СВЕТ ДАЛЕКОЙ ЗВЕЗДЫ АЛЛЫ ЛАРИОНОВОЙ

24 мая, 1996, 00:00 Распечатать

Сергей Герасимов и Тамара Макарова открыли для нашего кино такую плеяду разновеликих звезд, что светилам астрономии в самом сладком сне не приснится...

Сергей Герасимов и Тамара Макарова открыли для нашего кино такую плеяду разновеликих звезд, что светилам астрономии в самом сладком сне не приснится. Лучезарная Алла Ларионова - одна из этой плеяды. У каждого времени - свои кумиры, но истинными они становятся лишь тогда, когда любовь к ним переходит от поколения к поколению. Перечислять послужной список актрисы Ларионовой дело неблагодарное: во-первых, его все знают, во-вторых - он безмерно велик. Образ же героини фильма «Анна на шее» - светлоглазой, с золотыми тургеневскими кудрями Ани, хоть и был прямо противоположен описанному Чеховым портрету: «От отца она унаследовала темный цвет волос и глаз», - но завоевал сердца зрителей чуть ли не больше авторского прототипа.

- Алла Дмитриевна, на все поколения, которые вас знают по киноэкрану, вы производили впечатление самой красивой, любимой, лилейной женщины, которой так хорошо и легко живется. Вам легко жилось?

- Да как вам сказать? В общем, судьба довольно благосклонна была ко мне, не могу жаловаться. Благодарю Бога, что так вот произошло - довольно интересно. Ведь каждый актер знает, что после каких-то взлетов неизбежно бывают падения. Все мы люди, у всех есть нервы и определенный запас терпения. И у меня, как у всех: были очень горькие минуты, были и радостные. С тех пор как я стала работать в кино, прошло довольно много лет, и вспоминается больше хорошее, чем грустное и неприятное, что было в моей жизни.

- Мне кажется, что бы вы ни играли, «Анна на шее» - ваш экслибрис?

- В общем, вы правы. У меня есть две части этой картины, и, когда сегодня меня приглашают выступать, я показываю их. Да и телевидение, хоть раз в год, да показывает мою «Анну». Прошло уже более сорока лет со дня ее выхода на экраны, а она как-то не устарела, находит общий язык с любой аудиторией: студенты, рабочие, интеллигенция - все ее понимают. Честно вам скажу, не могу до сих пор разгадать тайну успеха этого фильма. Конечно, там был прекрасный ансамбль артистов - я не имею в виду себя, - артистов старшего поколения: великие, талантливейшие, популярнейшие. Говорю о них всегда только в превосходных степенях. Видимо, это было какое-то точное попадание. А ведь критика была недоброжелательной, картину даже не хотели выпускать на экраны. Говорили, что это не Чехов, а какое-то «любование красот», все поверхностно. Считали чуть ли не порнографическим фильмом. Был скандал, хотели положить на полку.

- Скажите, а образ этот наложил отпечаток на вашу жизнь?

- Думаю, что нет. Даже в свой звездный час, когда была огромная популярность, признание и любовь, всегда смотрела на себя на экране со стороны, как наблюдатель, - есть такой тип актрис. И до сих пор это продолжается: отмечаю - вот это хорошо, а это могло бы быть и лучше. Да и жили мы в такое время, когда не было у нас культивации «звезд». Наоборот, считали, что мы должны быть скромными, не выпячиваться на первый план, должны быть всегда просто и серо одеты. Помню, когда учились в институте, нам запрещали подкрашивать ресницы и губы. Что, впрочем, мы делали потихоньку. И еще было одно «направление» - артист, не дай Бог, не должен обогащаться. Зарплаты мизерные, ставки смешные, все было сведено к тому, чтоб мы были «на равных» со всем советским народом, как тогда принято было говорить.

- Алла Дмитриевна, а сами вы чувствовали себя «звездой»?

- Только тогда, когда приезжала на какие-то международные фестивали. Зато дома я чувствовала и любовь, и внимание зрителей, письма получала мешками, но, кажется, у меня хватило ума остаться нормальным человеком.

- Считаете ли вы, что как актриса реализовали себя в своих ролях?

- Ни один актер не может этого сказать о себе. Ведь было столько задумок, каких-то мечтаний, которые, к сожалению, не осуществились. Теперь «поезд ушел» - время особенно жестоко к женщинам-актрисам.

- Вы не чувствовали себя слишком нежной и аристократичной для советского кино?

- Нет, у меня были современные роли, отрицательные, характерные - всякие, старалась пробовать себя во всех ипостасях. Может, кто-то помнит фильм «Фокусник», который я очень люблю: интеллигентный и легкий, как шампанское. Картину тоже приняли в свое время «в штыки», она толком не прошла по экранам, так, где-то на задворках, многие ее даже не видели. А я считаю, что фильм прекрасный, снимал Петр Тодоровский по сценарию Александра Володина, и Зиновий Ефимович Гердт считает, что это его лучшая работа в кино.

- У вас была такая «звездная» семья, расскажите о ней.

- Может быть, потому что были такими разными, мы и прожили долгую жизнь, будь мы одинаковыми, наверное, разбежались бы. Мы с Колей (Николай Рыбников. - Авт.) учились вместе в институте, знакомы были очень много лет, и только спустя лет шесть после окончания института, мы поженились. Что говорить, он был прекрасным актером, отцом и мужем, семьянином, хозяином в доме. Дом был полной открытой чашей, у нас бывало много интересных людей: космонавты и шахматисты, писатели и хоккеисты. Интересная была жизнь.

- Вы оба были счастливы в семье и в работе, но в творческих семьях часто присутствует элемент профессиональной ревности, было такое?

- Считаю, что мы стоили друг друга в этом смысле, не было у нас этого.

- В доме был культ мамы - Аллы Ларионовой или папы - Николая Рыбникова?

- Не было никакого культа, детей воспитывали в спартанском духе - ведь мы все время были в разъездах, а они - в садике, школе, пионерлагере, как у всех. Помогала, конечно, бабушка, моя мама, царство ей небесное. Не знаю, что бы мы делали без нее. Дети меня редко видели, когда были маленькие. Помню, приезжаю из экспедиции после долгого отсутствия, а одна из дочек поглядела на меня, и говорит - тетя! Я заплакала.

- Дети - наследники профессии?

- Нет, слава Богу, мы с Колей этому были рады, хотя в детстве обе снимались. Старшая наша уже много лет работает на телевидении, она режиссер монтажа. Младшая закончила полиграфический, сейчас, к сожалению, не работает.

- Алла Дмитриевна, вы ощущаете сегодня ту любовь, которая окружала вас всю жизнь?

- Конечно, не в такой степени, как это было раньше, - это было просто сумасшествие: ломали мебель, конная милиция приезжала. Но в общем - да. Даже молодое поколение увлекается ретро, а я - то самое ретро, молодежь с удовольствием смотрит старые фильмы.

- Что вы делаете сегодня, чем живете?

- Живу в основном спектаклем по произведениям Зощенко, поставленным Вячеславом Шалевичем. Часто гастролируем: были два раза в Америке, в Израиле, Германии, много ездим по нашей земле. И это для меня отдушина. Впервые в этом спектакле вышла на театральную сцену, всю жизнь работала только в кино. До меня эту роль играла Людмила Васильевна Целиковская, с ней случилась беда - она тяжко заболела. У нас с ней были очень дружеские отношения, поэтому я долго отказывалась от роли, считая, при всем творческом голоде, что не имею права на эту роль. Людмила Васильевна узнала об этом и сама «благословила» меня. Получаю от этой работы огромное удовольствие - мало того, что это интересно мне, - спектакль принимают очень хорошо. Выхожу на сцену в разных образах, насколько удачных - не мне судить, но делаю это с радостью.

- Сейчас вы - глава семьи?

- Я не глава, мы все разъехались после смерти Коли и мамы, и теперь я живу одна в маленькой двухкомнатной квартирке.

- Как справлялись и справляетесь с повседневными заботами?

- Бытом у нас занимался в основном Коля, он был большим выдумщиком и очень творческим человеком во всем. А повар какой! И солил, и варенье варил, и мариновал, и запекал. Все умел, главное - умел создавать праздник. Я не знала, что такое магазины, что сколько стоит, а холодильник всегда был забит. Я же была дизайнером в доме, могла бра прикрутить, гвоздь забить.

- Алла Дмитриевна, что для вас - понятие «дом»?

- Уют, покой и порядок. Сейчас все сложнее, конечно, два года никак ремонт сделать не могу, живу в связи с этим закрытым домом. Все рвутся, требуют новоселья. Будет, все будет! Честно говоря, сейчас я наслаждаюсь одиночеством, в последние годы все было достаточно сложно, поэтому с удовольствием живу одна. Прошлым не живу - это только приятный фон, много читаю, занимаюсь обустройством дома, мне это нравится.

- Ваша жизнь шла по какой-то системе?

- Наоборот - бессистемная, бесплановая жизнь, неизвестно, что с тобой будет завтра. Хотите свежий пример? Несколько дней назад вечером выехали со спектаклем в Вологду, на следующий день, отыграв, выехали в Москву, вернулись утром, а вечером - выезд на следующие гастроли. Но это и есть то, что я больше всего люблю, - путешествия, поездки. Если десять дней дома - уже дурно становится: надо куда-то ехать, лететь, плыть, ползти по-пластунски, только не застывать без дела и впечатлений. Это движение вперед.

- Какой период или событие были в вашей жизни самыми главными?

- Трудно сказать, их много было. Были какие-то радости и праздники по разным поводам: рождение детей - радость, роли - радость, семейные торжества - тоже. Трудно что-то выделить. И дай Бог, почаще были бы праздники. У всех!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно