Режиссер-документалист Антон Каттин: «На съемках у Германа я чувствовал себя как Штирлиц» - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

Режиссер-документалист Антон Каттин: «На съемках у Германа я чувствовал себя как Штирлиц»

21 марта, 2008, 14:33 Распечатать

В Украине стартует V Международный фестиваль документальных фильмов по правам человека Docudays.ua. Фильм «Мать», открывший этот форум, — довольно нашумевшая работа режиссера-документалиста Антона Каттина...

В Украине стартует V Международный фестиваль документальных фильмов по правам человека Docudays.ua. Фильм «Мать», открывший этот форум, — довольно нашумевшая работа режиссера-документалиста Антона Каттина. Картина была признана лучшей в конкурсе «Кино без кинопленки» на фестивале «Киншок» в 2007-м и награждена призом кинопрессы. «Мать» стала фаворитом фестиваля документального кино в Екатеринбурге (Гран-при). История самого постановщика — тоже повод снять какой-нибудь документальный фильм о нем же… В свое время он приехал в Россию из Швейцарии (там он был Антуан Каттэн). У себя на родине Антон-Антуан работал кинокритиком, редактором журнала «За кадром». А на постсоветском пространстве «обрусел», несколько изменил фамилию. И увлекся документальным кино.

«С Алексеем Германом мы проработали шесть лет»

— Антон, какие обстоятельства все-таки забросили вас на бескрайнее постсоветское пространство? Неужели неуютно было работать дома, в Швейцарии?

— Во время учебы на гуманитарном факультете в Лозаннском университете нужно было выбрать три предмета. Я решил изучать общую историю, историю и эстетику кино, а из языков взял русский. Когда дело дошло до дипломного проекта, решил скрестить свои знания и написать об истории советского кино. Под этот проект я получил двойную стипендию, чтобы целый год учиться в Санкт-Петербурге. Потом решил вернуться в Швейцарию с чемоданом кассет и ксерокопий из библиотек, практически неподъемным. Через несколько лет, в 2002-м, появилась возможность уехать в Россию по государственному гранту. У меня не было конкретного плана по поводу того, что я буду делать. Но по приезде жизнь в Питере меня так затянула, что в Швейцарию я наведывался лишь на каникулы. Я хорошо овладел русским, позже «обогатил» речь матом — при общении с киношниками и на съемках нашего последнего документального фильма «Мать».

— Чем вы занимались на первых порах в Петербурге?

— Я знал, что на «Ленфильме» снимает Алексей Герман. Я познакомился с Алексеем в 1998 году на «Осеннем фестивале» в Париже. Тогда он представлял ретроспективу своих картин. Я взял у Германа интервью для журнала. Приехав в Питер, пошел к нему на «Ленфильм», он меня узнал или сделал вид, что узнал. Я попросился что-то делать на его съемках. Но он отказал, мол, извини, милый, у меня и студентов хватает. Зато позволил приходить и наблюдать. Не думая долго, я решил достать камеру и все это снимать. Затем сделал маленький ролик, в надежде получить под будущий фильм финансирование на Западе. Это оказалось мучительно сложно. Питчинги и форумы, где представлялся проект, показали, что на Западе это никому не нужно. Во-первых, потому, что Герман неизвестен в широких зрительских кругах. Он популярен среди серьезных любителей кино, ведь его фильмы — элитные. Во-вторых, западные копродюсеры сразу видят заезженный слот: кино про кино. Этого полно. Но я не сдаюсь.

— А вы пробовали попросить финансирование у Национального комитета по кинематографии РФ, у телеканала «Культура»? Они, конечно же, захотят свой продукт, но ведь вы можете сделать авторскую версию.

— Конечно, это могло быть вариантом. Но к Герману приезжало немало телевизионщиков, которые быстро делали о нем поверхностные фильмы. А мне он доверял как никому. Это сложный момент. Я был как Штирлиц на площадке, делал, что хотел. Несколько раз он меня даже послал. И в фильме будет мат, только это будет не героиня фильма «Мать» Люба из деревни, а Алексей Герман на съемочной площадке.

— А Герман проявляет интерес к картине о себе?

— Не особо. Он занят собственным фильмом, который уже наполовину смонтирован. Мне еще не совсем понятно, какой будет моя документальная картина, возможно, короткий метр на 26 минут. Если учитывать, что «Мать» мы снимали три года и материал затянул на 180 часов, то с Германом мы снимали шесть лет, а получили всего 60 часов, причем довольно однообразных. Параллельно я ездил на съемки других фильмов. А последний год я практически не появлялся у Германа.

«Герои фильмов находились сами»

— В ваших фильмах (совместно с Павлом Костомаровым) вы пользуетесь методом наблюдения, жизнь течет как течет. Пытаетесь ли искать другие методы… обратиться, допустим, к провокации?

— Наблюдение — основной метод. Хотя мы поняли, что это тупик. Нам самим очень интересно экспериментировать. Сейчас мы в поиске.

— А никогда не думали о том, чтобы перейти к игровым фильмам?

— Пока что чувствуем себя неготовыми. Да и нет ярких идей, которые хотелось бы воплотить.

— Как вы находите своих героев и понимаете, что вот это уже история, которая тянет на целый документальный фильм?

— В основном случайно. Мы не ходили на охоту — вот, хочется найти многодетную супербабу для фильма «Мать». Или найти чеченца, который живет в русском селе, как в нашем фильме «Мирная жизнь». Эти герои встречались нам сами. Как-то мы работали на съемках фильма «Портрет» известного документалиста Сергея Лозницы. Картину снимал Паша Костомаров как оператор. Идея в том, что разные люди, персонажи смотрят в объектив камеры, передавая собой состояние современной России. Фильм открывал чеченец Султан. Мы пообщались до и после съемок, а пару лет спустя поехали на поиски Султана в русскую деревню. И оказалось, что мирная жизнь в России тяжелее и непонятнее кавказцам, чем в Чечне. Поэтому главный герой возвращается к себе на родину.

— Вы с Павлом Костомаровым во всех фильмах значитесь как режиссеры. Как вы разделяете работу на площадке?

— Мы все делаем вместе: ведем кинонаблюдение, думаем, обсуждаем, монтируем, вот и решили, что будет без разделения. Когда мы находимся в одном помещении и снимаем, то знаками показываем друг другу: у меня общий, а у меня крупный план, чтобы два раза одно и то же не снимать. Искать другую точку, не попадая друг к другу в кадр. Если видно, что один лишний, то второй идет в другую комнату. И еще момент — неправильный, но он спас нас при съемках «Матери». Если кто-то не может поехать на съемку, то другой едет один. Мы делали так три раза. В результате свадьба дочери героини фильма «Мать» снята без меня. Зато на мою долю выпали съемки УЗИ, роддом и закрытие колхоза (последний эпизод не вошел в фильм). Одному было очень тяжело. Ведь вдвоем можно технику наладить, звук поправить, да и просто психологически чувствуешь себя комфортнее.

«Правду жизни нельзя причесывать»

— Антон, у вас вид «иностранного интеллигента». Как вы работали над имиджем, чтобы освоиться в среде русской глубинки?

— Просто поработал над собой! От моего городского стиля одежды остались только очки. Мне даже стыдно, кажется, что я был хуже одет, чем наши герои фильма «Мать». Они даже не поняли, что я иностранец. В любом случае мы с Павлом были как инопланетяне с камерой. Герои нас полюбили, каждый раз встречают как родственников, которые на дачу приехали отдохнуть. Наверняка у них есть и материальный интерес. Мы на съемки привозили огромные пакеты с едой. Но в семье, где девять детей, за два дня ничего не оставалось. Это всегда праздник такой. Дети просто прыгают на пакеты... Если бы про Любу делали фильм журналисты, то все бы выглядело безнадежно, чернушно. Ведь у телевидения всегда проблемы с подходом и любовью к героям. Нам жаль, что мы, по большому счету, не помогли героине. Страшно думать, что когда Люба уйдет из жизни, а она ведь больна и это может случиться очень скоро, тогда ее дети попадут в детдом.

— А как вы считаете, где заканчивается профессия и начинается человек? Когда наступает момент, что документалисту нужно вмешаться? В фильме «Мирная жизнь» чеченец пытается покончить жизнь самоубийством, и вы это снимали…

— Безусловно, грань горячих моментов, которые происходят перед камерой, для каждого человека разная. Бывает, просто не улавливаешь, когда что- то происходит неправильное. В случае эпизода самоубийства это было ночью, мы лежали по своим кроватям. Павел установил камеру себе на живот и таким образом «подглядывал» за шорохом в предбаннике. Мы совершенно не видели, что происходило. Если бы наш герой убил себя и мы это снимали, тогда этого не показали бы в фильме. Но если бы мы явно услышали и поняли, что происходит, то обязательно вмешались бы. Но так произошло, что ситуация решилась сама собой и никто не пострадал.

Нас часто спрашивают, почему в финале «Матери» мы не помогли тащить сумки героине Любе, которая гналась по вокзалу за сыном, как ей показалось. Или почему мы не отняли сигарету у маленького ребенка Саши, которого учит курить сослуживица его матери.

Но ведь это правда жизни. Мы не имеем права ее причесывать. Как еще показать, что жизнь этих людей трагична? Мы снимаем «прозрачной» камерой: повествование идет само по себе. И в возникающем чувстве отстраненности — философия.

— Документально кино — искусство элитарное. Возможно ли сегодня заработать себе на жизнь, занимаясь исключительно документалистикой?

— Сейчас я практически больше ничем и не занимаюсь. Немного пишу в киножурнал «За кадром», который создал в Швейцарии. А так, живем из призовых денег, частично продолжаем на них снимать. Конечно же мы посещаем документальные форумы, питчингуемся. Даже разработали схему, по которой легче заинтересовать копродюсеров. Сначала максимально снимаем героев, подробно описываем их, каждого на страниц 20, а потом делаем презентацию на несколько минут. Так нам удалось найти 200 тыс. евро на фильм «Мать». Но растянув эти деньги на три года работы, оказалось, что это довольно скромная сумма. Если мне понадобятся деньги, я представляю себе заработок совсем в другой области. Знаю точно, что не пойду на телевидение. Думаю, мне будет тяжело работать на кого-то. Я — человек избалованный, всегда делал, что хотел.

Из досье «ЗН»

Антуан Каттэн (Антон Каттин) родился в 1975 году в Швейцарии. В 2001 окончил Лозаннский университет (исторический, киноведческий и славянский факультеты). В 2005-м учился в Discovery Campus. Автор идеи и редактор киножурнала «За кадром» (Hors-Camp). В России работал ассистентом режиссера Сергея Лозницы. Как режиссер дебютировал в 2003-м. Eго фильмы, снятые совместно с Павлом Костомаровым, получили множество призов различных кинофестивалей. Живет в Санкт-Петербурге.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно