«РУССКИЕ СЕЗОНЫ»... В КИЕВЕ?

6 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 6 июля-13 июля

В начале ХХ века Европа стоя аплодировала русским музыкантам, танцорам, художникам, актерам. В то время русское искусство начало триумфальное шествие по странам Западной Европы...

В начале ХХ века Европа стоя аплодировала русским музыкантам, танцорам, художникам, актерам. В то время русское искусство начало триумфальное шествие по странам Западной Европы. «Русские сезоны» в Париже, организованные Дягилевым — талантливым импресарио, знатоком искусства, — пользовались огромной популярностью в среде почитателей изящного. Залы были переполнены, билеты достать было сложно. «Русские сезоны» являли собой зрелищные представления, покоряющие своей «русской экзотикой» и, конечно же, высочайшим мастерством. Дягилев занимался хореографическими постановками, в его компании участвовали знаменитые Нижинский, Павлова, Фокин. Для того чтобы «сезоны», привлекали как можно больше публики, он ангажировал также известных и талантливых художников, композиторов: Бакст создавал костюмы для танцоров, Добужинский — макеты декораций, Стравинский писал балетную музыку по заказу Дягилева именно для «Русских сезонов». Таким образом была создана музыка к трем его популярным балетам: «Жар-птица», «Петрушка» и «Весна Священная». Благодаря тому, что под дягилевской эгидой собралась целая плеяда талантливых мастеров, «Русские сезоны» стали значительным и оригинальным явлением в культурной жизни Западной Европы, пожалуй, одним из самых популярных.

Однако все эти люди, которых привлекал Дягилев, были не просто артистами, выполняющими, хоть и мастерски, свою работу на заказ. Все они были творцами и играли не последнюю роль в организации своих представлений. Талантливые балетмейстеры ставили хореографические номера не только на балетную музыку. Они растанцовывали музыкальные произведения, которые не были задуманы для театральных представлений. Часто танцоры предлагали свои оригинальные решения известных музыкальных сочинений, некоторые из них не имели никакого сюжетного подтекста, даже намека на подтекст. Большой популярностью у хореографов пользовались также программная музыка с литературным сюжетом.

«Шахерезада» Римского-Корсакова не могла пройти мимо хореографических интересов выдающихся русских танцоров. Экзотический сюжет, исполненный восточной негой, отображенной в музыке великого композитора, вечные вопросы любви, ненависти, сменяющиеся сказочными, героическими событиями. Но главное — это музыка, картинно и красочно живописующая известный сюжет. Именно в русской музыке того периода были очень популярны восточно-экзотические мотивы. Это явление получило название «русский Восток» — восточные страны глазами русских композиторов, художников, писателей, и за ним закрепился определенный и устойчивый набор художественно-выразительных средств.

Римский-Корсаков писал «Шахерезаду» по мотивам сказки «Тысяча и одна ночь», избрав идею торжества любви, женской красоты и мудрости и некоторые сказочные сюжеты. Шехерезада, любимая жена султана Шахриара, обвиненная в измене, рассказывает разгневанному мужу сказки, смягчает его сердце, и он отменяет решение покарать смертью любимую и весь гарем. В музыке эта линия прослеживается четко. Лейтмотив Шахриара, грозно звучащий в начале симфонической картины, к концу утрачивает свою металлическую жесткость. Тем самым слушателю становится понятно сюжетное развитие (в музыке можно просто проследить превращение Шахриара грозного, жаждущего смерти, в Шахриара любящего и успокоившегося).

В 1910 году Фокин осуществил балетную постановку «Шахерезады» для «Русских сезонов», но в совершенно свободной трактовке музыки и сюжета в целом. Счастливый конец заменил трагическим, в сущности, пренебрег сюжетом, переставил акценты в действии. У Римского-Корсакова подозрение об измене помещено во вступлении к первой части, все остальные части — сказки Шахерезады, финал четвертой части — прощение и триумф любви. У Фокина измена Шахерезады (по сюжету балета — Зобейды) реальна, и разоблачается она в финале. Предыдущее действие — гарем без повелителя (Шахриар отправляется на охоту со своим братом), где пускаются во все тяжкие. Результат — массовое убийство жен и евнухов и самоубийство Зобейды. Слишком много крови и натурализма. Никто не сомневается, что такое могло вполне быть в восточных гаремах, но Римский-Корсаков совсем не эти события описывал и совсем не эти идеи проводил. Конечно, я не берусь подвергать сомнению работу Фокина, которая в свое время была популярна и резонансна. Это его оригинальное решение, имеющее право на существование. Я бы вообще не поднимала этот вопрос, если бы постановку не возобновили на сцене Киевского оперного театра.

Возможно, хореография за сто лет продвинулась далеко вперед, может быть, наши балетмейстеры что-то упустили в постановке, может быть, в начале XXI века нам стало сложно воспринимать то, что было в начале ХХ века. Однако все свелось к тому, что возникло некоторое недоразумение по поводу растанцовывания «Шахерезады». Красивые костюмы, со вкусом сделанные декорации, но ведь этого недостаточно. Балет — прежде всего, искусство пластики движения, все выразительные возможности сконцентрированы именно в пластике человеческого тела. Грузная статика некоторых действующих лиц, использование основной части балетной труппы в качестве декораций совсем не пошли на пользу постановке. Конечно же, большую роль сыграло несоответствие с литературным сюжетом музыки Римского-Корсакова. Все привыкли к Синбаду-мореходу, который путешествует по бурному морю в первой части, к царевичу Календеру с его воспоминаниями о героических подвигах во второй части, романтической третьей части «Царевич и царевна». Тем более что музыка идет строго за сюжетом. Смутила меня и первая часть при закрытом занавесе и отсутствии балета — такое затянувшееся вступление.

Сложно сказать сейчас, как бы отнесся Римский-Корсаков к балетной «Шахерезаде», поставлена она была после его смерти. Фокин — выдающийся танцор и балетмейстер. Но, скорее всего, «Шахерезада» в «Русских сезонах» была рассчитана на яркость, красочность и эффектность, может быть, она была хореографическим экспериментом Фокина. Но совершенно очевидно, она не может по многим параметрам входить в число лучших его работ. Поэтому, наверное, у меня осталось довольно странное впечатление от возобновленной «Шахерезады» на киевской сцене. Лично мне хочется стать на защиту Римского-Корсакова и его идеи всепобеждающей силы жизни и любви.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно