СВОБОДНЫ ОТ САХАРА

18 октября, 2002, 00:00 Распечатать

Живет в городе Львове странный мужчина с традиционно украинским именем и какой-то нездешней, наверное, венгерской, фамилией...

Живет в городе Львове странный мужчина с традиционно украинским именем и какой-то нездешней, наверное, венгерской, фамилией. Фамилия мужчины на самом деле закарпатская, и звать его Васыль Габор. От остальных представителей украинского литературного подполья его отличает не много вещей — прическа-хвостик, какая-то пронзительная человеческая доброта, иногда граничащая со святостью, и страсть к антологизации. Но этого достаточно. Наверное, Васыль —эдакий начинающий святой какой-то непонятной украинской церкви неизвестного патриархата. Именно Габору-писателю принадлежат субтильные и хрустально-завершенные новеллы, которыми он и пытается всем нам, читателям в законе, доказать непрерывность украинской новеллистической традиции. Той, которая еще от Стефаника. Но сейчас не об этом, а о его уже не тайной, а вполне жизненной страсти к антологизации, которая, как мы уже успели убедиться, иногда граничит с манией, называемой нынче модным греческим словом «харизма».

Итак, харизмат-Габор сделал всем нам подарок, от которого, мягко говоря, неудобно. Не потому, что подарок плох, а потому, что мы вроде бы еще не заслужили его. Речь идет о Книге. Точнее — «Приватній колекції» на 625 страниц, формата 70х100/16, изданной литагентством «Піраміда». Его, Габора, частную коллекцию украинской прозы и эссеистики конца ХХ столетия. Под обложкой коричневого цвета собраны произведения сорока прозаиков, которых Васыль по разным причинам считает этого достойными. Если бегло классифицировать представленных в ней авторов, используя древнюю китайскую классификацию без четких принципов, то это писатели: 1) родившиеся между 1948 и 1968 годом; 2) печатавшиеся (или мечтавшие об этом) в армянском журнале «Герун» («Весна»); 3) выступавшие с лекциями в ведущих университетах мира; 4) работающие в детском доме для умственно отсталых; 5) греющиеся возле неискаженного Леннонского (не путать с ленинским) света; 6) «при случае» печатающие собственные произведения; 7) их творчество упоминают во многих литературных обозрениях, а более всего «кратко характеризуют» в своих приснопамятных статьях Н.Жулинский и В.Скуративский в журнале «Прапор» (1990. — ч. 2, 5); а главное — 8) — это писатели, которые когда-нибудь непременно удивят читателей, видимо, именно сейчас сочиняя «какую-то большую вещь».

А вообще, все они пишут о нашем мире. О каком же еще мире им писать? Но пишут так, как никто до них в этой забэмбанной литературе не писал. Одним словом, они «свободны от сахара». Это первое поколение, которому удалось освободить себя от внутренней цензуры, реалистической патоки, стерильного «укрлитяза». Да, есть среди них уже легендарные и неслучайные или, как у нас говорят, культовые, потому, наверное, что вечерами подрабатывают служителями культа. Без них не обойдется ни одна такая авантюра. Это прежде всего Андрухович (там его больше всех, ведь он и самый крупный — 36 стр.), Лышега (там он самый легендарный), Рябчук (там он самый солидный), Жолдак (там он старейший и самый тяжелый — 154 кг), Выннычук (там он самый плодовитый), Диброва (там он самый далекий — в Америке живет), Прохасько (там он самый молодой — 34 года), Издрык (там он самый психоделичный), Ульяненко (там он самый чернушный), только бы не забыть — Забужко (там она единственный мужчина из четырех женщин-писательниц против 36 мужчин — фаллоцентризм в действии!), Медведя (там он наиболее непонятно пишет), Пашковского (там он тоже пишет непонятно, но по крайней мере Шевченковский комитет его прочитал)...

Есть, казалось бы, вполне случайные и неизвестные личности, которые за всю свою бурную творческую жизнь написали каких-то полтора рассказа, но почему-то запали в нежную Габорову душу. Лично я жалею, что там не нашлось места для ранних рассказов Александра Ирванца. Кто-то (скорее всего, сами авторы) пожалеет, что нет там Покальчука, Процюка, Кожелянко. Но на то она и «частная коллекция». Такой уже этот Габор — «несистемный администратор» украинской современной прозы. У кого иное видение этого поколения, может собрать свою. Коллекционировать в этой стране еще не запретили. Хотя, пожалуй, коллекционирование литературы не самое перспективное занятие. Но, я уверен, составитель-Габор так не думает. Ведь почему-то очень приятно и вместе с тем жутко, держа в руках эту кирпичину, осознавать, что есть в Украине по крайней мере 300 читателей, которым нужны эти 40 писателей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно