Слышали звон? Музыкант Георгий Черненко рассказал «ЗН» об украинском карильоне, первом и пока единственном в православном мире

18 декабря, 2009, 13:40 Распечатать Выпуск №50, 18 декабря-25 декабря

Возможно, вначале следует объяснить: «карильон» в переводе с французского — это перезвон. Киевский карильон — украшение богослужений в Михайловском Златоверхом монастыре, считайте, визитная карточка столицы...

Возможно, вначале следует объяснить: «карильон» в переводе с французского — это перезвон. Киевский карильон — украшение богослужений в Михайловском Златоверхом монастыре, считайте, визитная карточка столицы. Уникальный музыкальный инструмент объединяет 51 колокол!

— Карильон — самый большой в мире музыкальный инструмент с хроматическим набором колоколов, соединенных с клавиатурой, — рассказывает об идее создания такого «проекта» Георгий ЧЕРНЕНКО (музыкант, профессор, лауреат международных конкурсов). — Этот инструмент особенный: один человек способен руководить немалым количеством колоколов (до 80) и вместе с тем исполнять, кроме традиционных православных перезвонов, высокохудожественные музыкальные произведения.

Словосочетание «малиновый звон», в сущности, означает «звон мехеленовый». Бельгийский город Мехелен — крестный отец нашего карильона.

Пианист Йо Хаазен, основавший в Мехелене первую в Европе королевскую школу игры на карильоне, в свое время учился в Ленинградской консерватории. В 1990-х он организовал музыкальный фестиваль и от лица гильдии звонарей Бельгии пригласил принять в нем участие ансамбль «Киевские звонари».

Однажды после концерта мэтр предложил нам зайти в его школу. На карильоне, он исполнил произведения Чайковского, Мусоргского, Бородина... Мы слушали как зачарованные. «Вы можете попробовать сыграть на этом инструменте», — предложил Йо Хаазен. Ваш покорный слуга и Дмитрий Ульянов (ударник Национального симфонического оркестра) сели за клавиатуру и в четыре руки начали играть «Токкату» и «Фугу ре-минор» Баха. «В Киеве есть карильон?!» — спросил потрясенный бельгиец. «Карильона нет, однако в «Киевских звонарях» так играют все», — отвечаю. «Я был в России! Там на колоколах играют с помощью веревок!», — не поверил он. «Украина — не Россия», — объясняем.

Пораженный кистевой техникой гостей Йо Хаазен пригласил нас присоединиться к нему в поездке по Бельгии и Европе. В том туре он начинал концерты исполнением на карильоне известных классических произведений, а мы, садясь за инструмент после него, презентовали бельгийцам украинскую классику.

Идея создать карильон родилась давно, а воплотить ее в жизнь я смог только в ходе восстановления Михайловского Златоверхого монастыря. Согласно историческим документам, его колокольню украшали двадцать шесть колоколов. И когда у меня попросили консультацию относительно обустройства места звонаря, я предложил: «Оборудуйте колокольню карильоном! Люди во время крестных ходов будут петь в унисон с колоколами православные песни!».

— Вообще-то карильон католический инструмент...

— В Европе карильон — сугубо светский инструмент, а не инструмент для богослужений. Обычно он «работает» в тандеме с городскими часами, место которых — на самом высоком сооружении (а им всегда была колокольня), и является символом респектабельности, богатства и духовности его жителей.

У католиков не заведено бить в колокол движением языка, то есть когда закрепленный на специальной раме колокол при раскачивании бьется телом о свободно подвешенный собственный язык, абсолютно хаотически извлекая определенные аритмичные звуковые рисунки.

Православный звонарь языком ударяет в свободно подвешенный колокол, потому голос православного колокола, по сравнению с католическим, тембрально значительно богаче. Кроме того, стенки православного колокола толще стенок католического. И у нас колокола никогда не настраивали! Для нас «букет» обертонных примесей колокола (особенно большого) — вещь естественная. Из-за своего невежества это смешение мы называем богатством звука, не понимая, что, присоединяясь к звучанию других колоколов, обертоны, в сущности, создают звуковую грязь. Возьмите как пример оркестр: один не настроенный инструмент, как ложка дегтя, портит бочку меда. А когда не настроены все инструменты?

— Какие аргументы помогли убедить в уместности карильона на михайловской колокольне?

— Колокольня Златоверхого выполняет две функции — курантов и собственно колокольни. Звонари Владимирского собора, Печерской лавры и большинства православных храмов работают с веревками. Правой рукой звонарь держит связку маленьких, так называемых зазвонных, колоколов и одновременно левой бьет по веревках мелодичных колоколов (веревки, подвязанные свободным концом к металлической конструкции, играют роль своеобразной клавиатуры). Пользуясь педалями-досками, он с помощью ног руководит еще и басовой партией больших колоколов.

Принцип карильона (современных михайловских колоколов) такой же; разница только в том, что не некоторые, а все колокола проводами (а не веревками) соединены с деревянными клавишами. Главное — все большие и некоторые средние колокола дублируются дополнительной клавиатурой для ног. Сейчас звонарю Михайловского может позавидовать любой музыкант.

Не буду скрывать, из-за растерянности звонарей перед новой системой рассматривалось предложение подвесить еще по одному языку (для традиционного способа звона). Но все же от нее отказались: негоже в ХХІ веке пренебрегать преимуществами, которые предоставляет современная система с клавиатурой.

— Чем отличаются технологии изготовления православных колоколов и католических?

— У нас колокола отливают не в алюминиевые формы (как в Европе), а в основном по старинному обычаю — в землю. Это приводит к тому, что нарушаются геометрические пропорции изделия, и в результате слышны фальшивые обертоны. К сожалению, пока в Украине нет ни одного завода с надлежащим количеством алюминиевых форм.

— Бронза для колокола — это особый сплав меди и олова?

— Да. Классические пропорции: меди — 80%, олова — 20%. Именно из-за чрезвычайной прочности сплава из колоколов и отливали пушки. Впрочем, чем больше олова, тем хрупче сплав. Иногда мастера, стремясь повысить себестоимость «конуса», подмешивали определенное количество серебра или золота, забывая, что на голос такие добавки влияют негативно. Сегодня существует немало так называемых секретных примесей, добавление которых улучшает качество сплава. Иногда же колокола, вылитые в одну и ту же форму, отличаются нотами. Это доказывает, что кражу того или иного ингредиента рецептуры невозможно скрыть.

Однако, кроме процентного соотношения металлов, много значат условия отлива: скорость заполнения формы магмой (во время заливки собираются газы, их несвоевременный отвод может привести к взрыву), скорость охлаждения. Несоблюдение этих условий и экстремальные погодные условия (при низких температурах металл становится хрупким) сокращают продолжительность жизни колоколов. Нужно учитывать природные особенности зоны, в которой строится храм, поскольку если скорость охлаждения хотя бы немного превысила установленную, в первую же зиму колокол может треснуть: температура ниже десятиградусного мороза для него опасна. По преданиям, чтобы сквозняки не ускоряли охлаждение сплава, во время отливки больших колоколов в старинных городах затворяли главные ворота.

— А где отливали михайловские колокола?

— Самые большие — в Нововолынске, другие — в НИИ «Укрпроектреставрация» и киевской фирме «ТехноМет». Колокола на наших землях отливали на протяжении веков, потому опыт имеем. Однако немало секретов этого искусства утеряно навсегда: с 1930-х об отливе церковных колоколов вообще речи не было. Те же, которые люди успели спрятать, помогли в 1990-х возродить литейную традицию. В России пауз не было: коммунистические запреты не дошли до Сибири. В Украине беспрерывным было, по крайней мере, обучение: мастера, которые в советские времена изучали литейное искусство (в частности в Киевском политехническом институте), хотя бы теоретически овладели и таким предметом, как литье колоколов. А это даже в теоретическом аспекте дисциплина непростая!

В Дании работает завод, где колокола отливают в конкретную ноту — каждый из них имеет свою форму. Мы же, чтобы получить четыре разновысотных колокола, отливали не в четыре разных формы, а четыре раза в одну и ту же форму! А потом с помощью резца изменяли толщину стенок (или высоту звучания) колокола.

— В конце концов карильон — это ведь не только колокола...

— Создать карильон — все равно, что построить самолет: штурвал и закрылки должны быть одним звеном управления, и вместе с тем штурвал, реагируя на малейшие усилия, должен приводить в действие огромные конструкции. После настройки колоколов мы задумались, как протянуть провода от каждого из них и свести все в один «центр»? Было трудно, ведь речь шла об инструменте, которого в Киеве никто не знал. У нас не было даже его чертежа, только видеозаписи концертов, которые играли в Бельгии вместе с Йо Хаазеном. В АНТК имени Антонова я познакомился с братьями Леонидом и Сергеем Ботвинко. Они, внимательно изучив видеоматериалы, сняли размеры моей ладони и мастерски определили размеры карильона.

Нажатие клавиши — это фактически удар языка по внутренней поверхности колокола. Его размер должен отвечать диаметру и толщине колокола, поскольку маленький молоточек, ударяя по большому колоколу, не может вызывать вибрацию стенки соответствующего тембра, в результате — только удар с металлическим призвуком, без полноты звучания. В нашем случае — восьмитонный колокол с языком-великаном. Возникла проблема: как нажатием одной клавиши заставить его «запеть»? Сложная задача. Признателен Леониду и Сергею, они ее решили! Секрета не открою, скажу только, что для внедрения их ноу-хау язык для первого удара приходилось раскачивать в течение двадцати секунд, причем усилиями не одного, а двух человек.

Теперь, пользуясь клавиатурой, звонарь может исполнять сложнейшие узоры перезвонов различных мелодий — со всем их динамическим и тембральным разнообразием. Например, скорбные перезвоны во время поминальных месс: колокольня, имеющая случайный набор из мажорных колоколов, скорби мелодии не донесет.

Михайловскими курантами: ими управляет компьютерная программа. Каждые пятнадцать минут колокола напоминают о времени определенной мелодией, а новый час обозначают фрагментом конкретного музыкального произведения. Однако, когда колоколами руководит компьютер, возможности регулировать силу удара нет (она максимальная).

— Правда ли, что еще на этапе проектирования было известно: громкость михайловских колоколов будет слабой?

— Да. Братию Михайловского это опечалило, дескать, колокол лавры слышит едва ли не половина города, а наши будут слабее? А между тем в колоколах Михайловского Златоверхого язык, не имея сильного разгона, не искажает природного звучания, а издает умеренный приветливый тембр. К тому же монастырь расположен в центре мегаполиса, потому уменьшенная громкость его колоколов вполне оправданна.

На протяжении первого года карильон работал круглые сутки. Однако несмотря на то что каждая ночная мелодия длилась не более пяти секунд и исполнялась только на малых колоколах, жильцы близлежащих домов жаловались в мэрию: «Колокол мешает спать!». Мне пришлось настроить компьютерную программу так, чтобы ночью карильон отдыхал (с 00:00 до 06:00 он молчит).

— Подбирая мелодии для инструмента, что учитывали?

— Прежде всего подобрал духовные произведения, уместные во время утренних и вечерних богослужений, и те, которые отражают национальный дух украинского народа. Перечень утвердили патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет и депутаты Киевского городского совета (правда, некоторые из них предлагали дополнить список «Интернационалом»).

— В России каждый год проводятся фестивали звонарного мастерства. Почему не инициируете такое мероприятие в Украине?

— В России церковь единая. А в Украине? Приехать на фестиваль, посвященный Рождеству 2008 года, согласились почти все звонари (независимо от епархии). А, узнав, что конкурс будет проходить на колокольне Владимирского собора, половина из них мероприятие проигнорировала. Поэтому следующий украинский фестиваль мы проведем на независимой колокольне Софийского собора в Киеве.

Из досье

Георгий Черненко — заслуженный артист Украины, лауреат международных конкурсов. Свыше тридцати лет работает в оркестре Национального заслуженного академического украинского народного хора им. Г.Веревки. Основатель и художественный руководитель ансамбля ударных инструментов ARS NOVA и ансамбля звонарной музыки «Киевские звонари». Автор проекта украинской хроматической колокольни-карильона. Консультант по вопросам подбора, настройки и размещения колоколов. Профессор Киевского национального университета культуры и искусств.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно