Рука министра и судьба киноархива

21 ноября, 2008, 15:20 Распечатать Выпуск №44, 21 ноября-28 ноября

Казалось бы, за последние годы нас приучили ничему не удивляться. Но г-н Вовкун таки удивил...

Казалось бы, за последние годы нас приучили ничему не удивляться. Но г-н Вовкун таки удивил...

Сперва не мог понять, зачем он назначил своим советником по вопросам кино звукорежиссера из мира музыкального бизнеса Сергея Круценко? Ну никакого отношения к кино, ни малейшего... А теперь понял.

Так в советские времена приставляли комиссара — то ли на должность главного редактора киностудии, а то и директора. Не специалист, но ведь обеспечит «правильную» политическую линию — чтобы прогибалась синхронно курсу партии.

Только тогда идеология была другая, деньги играли периферийную роль. Нынче же идеология приобрела форму бизнес-интересов. Причем абсолютно ка-анкретных людей. Сколько говорилось о преступности срастания политики и бизнеса, а воз и ныне там.

Досадно, однако факт: сегодня проводником культурной политики (государственной!) является большой и отчасти средний капитал. А он у нас такой, что ему начихать — и на Украину как таковую, и на собственно украинскую культуру. Последствия мы видим и на телеэкране — сплошная российская продукция. А если и украинская («как бы», как говорят в России), то ее как можно тщательнее замаскировали под «транснациональную». Поскольку на мировой (читай: российский) рынок ориентирована.

Вы хотя бы раз видели на телевидении что-то такое о сегодняшних украинцах — обычных типа? Не о богатых девочках со специфическими проблемами, а о земных делах, которых сегодня под завязку. И ни одной ленты, которая бы честно анализировала наше недавнее прошлое — как в молодом румынском кино, скажем.

Конечно, такой анализ опасен. Лучше сказки о героическом урке и проститутковатых женщинах...

А что власть? Кроме слов — практически ничего. Чуть ли не вся сфера кинематографического маскульта — не украинского происхождения. И всех это устраивает. Включая наших самых больших патриотов («как бы»).

Иначе почему лежат мертвым грузом в Верховной Раде законопроекты, способные изменить ситуацию в отечественном кино- и телебизнесе?

И почему руками министра культуры (!) национальный киноархив движется к пропасти?

Я имею право так говорить, так как с 1991 года работал на создание такого архива. Напомню, у нас работает (и хорошо работает, несмотря на плачевное финансирование) Центральный государственный кинофотофоноархив имени Г.Пшеничного, который аккумулирует кинодокументы. А вот архива игрового, художественного кино у нас не было. Он начинает функционировать под названием Национальный центр Александра Довженко (бюрократия бессмертна: поскольку он основан указом президента, как это водится, «в связи» — в этом случае со 100-летием со дня рождения киноклассика) только с 1996 года — сначала как этакий повод, а потом, после объединения в 2000 году с бывшей Киевской кинокопировальной фабрикой, уже как что-то реальное.

Любой настоящий архив отнюдь не является складом «готовой продукции». Тем более кино-
архив. Основное, что он должен сохранять, — так называемые исходные материалы (изображение и звук), с которых можно печатать копии. (Ближайшая аналогия — литературный архив, который хранит оригинальные рукописи.) А материалы эти часто такого качества, что требуют реставрации. Следовательно, техническая база кинокопировальной фабрики является замечательным дополнением — при том, что она продолжает сохранять потенциал для своей изначальной деятельности. Таких архивов по всему миру очень мало. Архивисты многих стран завидовали, когда я рассказывал о нашем начинании.

К сожалению, и об этом речь идет в материале работников центра, государство, несмотря на все плановые и внеплановые обещания, практически ничем не помогало все эти годы.

Разве что одним — инициировало продажу как будто лишних помещений для того, чтобы на полученные деньги закупить новейшее оборудование, осуществить фундаментальную реконструкцию. И архивной части должно было стать лучше, и собственно кинокопировальной. Поскольку разве это нормально, что копии даже того небольшого количества отечественных фильмов, которые мы снимаем, изготовляют за рубежом?

Помещение продали — деньги есть. Их запах, как известно, опьяняет. Вот и появился министерский эмиссар-комиссар г-н Круценко... И сразу начал вмешиваться в работу центра (о чем свидетельствуют его работники) относительно закупки оборудования. Законом это запрещено. Но кто у нас придерживается законов? «Блестящий» план: архивная часть изымается из общей структуры, а бывшая фабрика с новейшим оборудованием перебрасывается на территорию Национальной киностудии имени А.Довженко (ее руководство, насколько мне известно, от этого не в восторге). Куда именно — непонятно, поскольку бывший цех обработки пленки на студии давно разрушен.

А главное — зачем, когда есть приспособленные помещения, специалисты и тому подобное?

Так что и появилось подозрение, которое с каждым днем крепчает, что все это закончится созданием частного предприятия.

Поверите ли вы в то, что все это делается с целью высоких государственных и культурных интересов? То-то и оно!

А главное для меня как киноведа и историка кино — что будет с архивом? Его планируют перевести на бюджетное финансирование. Это означает, что деньги будут только на заработную плату сотрудникам, которые фактически превратятся в сторожей при архиве фильмоматериалов, — никакая другая работа не будет вестись.

Так уже было. Сам работал при таких обстоятельствах в центре в течение 1998—2000 годов. Конечно, на это в ответ скажут: нет, все будет иначе, впереди благосостояние и процветание... Слышали такое много раз, ни одно слово не осуществилось.

А будет вот что... Заморозят все программы развития архива. Ни о какой реставрации фильмоматериалов речь идти не будет — работы придется заказывать на стороне, а денег нет. Уже не будет никаких возможностей системного реставрирования и доведения до современных технических кондиций украинской киноклассики.

Недавно, скажем, такую работу провели относительно фильмов Довженко, благодаря чему появился сборник его лент не только на кинопленке, но и в формате DVD. Сейчас реставрируют фильмы Юрия Ильенко (и как режиссера, и как оператора) и картины с участием Ивана Миколайчука. Среди них — «Тени забытых предков», фильм, являющийся гордостью нашей и мировой культуры. Доходу никакого. Бизнес-людям это трудно понять... Не потому, что тупые, а потому что на другое «затупленные». Только опять же — почему они определяют культурную политику в государстве?

И еще одно. До сих пор значительная часть исходных материалов украинских фильмов хранится в Госфильмофонде России (до 1991-го — СССР), куда их сдавали на хранение, согласно действующим тогда нормативным документам. В последнее время начался процесс изготовления копий этих материалов для передачи их Центру А.Довженко. Можно не сомневаться — здесь тоже возникнут большие проблемы. Вдобавок и люди разбегутся.

А где вы найдете потом, скажем, профессиональных фильмографов, которые сейчас работают над созданием научных киносправочников? Скажем, в 2001 году усилиями сотрудников центра подготовлен справочник «Украинское игровое кино 90-х» на CD-носителях, с движущимися фрагментами фильмов, подробной информацией о фильмах, их творцах, о киноинституте и тому подобном на украинском и английском языках.

Не разрушать, а укреплять базу архива нужно! Иначе с каждым днем безотцовщины будет больше, а ее и так немеряно.

А еще и проблемы с кинообразованием... Обучение в московском ВГИКе всегда предусматривало ознакомление с архивными сокровищами. А нам не нужно? У нас с кинообразованием «полный порядок»? Повесить амбарный замок и... как написал когда-то один школьник, «Анна Каренина бросилась под поезд, и он еще долго влачил ее жалкое существование». Так долго ли мы будем терпеть людей, которые периодически бросают нас под один и тот же поезд?

В середине 70-х, когда в стране воцарилась русификация и из радио и телевидения исчезло едва ли не все украинское, моя покойная бабушка никак не могла понять: почему это больше не поет ее любимая Нина Матвиенко? Тогда я еще мог ей что-то объяснить... А что говорить нынешним бабушкам, которые живут в такой независимой и свободной («как бы») Украине?

В случае отказа остановить запущенный процесс фактической ликвидации архива и его технической составляющей буду требовать, в частности, специального заседания Национального совета по вопросам культуры и духовности при президенте Украины. Кстати, последнему адресовано соответствующее письмо за подписью председателя совета Николая Жулинского. Наверное, бесплодные упования, но сдаваться не стоит.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно