СЛОВО — ПРИСТАНИЩЕ ДУШИ

10 января, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 10 января-15 января

На фото, предваряющем сборник, она - как гармонически вписанная часть пейзажа, который - земля, вода, небо...

На фото, предваряющем сборник, она - как гармонически вписанная часть пейзажа, который - земля, вода, небо. Эта хрупкая фигурка - молодая поэтесса Оляна Рута. А ее книжка «На гойдалці миті» (Киев: «Задруга», 1998) - пятая по счету. В свои вот-вот перевалившие за двадцать лет Оляна - профессиональный поэт. А рецензируемый сборник с полным правом можно назвать книжкой философской лирики. Человеческая жизнь - момент вечности. И что же такое поэзия, как не остановленный прекрасный миг? Даже тогда прекрасный, когда он, этот миг, ощущается как драма, как тяжелое прозрение...

Для Оляны Руты истинное пристанище жизни - в слове. Так можно сказать о любом настоящем поэте.

Оляна Рута родилась в семье писателей. В этом случае могло бы сложиться по-разному. Но, к счастью, чувствительность к миру и чувство слова действительно вошли в плоть и кровь. Оляна сызмальства писала и рисовала: на сегодня она оформила больше десяти книжек, в том числе и свои. Впечатляющая адекватность образа словесного и графического. Фрагментарность мира приобретает целостность и единство. А псевдоним автора (рута - символ жизни, стойкости и, по-современному говоря, экологического благополучия в украинском народнопесенном словаре) выходит за рамки фольклорного дискурса.

Тексты - как зеркало души: сказано банально. Попробуем иначе: слово - как подлинный Дом души, в котором она обитает только тогда, когда оно, слово, предельно соответствует ее состоянию.

А Рим зруйновано. І нікуди піти.

І нічого сказати. Ніяк жити.

Так само ніяк просто відійти

І все покнути комусь на плечі:

Руїни, згарища, холодний вечір

Свого ще світанкового життя.

А Рим зруйновано. Піти чи не піти.

Зостатись тут чи збудувати новий,

Але уже несвій, нерідний Рим?..

«А Рим зруйновано...»

Ранняя мудрость, мудрость ребенка, скажем, настораживает. Но в поэзии - свои законы. «Я готова померти, щоб більше не бути смертною» - это «внутренний человек» страдает от своей тленной оболочки. Но этого «внутреннего человека», вечную душу, все же в какой-то мере прикрывает «человек внешний» - от посягательств и праздного любопытства.

Откровение ранимой души, которая знает запах небес и вкус земной пыли. И, собственно, жизнь - между небом и землей, и это называется быть распятой. Выбор?

Выбор, конечно, сделан, и он «очень прост»: «До себе іти. До себе. До себе - єдиний шлях. (...) Я - своя. Мандрівна лелека».

Мир видимый и мир невидимый творят в душе поэта вечное противостояние. Так рождается энергия созидания - от оппозиции духа и материи. Это - вечный двигатель внутренней жизни, высокого напряжения бытия.

І неіснуюче, дитино, помирає.

Хоч спершу цвітом душу золотить.

Чарує, мучить, лагідно втішає,

Світ за очі втікає і... болить.

«Мала дитино...»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно