Реконструкция украинской оперы. О «большом стиле» и не меньших проблемах - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

Реконструкция украинской оперы. О «большом стиле» и не меньших проблемах

6 июня, 2008, 13:08 Распечатать

Украинская новая опера постепенно пускает корни на сценах Украины наряду со стандартным итальянским репертуаром...

Украинская новая опера постепенно пускает корни на сценах Украины наряду со стандартным итальянским репертуаром. Это обнадеживает, но без талантливых, профессиональных, а не доморощенных режиссеров мы далеко не пойдем. Это проблема номер один для отечественных оперных театров. Хотя они этого, похоже, и не осознают.

Поводом для написания этой статьи послужила премьера недавно написанной оперы Виталия Кирейко «Боярыня» по драматической поэме Леси Украинки. Поставили ее пока что в концертном исполнении в Национальной опере Украины, но с хорошей режиссурой она имеет шанс стать приличным спектаклем «большого стиля» для почитателей оперного (именно оперного, а не музыкального) жанра. Она ярко национальная, созданная последователем школы Лысенко. Текст насыщен патриотико-нравственной тематикой, которая очень подходит к сегодняшним реалиям Украины (прежде всего, к «патриотической диаспоре», которая не спешит работать над развитием Украины в Украине, а сидит себе где-то там — как у Бога за пазухой).

«Боярыня» состоит из двух актов. Продолжая поэтический текст Леси и приспосабливая его к требованиям оперы, либретто первого акта написал Василий Туркевич, усиливая национальный колорит произведения.

Второй акт — это уже текст Леси Украинки. Певческий состав оперы был в тот вечер чрезвычайно слабый, за исключением второстепенных ролей — Дмитрия Гришина в роли Ивана и оперного долгожителя Николая Коваля в роли Гостя, чей мощный голос и профессионализм затмили других певцов. А непритязательная публика, по обыкновению, аплодировала самым плохим. Удивительно: на разных международных прослушиваниях выступает немало украинских исполнителей с прекрасными голосами — почему же оперный театр их не берет, а поют эти надоевшие всем «изношенные» голоса? Разве это полезно для театра?

К тому же никакой режиссуры концертного исполнения оперы не было и видно. Между тем Гамкало фигурировал в программке. Во втором акте три дамы стояли на сцене, но две из них не знали, что делать со своими руками и наконец сложили их на груди, как на базаре. Это, наверное, привычка с «Наталки Полтавки»?

Трудно сказать, какой будет «Боярыня» в оперном исполнении. Ведь в ней мало театральности, мало движения. Драма и боль приглушены. Опера очень лирическая. Но настоящий театр должен создать именно режиссер, а это требует незаурядного мастерства, иначе будет еще один «Моисей».

Вспоминая украинские оперы, которые сейчас исполняются, попадаем на, без сомнения, наиболее успешное украинское произведение — «Богдан Хмельницкий». Не так давно, после десяти лет стараний, мечта главного дирижера Донецкого оперного театра Василия Василенко сбылась, и премьерная постановка оперы Константина Данькевича «Богдан Хмельницкий» в Донецком оперном театре привлекла внимание. Сюжет и музыка, первоклассный состав солистов и профессиональная режиссура Василия Вовкуна создали действительно роскошную украинскую оперу. Между тем именно сюжет должен был претерпеть серьезные изменения с учетом времени его написания — 1951 год.

Василий Туркевич создал осовремененную патриотическую концепцию в сотрудничестве с композитором Евгением Станковичем, который также внес свои изменения. Кроме Донецка, опера была показана в Киеве и Львове.

В 2005-м появился «Моисей» Мирослава Скорика во Львовском оперном театре, который также был с успехом показан в Киеве. Интересно, что композитор, и ныне выступающий со своими джазовыми пьесами для фортепиано с оркестром и сам их мастерски исполняющий на фортепиано, с большим энтузиазмом взялся за написание такого аскетичного произведения, как «Моисей».

Короткий перечень украинских опер, исполняемых сегодня, завершают еще три. В 2006 году в Национальной опере Украины был поставлен «Ярослав Мудрый» Георгия Майбороды по драматической поэме Ивана Кочерги. Опера была написана и поставлена еще в 1975-м и продержалась в репертуаре театра десять лет, а сейчас она снова в репертуаре нынешнего сезона. Это произведение имеет все данные, чтобы стать одной из лучших украинских опер, а также и успешной мировой — ведь исповедует универсальные ценности. Ей присущи все драматические элементы классической итальянской оперы — измена, смерть, любовь, мщение, рыцарство, события на самых высоких ступенях государства и внутренний конфликт героя, а ее действие довольно динамично. Опера могла бы стать «репертуарной звездой», если бы не слабая режиссура. Прежде всего речь идет о финале. Либретто отмечает:

«Картина седьмая. В трудном бою войско князя Ярослава одержало решающую победу над печенегами».

«Картина восьмая. Народ радостно встречает Ярослава Мудрого».

Остается последняя сцена — победная, радостная — праздник. Чего можно было ожидать? Танцев, пения — банкета. Это «бал» для каждого режиссера. Итак, видим — открывается занавес, а перед нами холодная, серая, монолитная масса «народа», одетая в одинаковую никакую серую одежду, которая мертво, неподвижно отпевает положенный материал без малейшего выражения счастья на лицах, без единого жеста. Одним словом, будто масса, высеченная из камня. Между тем в тексте князь Ярослав не раз приглашает всех на банкет — это же праздник — однако никакого праздника нет. После боя с печенегами такая двухминутная картинка, где народ «приветствует» своего князя, шокирует своей убогостью и неожиданностью — просто нельзя поверить, что опера закончилась, — а именно финал в большой степени определяет успех оперы. Хотелось видеть князя с надлежащим кортежем, хор бояр, а не нищих. Должно было состояться хотя бы какое-то празднование. В памяти должен был остаться мощный князь во всей своей славе. Без свиты бояр, в окружении народа, который мертво, почти враждебно, без экспрессии якобы приветствует его, — великий и мудрый князь унижен... Такую трактовку события можно воспринять в определенной мере как саботаж.

Странно, но режиссер Анатолий Соловьяненко в одном из интервью сказал, что «обратился к этому произведению из-за богатых его сценических возможностей». А вот кульминации оперы вроде и не заметил. Считаю, что целесообразно было бы доработать именно финальную сцену. Сколько у нас героических опер, которыми можно гордиться?

Завершают перечень традиционно самые популярные украинские шедевры — «Тарас Бульба» Николая Лысенко и «Запорожец за Дунаем» Семена Гулака-Артемовского.

«Запорожец» всегда есть в репертуаре Национальной оперы. Но лучше бы его не исполнять. Спектакль архаично поставлен Дмитрием Гнатюком (наверное, еще во времена УССР?), декорации бедные, неуместные, а певческий состав «четверостепенный». А самое плохое то, что иностранцы приезжают на эту оперу как на лучшую украинскую национальную оперу целыми автобусами и ничего не понимают пока на сцене не загремят танцоры (и не тихим балетным шагом, а в сапогах, со страшным топотом и свистом). Вот вам и Украина! В программке для иностранцев (и для наших тоже) не указано, когда это произведение написано, а это существенно — 1862-й! Вообще для иностранцев нужно готовить отдельный текст, поясняя обстоятельства, отображенные в опере.

Следовательно, на этот момент в обороте находится шесть украинских опер — две новые, две восстановленные и две уже «классики».

Совсем недавно на ток-шоу «Великие украинцы» среди кандидатов был и Николай Лысенко, которого представили как «отца украинской оперы и оперетты». Но что случилось с операми Дмитрия Бортнянского и Максима Березовского, созданными на сто лет раньше? Почему редакторы программы этого не знают?

Так вот, господа редакторы «Великих украинцев»... Находясь в Италии, Бортнянский написал три опе­ры, где они и были поставлены: в 1776 году — «Креонт» в Ве­неции в театре Сан-Бенедетто, в 1778-м — «Алкид» в Венеции в театре Сан-Самуэль (партитура хранится в Британском музее в Лондоне) и в 1779-м — в Модене «Квинт Фабий». А потом, работая капельмейстером, написал еще три оперы на французские тексты.

Оперу Максима Березовского «Демофонт» поставили в театре Сан-Себастьяно в 1773 году (Италия, Ливорно) и потом еще во Флоренции, когда он был членом Болонской филармонической академии (вместе с В.А.Моцартом).

Опера как таковая не отстает от мировых технологических достижений. Сегодня можно пойти в кинотеатр на определенное время, услышать и увидеть симулькаст (прямую трансляцию) оперы, которая в данный момент проходит в Метрополитен-опера в Нью-Йорке. Два года назад руководство оперы начало продавать эти симулькасты кинотеатрам в Америке, и эксперимент оказался очень успешным. Люди заблаговременно выкупают билеты по 18 долл. в кинотеатры так, как в оперу. Этот успех разнесся уже по всему миру, и Метрополитен-опера продает прямые трансляции разным странам Европы и Азии.

Не присоединиться ли нам к этому миру, который слушает и смотрит Метрополитен-опера вживую? В Нью-Йорке по субботам это в 13.30 — у нас это было бы в 20.30. Идеально! Наконец-то все в Украине имели бы возможность услышать, как звучит настоящая опера, посмотреть настоящую режиссуру и наслаждаться искусством на надлежащем уровне. Особенно это важно для наших певцов. Мы продолжаем вянуть в советской системе обучения вокалу — а она в мире не пригодна. О режиссуре и говорить не приходится — ее у нас вообще нет. Когда прослушивала певцов для конкурса Би-би-си «Певец мира» в Кардифе сердце кровью обливалось — сколько у нас замечательных голосов, а петь им негде. Наши оперные театры держат этих певцов десятками лет — а в мире практикуется ротация.

Нам было бы полезно услышать и посмотреть вживую, что происходит в оперном мире, чтобы научиться и требовать чего-то лучшего от наших оперных театров. Они же застряли в ХІХ веке, а их директора не думают над тем, как сделать оперу популярной. Во-первых, весь мир ходит в оперу на любимых певцов, любит своих звезд, и о них пишут как о звездах, а у нас певцы являются только второстепенными исполнителями, они почти скрыты — под твердой рукой управленцев.

Большой экран на Майдане Незалежности аж просится показать оперу! А как престижно было бы показать спектакли Метрополитен-опера в наших элитных кинотеатрах! Это замечательный проект для наших крупных бизнес-компаний — прямая трансляция оперы, скажем, на Майдане, в кинотеатрах и на радио. Вот тогда мы действительно приблизились бы к Европе, не столько через сам акт трансляций, сколько через понимание и приближение себя к уровню, которого нам пока что не хватает.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно