РЕАБИЛИТИРОВАННЫЕ КНИГИ

27 декабря, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №52, 27 декабря-3 января

Варвара Чередниченко... Кто она, Варвара Чередниченко? Писательница? Автор исторических романов, художественно-биографических повестей, рассказов, новелл, очерков...

Варвара Чередниченко...

Кто она, Варвара Чередниченко? Писательница? Автор исторических романов, художественно-биографических повестей, рассказов, новелл, очерков. Педагог? Зачинатель новой украинской литературы для детей. Переводчик? С осетинского, грузинского, русского языков. Разные люди могли бы говорить о ней по-разному, но всегда - с уважением к каждой стороне многогранной деятельности одаренного человека. Могли бы, но скорее всего не скажут ничего. Даже филологи сейчас зачастую не вспомнят имени довольно популярной в 20-30-е годы писательницы, не назовут ее произведений, в большинстве своем затерянных в периодике. Последняя тоненькая ее книжечка при жизни вышла в 1931 году. Через сорок лет - в 1971-м - объемный том «Избранные произведения». Интересные, глубокие, свидетельствующие о замечательном художественном даре и неординарной личности автора.

Она не была репрессирована. Ее просто замолчали, призабыли. Репрессированы были ее книги. Знакомлюсь с ними - тоненькими, изданными на грубой, пожелтевшей газетной бумаге, в мягких обложках, пострадавших «в ссылке» от сырости и просто неухоженности, перевязанными бечевкой - чтобы не рассыпались странички... Знакомлюсь в зале «Р.Л.» - реабилитированной литературы. Есть и такой теперь в ЦНБ имени В.И.Вернадского.

Какие же они разные, эти издания 20-х годов. От первых книжечек молодой писательницы для дошкольников до серьезных, объемных и глубоких произведений художественно-биографической прозы. В коротком библиографическом перечне ее публикаций обозначено почти все, изданное в Украине. «Всего работ пера В.Чередниченко, - добавлено, - напечатанных ею на украинском, русском и осетинском языках в периодической печати и отдельными изданиями больше 200 (двухсот) за годы 1912-1948». И скорбно дописано уже ее рукой: «Полную библиографию из-за болезни представить не могу».

Печататься начала в шестнадцать лет. «1912 год, - написала позже в автобиографии, - был первым годом моей самостоятельной жизни. Я выдержала экстерном экзамены за среднюю школу, начала учительствовать в воскресной школе для работниц и напечатала в украинском журнале «Дніпрові хвилі» первый рассказ». Журнал издавался в Екатеринославе.

Родилась будущая писательница в Киеве 4 (16) декабря 1896 года в семье рабочего-революционера, вынужденного в поисках заработка переехать сначала в Екатеринослав, потом - после событий 1905-го - в Москву. А дочка, мечтавшая продолжить образование, уезжает в Киев. Зарабатывая на жизнь службой в хозяйственной конторе Александровской больницы, в 1913 году становится студенткой Фребелевского института - женского педагогического учебного заведения. Вот откуда «Дзелень-бом!» - самая первая книжечка для дошкольников, изданная на украинском языке, памятная многим поколениям. Переиздавалась шесть раз. В бурные годы гражданской войны зачастую была книгой для чтения - читанкой - в младших классах. Она гордилась ею, неизменно открывавшей библиографию писательницы. Гордилась и первой теоретической брошюрой, решающей проблемы воспитания дошкольников, - «Захисток для селянських дiток улiтку» и еще методической разработкой «Дитяча хата». Даже не верится, что на тоненьких этих книжицах значатся даты 1917, 1919, 1921 годы.

Семнадцатый - бурный и мятежный - застал выпускницу педагогического института в Полтаве, где она активно работала в Педагогическом бюро губернского земства, в газете и в местном издательстве. В 1918-м стала редактором революционной газеты «Вiльний голос». И дважды только чудо отводило от ее головы смертный приговор. От кайзеровского военно-полевого суда -внезапно вошедшие в город части Красной Армии, от пули в затылок деникинской контрразведки - заступничество В.Г.Короленко, обивавшего пороги временных властей, спасая ни в чем не повинных людей, попавших в тюремные застенки. А год 1919-й стал одним из самых памятных в жизни. Юная писательница и педагог, ответственный работник Полтавского губнаробраза представляла Украину на Первом Всероссийском съезде по делам дошкольного воспитания детей.

«До 1923 года административная служба в Наробразе Полтавы, Наркомпросе в Харькове и Госиздате Украины, соединенная с лекциями по соцвосу (социалистическому воспитанию. - Эл.Б.) в ИНО и педтехникуме очень мало оставляли времени для творчества, - напишет Варвара Ивановна, вспоминая то время. - В этом, 1923-м, я опасно заболела (перитонит с осложнениями после перенесенной операции аппендицита. - Эл.Б.). Моя научная и административная деятельность прекратились, и я вернулась к литературному творчеству. Несколько лет писала лежа в постели». Так были созданы пьеса «Артистка без роли» (1923), «Тетрадь Софии Сояшник за 1905 год», «Женские рассказы» (1925) и множество детских оригинальных и переводных рассказов, сказок, пьес, очерки, статьи, «агитрассказы» для журналов и газет.

В автобиографии, написанной в 1944-м, Варвара Чередниченко скромно промолчала о первых, интереснейших годах своего вхождения в большую украинскую литературу, активнейшее участие в бурном литературном процессе. Сколько литературных объединений тогда рождалось и умирало! Зачастую враждующих не только с установившимся строем, но и друг с другом. Она выбрала «Плуг», членом которого стала с первого года его основания - в 1922-м. В журнале «Червоний шлях» в 1926 году печатается ее роман «За плугом». Оказалось, однако, что художественная концепция развития жизни в до- и послереволюционном селе, предложенная писательницей, казалось бы, безупречного социального происхождения, идеологически подкованной и выдержанной, не совпадает «с официальной линией». Она не раз потом пыталась «подготовить» роман к изданию отдельной книгой - тщетно. Он так и остался на страницах репрессированного, попавшего в «спецхраны» журнала. В силу своей биографии, она не сразу разобралась в сложных идеологических течениях событий. Искренне хотела быть честной. Друзья отца - революционеры, напишет она в одной из справок, руководили моим образованием, находили бесплатных учителей. Но был и Фребелевский институт, были дети, с которыми приходилось работать на селе. Она - украинка по крови, по духу пыталась как-то преодолеть убогость окружающего мира, привить им лучшее из достижений цивилизации. И правдиво писать о селе. Трудно было уцелеть, так же трудно печататься при таком раскладе событий, даже уходя в свою «первую любовь» - детскую литературу. В период 1925 - 1928 гг. в Украине вышли ее лучшие книжки для пионеров-подростков «Веселая компания», «Софья Перовская» и др.

Может, ее отъезд на Кавказ в 1928 году - Варвара Чередниченко вышла замуж за писателя-осетина Чермена Бегизова - и помог ей уцелеть в пору массовых репрессий в Украине, выкосивших многих ее добрых коллег. Но от остракизма в 30-е годы это не спасло. Писательское объединение «Плуг», его общая линия были объявлены неправильными, враждебными, а само объединение - местом, «где подвизались замаскировавшиеся националисты».

Она быстро адаптировалась на новой земле. Изучила языки - осетинский, а затем и грузинский. Начав с детских книжек, уже через год-другой активно участвует в литературной жизни Грузии, переводя на украинский и древние легенды Кавказа, и произведения из текущей жизни своих новых коллег. Вскоре в Украине вышла книжка «Осетинские рассказы» с предисловием-очерком В.Чередниченко «Современная Осетия». Делегатом на I Всесоюзный съезд советских писателей она была послана от Грузии.

Одним из лучших в творчестве украинской писательницы стал сборник «Жужiль». Он вышел в Харькове уже после ее отъезда на Кавказ и объединил четыре новеллы. По сути, это не новеллы - два рассказа и две повести. Совершенно разные и по жанрам, и по манере написания, и по содержанию. Фрагмент «Из недописанного романа» действительно похож на модные тогда производственные эпопеи; с элементами детектива - «На операционном столе»; эротический роман, как бы мы сказали сейчас, напоминает маленькая повесть «Евпатория»; четвертая, собственно новелла «Пат и Паташон» - быль о курортной встрече зятя пролетарского происхождения с тещей - бывшей «княгиней» в замужестве. Я, признаюсь, прочитала на одном дыхании. Они интересны для современного читателя. Сколько колоритных образов, метких, точных наблюдений, писательских раздумий! «...В первом тысячелетии Русь имела Владимира, который насильно сделал ее христианской страной, а второе тысячелетие подарило ей другого Владимира. Он насильно сделал ее коммунистической...»

Это было последнее ее произведение, вышедшее отдельной книжкой.

Спустя пять лет, уже в Осетии, она напишет свой тонкий, лиричный и достоверный документальный рассказ об Архипе Тесленко, творчество и жизнь которого знала досконально. Еще в Полтаве в годы гражданской войны готовила к печати его четырехтомник. Вот так и ушла она в художественно-биографическую прозу. В периодике и раньше выходили очерки и статьи о Тарасе Шевченко и Лесе Украинке, Иване Манжуре и Михаиле Максимовиче, Ольге Кобылянской, Наталии Кобринской, Иване Мартосе, Дмитрии Яворницком и др. Через сорок лет в уже упомянутом однотомнике были собраны ее лучшие произведения этого жанра. «Последний листок» - о Тесленко, «История одного стихотворения» - о Лермонтове, повести в «Картезианском монастыре» - о Жорж Санд и Шопене, «Под одним плащом» - о Пушкине и Мицкевиче. Написаны последние были уже на родине, куда вернулась в 1938 году после неудачного, как оказалось, замужества. И, наверное, после того, как миновал страшный 1937-й.

Второй раз Варвара Чередниченко возвратилась в Украину, в Киев, из эвакуации в сорок четвертом. В войну работала статистиком в госпитале, в Украинском радиокомитете в Саратове. В Институте литературы имени Т.Г.Шевченко НАН Украины хранятся ее дневники. Там много любопытных, откровенных и, зачастую, просто сжимающих сердце записей. В апреле сорок первого, например, исполненные боли слова: «Борьба за существование съела мой талант. Я халтурила, чтобы с голоду не умереть, ибо служить в должности из-за здоровья своего не могла».

...Нет, не халтурила она. Писала искренне, с полной отдачей, сжигая себя, вкладывая в каждую строчку свою живую душу. Таким, казалось ей, был и рассказ «Я счастливая Валентина», напечатанный во втором номере журнала «Вiтчизна» за 1946 год. Критиковать начали незамедлительно. За хуторянство и «козацьку романтику». Не оставляли в покое еще и в сорок восьмом. Но сил уже было маловато. Так и не оправилась от «товариської критики».

Умерла Варвара Чередниченко в апреле 1949-го, оставив обширный фонд рукописных материалов - наброски, фрагменты, разработки и варианты романов. С романами ей не везло. В рукописи остались и неоднократно переделанные «Паны и полупанки», и написанный в эвакуации роман о жизни тыла, и осетинский исторический - «Деревянная голова».

В архиве Союза писателей Украины сохранилось небольшое - на 17 страничках - послевоенное «Личное дело» Варвары Чередниченко. Последние две строчки автобиографии: «В 1944 г. я работала над романом о Семене Палие «Фастов». И сейчас - над романом «Молодость Григория Сковороды». Из рукописи о Сковороде сохранились лишь фрагменты. «Фастову» повезло больше. Писательница успела закончить первую часть, и она увидела свет в уже названном однотомнике в 1971 году. Написанный в военные и первые послевоенные годы, когда так трудно было писать об украинской истории, роман и сейчас интересен и актуален.

За пятьдесят прошедших лет - одно издание. Двести названий в библиографическом списке. Двадцать-тридцать небольших реабилитированных книг в публичке... И неухоженная могила на Байковом кладбище.

Как же тернисты и трудны тропы к читательскому сердцу...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно