Роковая песня Игоря Билозира

6 сентября, 2013, 00:00 Распечатать

Когда Игорь был юношей, ему были присущи все черты, свойственные молодому человеку. Он был очень одержимым, очень амбициозным и бескомпромиссным. Эдакий оторванный мальчишка, "сорвиголова". Он никогда не поддавался ни на какую синтетичность. 

Через 13 лет после трагической гибели композитора во Львове на Лычаковском кладбище появился памятник. Грустный ангел из белоснежного итальянского мрамора... Некоторые трактуют его как ангела-хранителя украинской семьи, украинского песенного наследия, но не как памятник реальному Игорю. Вспомним же отдельные сюжеты и коллизии из жизни популярного композитора, подарившего Украине столько замечательных песен. 

"Меня спрашивают, надеялся ли Игорь Билозир стать выдающимся композитором. Но ведь он им и стал! — убеждена певица, его давняя знакомая Ирина Кубай. — Правда, многое из задуманного не успел осуществить. В его планах было написать детскую оперу, писать музыку к фильмам, спектаклям, что он и делал. И мог еще немало сделать, но его жизнь грубо оборвали. По натуре Игорь Билозир был не просто чувствительным, а гиперчувствительным. В восприятии всего. Это также сыграет в его биографии роковую роль. Поскольку Игорь родился в украинской консервативной семье. Он знал, что такое служба Божья, что такое религиозные праздники, что такой семейный круг. Иногда меня спрашивают, что останется после него. Это и останется! Ощущение семьи, непрерывность поколений".

* * *

…Через десять километров от Радехова рейсовая маршрутка съезжает на поле. Дорога, не ремонтированная еще с советских времен, сегодня превратилась в настоящее бедствие для водителей и их автомобилей. Но хотелось собственными глазами увидеть дом семьи Билозир, поговорить с людьми, среди которых он рос. 

В родительском доме Игоря Билозира на бывшей улице Кутузова в городе Радехове все осталось без изменений. Те же посаженные им вишни, те же грядки, которые так любила его мама, те же георгины, бархатцы... "У них дверь никогда не запиралась, — делится воспоминаниями о семье Билозир двоюродная сестра Игоря Галина Билозир. — Окно комнаты Игоря как раз выходило в сад, полный цветов". 

Услышав, что я хочу осмотреть усадьбу, нынешняя владелица Надежда Джас на мгновенье смутилась.

"Сюда давно никто не приходил... Еще когда была жива его мама Мария Ивановна, она каждый год приезжала из Львова посмотреть на дом. И постоянно говорила об Игоре. О нем болело ее сердце...". 

В этом доме прошли детство и юность Игоря Билозира. Его отец Иосиф был школьным учителем музыки, мама Мария любила и умела вышивать. Позже Игорь неоднократно говорил о символичности этих имен. Игорь очень рано стал заниматься музыкой. Первые музыкальные произведения он начал писать еще в школьном возрасте. В 15 лет руководил школьным ансамблем. 

В интервью Богдану Бондаруку сестра Игоря Руслана вспоминает, что в детстве брат был "очень стеснительным, скромным мальчиком, и трудно определить, что доминировало: скромность пряталась за стеснительностью". Впрочем, среди главных черт характера Игоря она выделяет его терпеливость и вместе с тем упрямство, "с выраженным "чувством свободы". Свой характер он показывал сызмала. Если был не согласен с родителями, которые его порой наказывали, мог "развернуться и уйти из дома или исчезнуть на несколько часов". 

На вопрос, есть ли в их детстве люди, которые никогда не сотрутся из памяти, Руслана Билозир отвечает: "Конечно же! Это мамины родители — наши дедушка Иван и бабушка Екатерина, которые словно магнитом притягивали к себе. Наша мама Мария тоже очень музыкальная, пела в церковных хорах. У нее вроде и тихий голос, но такой нежный и вместе с тем очень выразительный и мелодичный. У мамы (тогда еще была жива) есть сильное тонкое ощущение музыки на слух, поскольку грамоты музыкальной она не знает. В первую очередь Игорь всегда показывал свои произведения маме". По словам Русланы, дедушка Иван с бабушкой Екатериной жили в селе Бабич (15 километров от Радехова). У дороги маленький домик с маленьким же окном, ну прямо что-то сказочное... "Мы с нетерпением ждали летних каникул, Рождественских праздников... Мы так ждали этих праздников! Игорь по своему внешнему восприятию — это дед Иван, даже форма усов, овал лица..." 

В родном Радехове помнят Билозира. Здесь звучат его песни. 

О молодости Игоря вспоминает Ярына Кубай. 

"С Игорем мы впервые встретились, когда я еще училась в школе. Поскольку в моем селе была семилетка, то продолжила обучение в Корчинской средней школе, которая неподалеку Радехова. После окончания Львовского музыкального училища туда же направили на практику Игоря Билозира. Перед нами появился стиляга: длинные волосы, расклешенные штаны, весь такой вольнодумный... Пришел и зажег нас всех. При нем в нашей школе был сильный эстрадный ансамбль. Сначала солисткой была моя сестра Леся Коваль, потом стала Оля Круглова. Я была солисткой уже позже. На выступлениях ансамбля я сидела и млела от очарования. Услышать украинскую народную песню в эстрадном исполнении, да еще и спетую в четыре голоса... 

Судьба благоприятствовала расцвету таланта Игоря Билозира. Музыкально-педагогическое училище, Львовская консерватория им. Лысенко. 

В 1979 г. его, никому не известного участника самодеятельного вокально-инструментального ансамбля "Ритмы Карпат" при Львовском автобусном заводе, назначают руководителем известного и чрезвычайно популярного во Львове и за его пределами ансамбля "Ватра" при Львовской филармонии. В конкурсе он победил даже профессиональных специалистов, в частности, из ансамбля "Арника".

"Он понравился директору Львовской консерватории Николаю Кулию своим репертуаром и качеством исполнения, особенно ансамблевым вокалом. У Игоря был прекрасный тенор, такой лирический, светлый. Он не любил сырую, наполовину выполненную работу", — говорит участник ансамбля, ныне солист Львовской филармонии Маркиян Шуневич. 

"Когда в июне 1979 г. Назарий Яремчук забрал с собой в Черновцы весь состав "Ватры", Игорь Билозир как раз был готов со своим составом и репертуаром занять их место, — продолжает рассказ Андрей Кучерепа. — Уже через год Игорь Билозир вместе с новым составом "Ватры" радикально меняет ее репертуар. Со сцены звучат написанные Игорем песни: "Перший сніг", "Пшеничне перевесло", десятки других". 

В своих песнях Билозир передавал то, что его беспокоило и окрыляло. Лиричность, влюбленность ("Перший сніг", "Квіти у росі"), семейные чувства ("Мамо, ваші діти, як птиці", "Ніби вчора, моя мамо, ви мене будили рано"). Если в предыдущих песнях он пел о маме, то в таких, как "Батьківське жито", "Над рікою, ранньою весною батько лан засівав" — об отце. А дальше — "Понад рікою ранньою весною лан засівав син". И в этом мы видим, как важна сознательная непрерывность жизни. От отца — к сыну, поле, пшеница... Таких украинцев, как Игорь, еще надо было поискать. 

"Чрезвычайная мелодичность песен, приближенная к народной. Так же, как народные, его песни были написаны на трех аккордах: тоника, субдоминанта, доминанта. Поэтому они такие простые и легко запоминаются", — характеризует творчество Игоря Билозира Маркиян Шуневич. 

В начале 1980-х к "Ватре" приходит невероятный успех. Гастроли в Украине, в Средней Азии, на Дальнем Востоке, в Москве, Сибири, Польше, Чехии, Германии, дважды в Афганистане, США, Канаде. 

Игорь Билозир с группой исполнителей берутся за новые песни. Не все они нравились членам художественного совета, тогдашним цензорам из партийных кругов. Андрей Кучерепа всприпоминает случай, когда гонцы из Львова остановили гастроли группы "Ватра". Это было в поездке по Крыму в 1984 г. А все из-за того, что поэт Богдан Стельмах, с которым тесно сотрудничал Билозир, однажды сказал, что из партийных кабинетов стреляют, как Дантес из пистолета. "Ватру" сняли с гастролей, а песни Стельмаха запретили. 

Надо было петь песни советских композиторов, но тогда "Ватра" теряла свое лицо. Игорь на такое не соглашался. Как отмечает Андрей Кучерепа, руководство филармонии несколько раз увольняло и брало на работу руководителя ансамбля И. Билозира. Восстановление композитора было вынужденным, поскольку "Ватра" кормила всю филармонию. 

В результате сотрудничества Игоря Билозира и поэта Богдана Стельмаха появилось несколько десятков песен. Некоторые из них, как например, "Пшеничне перевесло", стали "народными". Когда Б. Стельмах попал в опалу, а его стихи на три года были запрещены, на концертах Игорь Билозир объявлял их как народные, и ни у кого это не вызывало возражений. 

Также И. Билозир сотрудничал с поэтами П.Запотичным — "Ніби вчора, моя мамо", "Коханий", Р.Кудлыком — "Спогади літньої ночі", "Лебеді весни", А.Канич — "Голубий сніг", "Раби", "Лицарі". 

Популярность "Ватры" была настолько большой, что во время одного из выступлений в Афганистане желающие попасть на концерт пробирались через минные поля. 

Но жизнь готовила Игорю Билозиру испытание. Наступили сложные 1990-е гг. с их проблемами. Если до тех пор вопросы организации гастрольных поездок, приобретения билетов на поезд, бронирования номеров в отелях, гонораров брала на себя филармония, то теперь все это легло на его плечи. Игорю нужно было учиться находить средства. Это отвлекало усилия от главного — творчества. 

Из "Ватры" ушел Остап Стахив, создавший театр повстанческой песни. Выехал в США талантливый гитарист Юрий Луцейко. Певцы начали массово эмигрировать на Запад. Игорь остался без друзей, составлявших ядро "Ватры". 

"Лично была свидетелем, когда в перерыве на кофе в отеле "Жорж" Олег Куля (О.Кульчицкий) подал заявление на имя руководителя "Ватры" с просьбой уволить его по собственному желанию. Игорь трижды не подписывал его заявление", — рассказывает Ярына Кубай. Тогда Игорю было чрезвычайно тяжело.

"Игорь был очень дружелюбным человеком, — продолжает Ярына. — Он мог обнять своей добротой весь мир. Никогда не считал деньги, светился доброжелательностью. Ему не к кому было прижаться, и вроде тьма упала на него". 

Но на этом потери не закончились. После сложной операции в июле 1990 г. внезапно умирает самый дорогой ему человек — отец, а через несколько дней от Игоря уходит его Оксана... 

Львовский фотограф Владимир Дубас: "Игорь любил свою Оксанку. У него было два периода жизни: до и после развода. Оксана даже сама не знает, как он ее любил. Он не мог представить себя без нее. Они были вместе с 15 лет, когда учились в музыкальном училище". 

"Тогда Игорь очень углубился в себя. Следствием этих переживаний стала его "Пісня від Бога". Тогда уже некому было петь его песни. И Игорь начал петь сам. Голос у него был не вокальным. Он пел скорее душой, чем голосом. Но ему не хватило сил, физического здоровья. Ему не хватило поддержки", — считает Ярына Кубай. 

По ее словам, когда Игорь был юношей, ему были присущи все черты, свойственные молодому человеку. Он был очень одержимым, очень амбициозным и бескомпромиссным. Эдакий оторванный мальчишка, "сорвиголова". Он никогда не поддавался ни на какую синтетичность. Это теперь отношения — через телефон, Интернет, песня тоже синтетическая. Билозир являлся сторонником "натурального продукта". Никогда не фальшивил. Ни перед собой, ни перед другими. Думаю, он ушел в другой мир с примирением. Не оставил зерна неправды, он искупил все. Даже через форму смерти. Но все это очень несправедливо.

На июнь 2000 г. в Киеве по случаю празднования 20-летнего юбилея львовского ансамбля "Ватра" был запланирован большой концерт. Однако так случилось, что вместо столичного юбилейного концерта во Львове состоялся концерт-реквием "Ватры" на 40 дней памяти ее многолетнего руководителя Игоря Билозира. 

***

…В тот трагический майский вечер Игорь вместе с друзьями праздновали день рождения своей знакомой. Зашли в кофейню на проспекте Шевченко. Кроме них, там было еще несколько человек, которые слушали музыку. Друзья Игоря запели его песню, что не понравилось присутствующим. "Это же песня народного артиста Игоря Билозира", — сказал один из друзей композитора. Возник спор, вследствие которого Игоря ударили. Чтобы уладить спор, Игорь подошел к одному из неприятелей, подал ему руку и сказал: "Ты еще молодой, я тебя прощаю". В ответ — мат. 

Но этим не закончилось. 

Когда Игорь с коллегой возвращался домой, их догнали (по иронии судьбы, как раз напротив областной прокуратуры) и начали бить... Били кулаками, ногами.

— Это произошло вечером 8 мая 2000 г. На следующий день мы должны были с ним встретиться, — рассказывает руководитель ансамбля "Ватра" Андрей Кучерепа. — Утром мы часто созванивались. Для такого случая у Игоря были любимые слова: "Годі спати, час вставати, сонце вже зійшло". 9 мая звоню, чтобы услышать обычное. Набираю номер раз, второй, третий... Никто не отвечает. Может, думаю, куда-то ушел на кофе. Пошел к нему домой. Дверь была заперта. На душе почему-то стало жутко. Никто из знакомых ничего не мог сказать. А Оля, жена Игоря, была у родителей в селе. 

Вечером того же дня мы с женой вышли на улицу. Вдруг возле нас остановилось такси, и Оля прокричала, что Игорь в больнице. Когда прибыли туда, увидели, что он в тяжелом состоянии. Но оставалась надежда. Потом — кома. 

Побои были настолько сильными, что нейрохирурги из Киева назвали их несовместимыми с жизнью. А за окном буйствовала зеленью листва, и играло весеннее солнце. 

В его отчем доме в Радехове отцветал посаженный Игорем сад. В больнице Игорь попросил жену принести ему сценический костюм. Наверное бредил.... 

Через несколько дней, 28 мая, его сердце остановилось. 

…Пока была жива мама Игоря Билозира, она хотела видеть памятник с изображением сына. А когда ее не стало, памятник сделали в виде ангела. 

Как считает писатель Роман Лубкивский, во Львове его... забыли. Сразу после смерти композитора звучали обещания, что с проспекта Шевченко уберут заведение, где разыгралась трагедия. Но так и не убрали. На том месте должен был стоять памятник Билозиру. Но... 

Будут ли помнить Билозира потомки? Даже если и забудут — то песня напомнит... 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 6
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно