Святослава Гордынского в области культуры и искусств с вручением диплома «Львівська слава», причем получить эту награду победитель может только один раз в жизни — таковы условия присуждения премии. Как-то, встретившись с директором издательства «Світ», узнала, что там готовится к выпуску сборник литературоведческих и искусствоведческих статей, эссе, новелл и других трудов Гордынского. А недавно в Национальном музее Львова состоялась выставка, представлявшая разные направления его творческой жизни — живопись, графику, литературоведческие и искусствоведческие труды, поэзию, переводы и так далее. В то время во Львове находились две дочери нашего уважаемого земляка, приехавшие познакомиться с родным городом отца, и именно тогда во Львовской академии искусств состоялась научная конференция, посвященная Гордынскому. Гости из США были приятно поражены, что здесь, в Украине, знают и помнят их отца. Хотя, как утверждают специалисты, по-настоящему мы еще не осознаем все величие этого человека, который всегда приобщал свою Украину к мировым духовным и художественным горизонтам — где бы он ни жил, чем бы ни занимался.

Любовь Васильевна Волошин, заведующая художественно-мемориальным музеем Олексы Новакивского во Львове, долгие годы исследует творчество не только самого Новакивского, но и его учеников, среди которых яркой фигурой был Святослав Гордынский. С ней наша беседа.

— Святослава Гордынского, без преувеличения, можно назвать настоящим европейцем в нашем украинском искусстве, как справедливо сказал о нем один из его товарищей, — рассказывает Любовь Васильевна. — С другой стороны, он был человеком, кровно заинтересованным в развитии национальной культуры своего народа. И делал это, сочетая свою европейскость, которой наполнился на Западе в первой половине ХХ столетия, с неповторимыми украинскими традициями. Гордынский всей душой стремился, чтобы украинское искусство усваивало новейшие веяния мировой культуры, но вместе с тем прочно основывалось на собственных традициях. Очень высоко ценил народное искусство, а также школу старинной византийско-русской иконописи, в которой видел мощный пласт нашей культуры и на которой потом строил свое позднее творчество. Второй аспект, который представляет его исключительным явлением в нашей культуре, — это феноменальная разносторонность деятельности. Он и график (в том числе книжный), и художник, и монументалист, и замечательный искусствовед, журналист, редактор, переводчик поэзии со многих иностранных языков (английского, французского, немецкого, итальянского, польского и других), сам признанный поэт — издал несколько поэтических сборников во Львове. Помимо этого С.Гордынский — ученый, открывший европейской культуре один из шедевров нашей средневековой литературы — «Слово о полку Ігоревім», выполнив его перевод на украинский, а потом немецкий язык и написав исследование о неразгаданных местах поэмы, в котором доказал на основе аналогии с украинским фольклором украинское происхождение «Слова... » Вообще, он был глашатаем украинской культуры в иноязычных средах, особенно в англоязычной. Например, когда на Западе готовилась к выходу монография о художнике Архипенко (на английском языке), Гордынский написал к ней вступление, рассказывая об Архипенко, создававшем авангард на Западе, как об украинском художнике. Пишет вступление (теперь уже на французском языке) и к монографии о Грищенко, представляя таким образом украинских художников в Европе. Эта разносторонность делает Гордынского действительно уникальным явлением в нашей культуре.

— Расскажите, пожалуйста, о жизни самого Гордынского, где он получил образование, какое?

Казалось, сама судьба готовила Святослава Гордынского к той миссии, которую он со временем на себя взял. А родился он в 1906 году в семье Ярослава Гордынского, профессора украинского языка и литературы, преподавателя классической гимназии во Львове. Получил Гордынский просто блестящее образование. В 18 лет закончил с отличием классическую гимназию, хотя имел существенный физический недостаток — был почти глухим из-за перенесенной в детстве болезни и потому в основном общался с людьми с помощью переписки. Это, конечно, усложняло ему жизнь. Но при всем этом он всегда был победителем в жизни, полным энергии, заинтересованностью культурой, искусством, всем новым, так что никто почти не ощущал его физический недостаток. По окончании гимназии продолжает обучение во Львове и поступает в художественную школу Олексы Новакивского. Там на него и других будущих художников «нагонял скуку» академизм, потому что Новакивский старался дать студентам классические, академические основы живописи, которые сам вынес из Краковской академии искусств. А молодые амбициозные люди против этого активно протестовали. На Западе тогда исповедовали кубизм, конструктивизм, сюрреализм, супрематизм, и молодежь увлекалась этими формами. Новакивский же заставлял усваивать академическую живопись. Позже Гордынский высоко оценит науку Новакивского. Первое прозрение в его жизни случилось тогда, когда оказался в США и начал работать в итальянской фирме, — от него стали требовать простого владения формой, без всякого модернизма. А потом, став искусствоведом и глубоко проанализировав творчество своего учителя, Гордынский напишет, что талант Новакивского подобен высоким деревьям, определяющим ландшафт всей культуры. Но тогда, во Львове, он чувствовал, что просто задыхается в академизме, и поэтому в 1927 году едет в Берлин — очень классический, с его большими музеями, собраниями античного искусства. Там как вольнослушатель посещает Берлинскую академию искусств и курс византологии, который вел известный украинский ученый Владимир Залозецкий в Украинском научном институте. Но вскоре молодой художник понял, что все лучшее в Берлине имеет парижские корни, и поэтому он «бежит» (как сам говорил) в Париж. Именно здесь Гордынский находит атмосферу, в которой нуждался, потому что Париж действительно был лабораторией новых идей, нового творчества. Уже в то время там существовала большая украинская колония (сейчас мы бы сказали — диаспора), было немало и русских живописцев. Одним из больших авторитетов считался художник Глущенко, имевший в Париже свою мастерскую, признанный в художественных кругах. К нему льнула вся молодежь. В Париже Святослав Гордынский сначала посещает академию Жюльена, много копирует в Лувре. Работа в Лувре ввела его в «кухню» великих мастеров — творцов ренессанса и барокко. Со временем С.Гордынский переходит в Модерную академию Фернана Леже и именно там находит свой собственный стиль. Вскоре он напишет: «Меня интересовали и интриговали новые формы искусства. Я начал постепенно осознавать, что новые формы можно уже хорошо объединять с мотивами украинского народного искусства, и несколько моих графических трудов, представленных мною на французские выставки, были успешными. Несколько месяцев учебы в модерной академии Ф.Леже помогли мне окончательно составить свое собственное понимание формы на площади, которое я начал успешно применять в графике». В конце концов жажда новых форм (а Леже входил тогда в пятерку авторитетнейших в Париже художников-модернистов) нашла свое воплощение. Стилем Гордынского, который выкристаллизовался у Леже, стало соединение конструктивных форм (футуристического, ритмического движения, кубистики) с украинским народным орнаментом. Так он пришел к своей собственной графической концепции. Святослав Гордынский с тех пор начинает выставляться в очень престижных салонах и пользуется большим успехом, хотя сам скромно об этом отзывается. Его графические работы-иллюстрации печатаются в эксклюзивных французских и немецких журналах. Немецкий искусствовед Вольфганг Борн справедливо отмечает, что Гордынский в своем творчестве сумел мастерски соединить национальные черты, ментальность украинского народа с модерной графической пластикой.

— Но, насколько мне известно, Гордынский не остался во Франции, он возвратился во Львов…

Да, в 1931 году Гордынский приезжает во Львов и в чемоданах (это было действительно так) привозит свои работы и картины выдающихся художников-парижан: Пикассо, Дерена, Дюффи, Марио Тоци, Северини, Шагала, Леже. Потом вместе с известным львовским графиком Ковжуном организует в Национальном музее во Львове большую художественную выставку под эгидой новообразованной «Асоціації незалежних українських митців» (АНУМ), подававшей себя как организацию, ищущую новые современные формы выражения. Гордынский был ее идеологом и вдохновителем и фактически формировал эстетичные принципы АНУМа. С тех пор и до 1939 года ассоциация провела в Западной Украине десять больших выставок, в которых Гордынский участвовал не только как художник, но и как искусствовед — создавал каталоги и писал к ним вступительные статьи. Тогда вместе с Ковжуном художник увлекся книжной графикой. Кроме этого, здесь, во Львове, он становится и одним из ведущих поэтов — наряду с Богданом-Игорем Антоничем, Богданом Кравцивым и другими. Элементы символизма, неоромантизма перемежаются в его творчестве с неоклассицизмом. Вобрав в себя эстетику французских поэтов-символистов, со временем он начал тяготеть к поэзии Рыльского, Бажана, Зерова. Тогда же Гордынский проявил себя и как превосходный искусствовед. Он становится редактором созданного АНУМом высокопрофессионального журнала «Мистецтво», а также редактором литературно-художественного журнала «Назустріч». Острота мысли, интеллектуальный блеск, точность суждений о художниках (потому что и сам был художником) выделяют Святослава Гордынского среди других. Кроме того, он успевает принимать участие в международных выставках в Риме, Берлине, Праге как украинский график. Тогда во Львове работала целая когорта замечательных графиков, и Гордынский был одним из лучших ее представителей. Просто удивительно, как этот человек все успевал. Но начался военный период. Немецкая оккупация. Во Львове она была несколько иной, чем на Востоке Украины, отличалась большей сдержанностью, особенно в первые годы. Поэтому украинская интеллигенция использовала всякую возможность, чтобы работать. Гордынский и тогда был впереди, снова консолидируя украинское искусство. Создается «Спілка праці українських образотворчих митців» (СУОМ), охватившая более четырехсот украинских художников. За несколько лет было проведено шесть больших художественных выставок. В 1942 году, уже к пятой выставке СУОМ, Гордынский пишет большой двуязычный (немецко-украинский) каталог, который продолжительное время был фактически единственным энциклопедическим справочником о жизни и творчестве украинских художников. Во вступительной статье он сделал профессиональный обзор украинского искусства. Война закончилась, и в Западной Украине начались сталинские репрессии. Эшелонами вывозили и уничтожали украинскую интеллигенцию. Фактически все ученики Новакивского, спасая свою жизнь, были вынуждены эмигрировать на Запад. Гордынский — тоже. Сначала он приехал в Германию, в Мюнхен, становящийся тогда центром украинской жизни. Там Гордынский в 1947 году вместе с единомышленниками устраивает художественную выставку, а со временем, как всегда, становится активистом творческой жизни и основывает «Спілку праці українських образотворчих митців» наподобие львовской. В 1948 году в Мюнхене прошли и дни украинской культуры. Тогда же он выпускает вместе с другими учениками Новакивского солидный журнал «Українське мистецтво». Можно только представить себе, какая энергия была у этого человека. Прямо удивительно.

— Но большую часть своей жизни он вместе с семьей провел все же в Соединенных Штатах Америки?

В конце 40-х годов начинается американский период в жизни и творчестве Святослава Гордынского. И, как всегда, на далеком континенте он также проявляет себя замечательным организатором. В 1953 году основывает «Об’єднання митців-українців Америки», становится его председателем. Сразу после создания организации проводит большую выставку с обзором всех творческих украинских сил, собравшихся тогда в США, выпускает каталог выставки, пишет вступительную статью. Богдан Пэвный, один из западных критиков, говорил, что Святослав Гордынский был неутомимым глашатаем украинской культуры и украинской политики в западном мире. Сам Гордынский рассказывал, что во время встречи с художником Петрицким, приехавшим в США из Советского Союза, услышал от него: «Делайте вы тут, за границей, то, что мы там, в Украине, делать не можем». В США Святослав Гордынский очень активно занимается и переводческой деятельностью — переводит на украинский язык с французского, английского, итальянского лучших поэтов начала ХХ столетия, пишет очень глубокое исследование «Українська ікона XII—XVIII століть» и переводит свой труд — сначала на английский язык, а потом — немецкий. Создает основательные монографии об украинских художниках — Глущенко, Шевченко, Ковжуне, Круке, Павлосе, Мухине, Цимбале, Андрусиве, Галине Мазепе, которых в Украине фактически забыли или не знали вовсе. Как искусствовед работает и в области художественной критики. При этом не оставляет активную творческую работу как художник. По заказу Иосифа Слипого Гордынский покрывает мозаикой храм Софии в Риме, который считается одной из самых прекрасных современных святынь вечного города. Расписывает почти тридцать культовых сооружений, в том числе пять больших кафедральных соборов — в Виннипеге, Мельбурне, Мюнхене, Риме. Когда Гордынский только приехал в США, церкви украинской общины были расписаны там в стиле псевдоренессанса. Художник расписал их в жанре древних украинских традиций. Византийско-русский стиль он объединял с новейшими конструктивными достижениями.

— Во Львов недавно приезжали дочери Гордынского, а кто была его жена?

— По происхождению жена Святослава Гордынского Мирослава Чапельская — тоже украинка, по профессии искусствовед. Работала преимущественно как критик, очень часто публиковалась в престижном тогда в Галиции женском журнале «Нова хата». Как и муж, выступала за новые эстетические идеи в искусстве. Была очень красивой, как видим по фотографиям.

После смерти Гордынского в 1993 году часть его большой библиотеки и часть архива по завещанию «переехали» в библиотеку Национального музея во Львове. При этом тут очень мало его художественных, графических произведений, так что на выставки приходится собирать также картины из частных коллекций львовян. После посещения Львова дочери художника пообещали подарить Львову его оригинальные произведения.

…Святослав Гордынский успел побывать в Украине практически сразу же после провозглашения ею независимости. Приехал во Львов и так же активно, как и всегда (хотя было ему уже больше восьмидесяти лет), встречался с единомышленниками, общался, выступал. На его последней фотографии, сделанной в то время, мы видим целеустремленный, заинтересованный взгляд, блеск в глазах. Он продолжал действовать, двигаться, жить, потому что главная его мечта осуществилась — успел приехать в свободную уже Украину, которой посвятил всю свою жизнь. Но для настоящего патриота границы не существуют. Нигде, ни в чем, и это доказал нам Святослав Гордынский, наш земляк.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно