СВЕТ УГАСШЕЙ ЗВЕЗДЫ

30 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

Популярная актриса немого и звукового кино 30-х годов ХХ ст. Анна Стен родилась и провела свою юность в Киеве...

Анна Стен
Анна Стен

Популярная актриса немого и звукового кино 30-х годов ХХ ст. Анна Стен родилась и провела свою юность в Киеве. Затем уехала в Москву, где началась ее кинематографическая карьера, и в Голливуд. Ее имя упоминается во многих международных киноведческих изданиях. В книге «The Ukrainian heritage in America», изданной в Нью-Йорке в 1991 году, Анну Стен называют первой украинской звездой в Голливуде. В Украине актриса почти забыта.

Помню, родители водили нас, старшеклассников, на культовые фильмы своей довоенной молодости — «Девушка с коробкой», «Веселые ребята», «Волга-Волга»... Тогда впервые в своем доме услышала имя «девушки с коробкой» — киноактрисы Анны Стен.

В девяностых прошлого столетия мне буквально на минуту попала в руки книга на английском с фотографией очень красивой женщины и подписью, что это первая украинская киноактриса в Голливуде (!) Анна Стен.

Знакомясь с экспозицией берлинского музея кино, поинтересовалась, известно ли что-нибудь об актрисе Стен. Оказалось, что она несколько лет снималась и в Германии, где пользовалась огромной популярностью и считалась одной из звезд европейского кино. Из киномузея Лос-Анджелеса сообщили, что Анна Стен снималась во многих американских фильмах у режиссеров Кинга Видора, Рубена Мамеляна, Эдварда Дмитрика и др.

В авторитетных изданиях по киноведению отмечали ее несомненный талант, блестящую внешность, триумф и неудачи в карьере. В 1999 году творчеству актрисы были посвящены ретроспектива на престижном кинофестивале во Франции и статья известного кинокритика Ж.-Л.Пассека.

В публикациях об актрисе много путаницы — начиная с даты рождения, происхождения, места учебы, этапов жизни и проч. Совпадают данные о родителях: отец — русский, балетмейстер, мать — шведка, прима-балерина Киевского театра оперы и балета. В детстве Анна успешно занималась балетом. Когда началась мировая война, отец ушел на фронт. По одним источникам — погиб, по другим — нет! Затем следует сюжет Золушки: в киевском любительском театре, будучи на гастролях, ее замечает великий Станиславский. Она играет в его театре в нескольких спектаклях. Кроме того, на нее обращает внимание сам С.Эйзенштейн. В справочниках Анна фигурирует как жена то Григория Александрова, то Федора Оцепа. «Роковая женщина»! Возник ли весь этот ералаш в результате мистификаций актрисы или неосведомленности биографов из-за недоступности документов закрытого советского общества? Вероятно, и то и другое.

Карьера Анны Стен в кино началась с участия в первом самостоятельном фильме Б.Барнета. «Сценарий был сделан в расчете на определенных актеров, они же снимаются в картине: А.Стен, Бирман, И.Коваль-Самборский, Попов, Фогель, В.Михайлов... Это моя первая самостоятельная работа, и в ней я делаю ставку на актера. Актерский материал, занятый в картине, считаю исключительно удачным» (Борис Барнет. «Советский экран»,1927, №12). Фильм и Анна Стен в нем имели большой успех. Далее актриса снялась в ряде других картин известных отечественных режиссеров. Фильм Ф.Оцепа «Желтый паспорт» (1928) демонстрирует способность Анны выразить глубокую душевную драму: «...каждый из зрителей невольно запоминал ее прекрасное, меняющееся от страданий лицо и большие потрясенные выразительные глаза». В фильме ленинградского режиссера Евгения Червякова «Мой сын» (1928), который демонстрировался в Берлине под названием «Чужой ребенок», актриса также сумела передать глубокую душевную драму героини-матери. Современник писал, что Анна Стен здесь уходит от манеры, в которой играла в двух первых фильмах. При помощи почти неподвижной, но тем более выразительной и монументальной маски лица старается создать портрет лирически совершенный, передать страдание, надежду и страх. После «Моего сына» Стен уже настоящая звезда советского кино тех лет. Режиссер Я.Протазанов оценил притягательность ее индивидуальности на экране и пригласил сниматься в фильме «Белый орел» вместе с Качаловым и Мейерхольдом. Работы актрисы в «Провокаторе» Турина и других фильмах сделали ее настолько популярной, что иные провозглашают, что некоторые кинокритики заявили: советское кино уже имеет свою Веру Холодную.

По договору московской студии «Межрабпом» («Международная рабочая помощь») с немцами Анна Стен приняла участие в съемках на нескольких берлинских киностудиях. Берлин тогда славился как кинематографическая столица Европы. В эти годы в Германии большую активность развивают левые силы. В Берлине было торговое представительство СССР. Дистрибуцией советских фильмов занималась фирма «Прометеус», которая сотрудничала с московской киностудией «Межрабпом». Фильм «Белый орел» с Анной Стен (1928) частично снимался уже в Германии. В эту страну актриса приехала уже кинозвездой. Сначала она снялась здесь в современной драме «Бухгалтер Кремке» режиссера М.Хардера (1930), затем в фильме Ф.Оцепа «Убийца Дмитрий Карамазов» (Terra-Film A.-G. 1930) в роли Грушеньки (Дмитрия играл Фриц Кортнер) и произвела настоящий фурор. Посыпались предложения от лучших кинорежиссеров. В 1931 г. она снялась в трех фильмах: «Штурм страсти» Роберта Седмака с популярным актером Эмилем Янингсом, в приключенческой музыкальной комедии «Бомбы над Монте-Карло» Ганса Шварца с известным Гансом Альберсом, в которой она имела колоссальный успех и «полностью раскрыла свой комедийный дар», «Сальто Мортале» Эдварда Андре Дюпона. «Universal Filmlexikon» (1932) отметил, что она играет исключительно на немецком языке и находится на вершине карьеры. Фильмы были сняты на студии «UFA» или ее дочерних предприятиях. И в связи с этим актрисе довелось пережить довольно неприятный момент. Разумеется, ей прежде всего было интересно работать с замечательными немецкими режиссерами и, вероятно, меньше всего ее интересовало, где осуществляется проект. Нам неизвестно, работала ли Стен в то время по контракту или решила остаться в Германии насовсем. Студию «UFA» левые считали «буржуазной». Выразитель их настроений газета «Rote Fahne» расценила ее сотрудничество с «UFA» как предательство своей пролетарской Родины и призвала бойкотировать фильмы с участием «этой утонченной дамочки». Кстати, она не снялась ни в одном антисоветском фильме, как это сделали некоторые актеры, оказавшись за рубежом.

Смутно храня в памяти далекий образ «девушки с коробкой», я через десятки лет вновь увидела «живую» Анну Стен и в новых сюжетах. Ее Грушенька не случайно вызвала такие строки в газете «Tempo»: «Ее облик, полный нежности и грусти, пленяет. В ней воплотились грусть и живость славянской натуры». В следующих фильмах она к тому же потрясающе стильна, элегантна и красива. Увидев ее в фильме по Достоевскому, Сэм Голдвин вспоминал, как он сразу почувствовал: «Это что-то особое, это звезда! У нее есть все, что нужно: красота, стиль, секс, класс. Ее интеллигентность сочетается с интуицией художника, хорошо знающего жизнь. У нее огромный опыт, и она должна играть, как «бестия».

Трудно сказать, только ли слава Голливуда привлекла актрису, когда она подписала контракт с Голдвином. Не исключено, что ее настораживал поднимающий голову фашизм. В упоминаниях о ней в тот период возникает некая фигура преданного ей спутника жизни, фамилия которого похожа на еврейскую (но это только предположение...). Во время Второй мировой войны Анна снимется в Америке в ряде антинацистских фильмов. А в августе 1941-го, когда Украина полыхала в огне войны, в интервью назовет себя украинкой...

А тогда, в 1932-м, она год маялась в ожидании роли от Голдвина, позируя фотографам и изучая английский. Продюсер сам не знал, чем ее занять, — ведь он уготовил ей роль новой Греты Гарбо, но в русском варианте.

Конечно, контракт с Голдвином был ошибкой Анны. Она имела собственное творческое лицо, свой имидж, собственный актерский путь и уровень мастерства. Не нужно было ей соглашаться на роль второй Гарбо. Вначале Голдвин предложил ей образ куртизанки Нана по роману Золя в фильме режиссера Дороты Арцнер (1934), которая считалась мастером «женских» фильмов. Актрису подчинили голливудской традиции. Агенты Голдвина допустили также грубую тактическую и психологическую ошибку. Они разрекламировали будущий фильм в гигантских масштабах как «пришествие в мир новой Греты Гарбо», так что публика была дезориентирована и в результате приняла ленту не так, как могла бы без этого навязчивого предупреждения. Это был большой удар для Анны, уже сложившейся первоклассной актрисы. Тогда Голдвин решил поместить Стен в русскую среду — фильм «We live Again» (1934) по роману Толстого «Воскресение» «русского» режиссера Рубена Мамуляна, ученика Станиславского и Вахтангова. Здесь Анна почувствовала себя лучше, и пресса посчитала, что предыдущая неудача была случайностью. Однако прагматик Голдвин резюмировал: «Замечательные отзывы и пустая касса». И принялся за третий фильм. Анна была угнетена. К тому же в Голливуде к ней относились недружелюбно, называя «ошибкой Голдвина». А между тем Анна была образованным и мыслящим человеком, владела немецким и французским языками, занималась живописью и даже приняла участие в каком-то голливудском архитектурном проекте. В новой работе Стен должна была сыграть в паре с популярным Гарри Купером у известного режиссера Кинга Видора «Свадебная ночь» (1935). Критики отмечали, что ни до, ни после того он не снимал более слабого фильма. Киноведы, говоря о голдвиновских фильмах актрисы, считали, что причина неудач была, скажем так, в «европейскости» актрисы, в ее отличном от американского менталитете и невозможности (а может, в подсознательном нежелании?) «вписаться» в харизму Греты Гарбо. Американцы так и не простили ее акцента в английском. Пути Голдвина и Анны Стен разошлись.

Стен продолжала сниматься в Америке, Англии, не всегда на первых ролях, выступала на радио, ТВ, в «Трехгрошовой опере». Кинокарьеру закончила в 1962 году. Серьезно занялась живописью. Ее работы экспонировались в музее в Бостоне, побывали в европейском турне. Умерла актриса в Нью-Йорке 12 ноября 1993 года от сердечного приступа, о чем появилось сообщение в журнале «Variety», (New York, 1993).

Известный французский киновед Лу Пассек с большой симпатией рассказал о творчестве и судьбе актрисы в статье «Anna Sten: Star Programmee». Он подчеркивал, что менеджмент родился не сейчас и что ее голливудские неудачи — просчет продюсера.

В споре специалистов, отстаивающих роль личности актера в успехе фильма, и тех, кто считал, что талант актеру не нужен, важно лишь уметь создать или «раскрутить» звезду, — Анна оказалась в проигрыше. Она осталась в стане Б.Барнета.

Не одна Анна не стала голливудской дивой. Такова была участь и Франчески Гааль и других. «Анна Стен, — пишет Лу Пассек, — сегодня забытая кинематографистами, остается тем не менее трагическим представителем мира голливудских звезд большой эпохи». Но и того, что сделала киевлянка Стен на Родине и в Германии, хватило для ее достаточно высокого рейтинга в киноискусстве, о чем свидетельствует включение ее имени в анналы отечественной и зарубежной киноистории.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно