РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА НА СВИДАНИИ — С ПУШКИНЫМ

26 февраля, 1999, 00:00 Распечатать

Эта история началась в 1926 году, в пору их счастливой студенческой юности. Трое друзей, студентов Киевского музыкально-драматического института им...

Эта история началась в 1926 году, в пору их счастливой студенческой юности. Трое друзей, студентов Киевского музыкально-драматического института им. Н.Лысенко - девушка и два ее поклонника - однажды сбежали с нудного собрания, сели в поезд и поехали на свидание... к Пушкину. Городок с поэтическим названием Белая Церковь когда-то славился знаменитыми садами графини Александры Браницкой. Теперь же названный в ее честь парк Александрия, куда забрели друзья, был пустынен и безлюден. Все здесь содержало следы давно отшумевшей жизни. Вокруг, как и в те далекие времена, чаровала своими красками золотая осень. Юноши читали девушке стихи любимого поэта. Они разожгли костер на поляне и решили не спать до утра. Аллея любви, поломанные беседки, водопад, озеро. И Пушкин незримо присутствовал здесь строками знаменитых стихов;

Тиха украинская ночь.

Прозрачно небо.

Звезды блещут.

Своей дремоты превозмочь

Не хочет воздух. Чуть трепещут

Сребристых тополей листы. Луна спокойно с высоты

Над Белой Церковью сияет...

Свидание с Пушкиным в Белой Церкви решило судьбу всех троих. Девушка выбрала из двух поклонников того, кто останется верным спутником ее жизни до конца дней. Соперник выступил в роли благородного рыцаря, когда влюбленная парочка еще раз сбежала - теперь уже не с собрания, а из института и из Киева. Будущих актеров манила Москва, легендарные театры, о спектаклях которых столько читали и слышали. Морозной зимой в канун Нового года отвергнутый поклонник провожал на киевском вокзале Романа и Юлию и в последний момент сунул записку к своему приятелю, студенту Московского литературного института Арсению Тарковскому с просьбой на первое время приютить беглецов.

«Вы кто?» - спросила занесенных снегом путешественников открывшая дверь московской коммуналки соседка. «Ромео и Джульетта», - с удивлением услышала в ответ. А будущий известный поэт радушно принял романтическую парочку. Чтоб накормить их обедом, он, не задумываясь, вытащил из заполнивших все пространство стопок книг небольшую пачку, которую снес к букинистам на Сухоревку. Но ночевать молодоженам пришлось у разных знакомых Арсения врозь. В его крохотной комнатушке для этого не нашлось места.

За несколько месяцев, прожитых в Москве, Роман и Юлия увидели на сцене гениального Михаила Чехова, посмотрели лучшие спектакли московских театров, попали на похороны Сергея Есенина. Юля начала учиться в балетной студии Большого театра. Роман читал стихи самому Качалову и по его совету поступил в студию Юрия Завадского. На жизнь ему приходилось зарабатывать, выступая в полулегальных труппах из безработных актеров, которые оперативно сколачивали в те годы делки-антрепренеры. Без денег, вечно голодные, без постоянного жилья, они вскоре поняли, что медовому месяцу пришел конец, пора возвращаться и восстанавливаться в институте. А в Киеве судьба преподнесла им уникальный сюрприз. Их пригласил на работу в свой театр «Березиль» руководитель и создатель этого новаторского коллектива, человек, о встрече с которым мечтали все украинские актеры, Лесь Курбас. Так осенью 1928 года начался в Харькове, куда был переведен театр Курбаса, их первый березильский сезон.

Через пять лет на печально знаменитом разгромном собрании, где по указанию высшего партийного начальства будут клеймить Курбаса и снимать с поста руководителя театра, только трое смельчаков выступят в защиту гениального режиссера-новатора и своего учителя. Среди этих троих окажутся самый старший и уважаемый актер Иван Марьяненко и молодой Роман Черкашин.

Пройдет еще четыре года. Курбас будет уже арестован в Москве и сослан на Соловки, где его вскоре расстреляют. У театра заберут его имя, превратив в один из образцово-академических коллективов с регламентированным репертуаром и строго контролируемой художественной политикой. Регламентацией сверху определится и цикл мероприятий, которыми Украина и другие союзные республики будут отмечать 100-летие со дня смерти Пушкина. По команде в феврале 1937 года пушкинское слово в украинских переводах впервые прозвучало со сцен украинских театров. Премьеры состоялись одна за другой: 10 февраля - пушкинский вечер, включивший в одну композицию лирические стихи и две «маленьких трагедии», «Скупой рыцарь» и «Каменный гость», в Харьковском театре им. Т.Г.Шевченко (бывшем «Березиле»), в тот же день - «Моцарт и Сальери» и «Каменный гость» в Запорожском театре им. М.Заньковецкой, 11 февраля - «Каменный гость» в Житомирском областном театре, 22 февраля - «Борис Годунов» в Киеве в театре им. И.Франко.

Но официальный сценарий памятных пушкинских дней не лишил украинских читателей и зрителей всеми любимого «своего Пушкина». Новая встреча с Пушкиным вновь оказалась поворотной в судьбе актера Романа Черкашина. «Датский» пушкинский спектакль, который готовился как внеплановый, стал режиссерским дебютом Черкашина, первой доверенной ему самостоятельной работой в новом качестве. Знаменательной была встреча в совместной работе двух курбасовцев и березильцев, не запятнавших свою совесть предательством, - маститого Марьяненко и режиссера-дебютанта Черкашина. Роль барона Филиппа в «Скупом рыцаре», сыгранная Марьяненко с удивительным проникновением в сложный трагический мир пушкинского героя, в первую очередь определила успех спектакля шевченковцев у публики и зрителей. Другой несомненной актерской удачей стала полная очарования и женственности Лаура в интерпретации жены и музы Леся Курбаса, замечательной украинской актрисы Валентины Чистяковой.

Дочь русского оперного певца, выросшая в Москве, Чистякова в отрочестве и юности увлекалась Скрябиным и Блоком, слушала Шаляпина, занималась балетом и готовилась к поступлению в консерваторию. Встреча в Киеве с Лесем Курбасом, который был старше восемнадцатилетней Валентины на 13 лет, изменила ее жизнь. Она стала березильской актрисой, спутницей Курбаса. В театре им. Т.Г.Шевченко, где продолжала работать и после ареста и ссылки Курбаса, в ее таланте раскрылись новые трагические грани, выявлению которых во многом способствовал драматизм личной судьбы.

Позднее, уже после войны, Роман Черкашин и Юлия Фомина именно в доме Чистяковой познакомятся, а затем и сдружатся с одним из самых известных в то время интерпретаторов пушкинской поэзии, прекрасным русским чтецом Дмитрием Журавлевым. Бывший харьковчанин, Журавлев охотно выступал с концертными программами в родном городе. А после этих выступлений тесный круг близких по духу людей собирался у Валентины Чистяковой - не только знаменитой актрисы, но и талантливой собеседницы, блестяще образованной женщины, знатока поэзии, литературы, музыки. На таких дружеских встречах также нередко звучала поэзия Пушкина. Его стихи охотно читали и Дмитрий Журавлев, и Роман Черкашин. Неоднократно выступал Черкашин с пушкинскими программами и в открытых концертах, и на встречах со студенческой аудиторией. А поэма «Медный всадник» в переводе Максима Рыльского записана в его исполнении в фонд Украинского радио.

Авторитетный педагог, много лет возглавлявший кафедру сценической речи в Харьковском театральном институте, Черкашин готовил большие поэтические программы, включавшие монографические циклы из стихов Блока, Маяковского, Тычины, Шевченко. Но именно Пушкин остался для него и для его верной подруги, с которой прожили долго и счастливо 66 лет, самым дорогим и любимым, возвращая к дням их прекрасной романтической юности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно