Пролетая над гнездом утюга

4 февраля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 4 февраля-11 февраля

Все нынешние сокровища искусства три-четыре века назад были банальными предметами повседневного быта...

Все нынешние сокровища искусства три-четыре века назад были банальными предметами повседневного быта. Я часто спрашиваю себя, действительно ли красивы старинные суповые тарелки, пивные кружки и щипцы для снятия нагара со свечей, или только ореол давности придает им красоту в наших глазах.

Джером К. Джером.
«Трое в лодке, не считая собаки»

Неумолимый прогресс науки и технологии за последние столетия уничтожил сотни уникальных профессий и пустил с сумой по миру тысячи ремесленников. Кто теперь может своими руками без конструкторских бюро и компьютеров собрать стоящий pеrpetuum mobile, выковать узорчатые стрелонепробиваемые рыцарские доспехи или сделать хотя бы хорошее колесо к чумацкой телеге. Лишь племя художников упорно полагается на собственные руки и вкус. И победный марш унификации и стандартизации только побуждает их активнее месить глину или выстраивать гармонию мазков.

На выставке Леонида Берната «Сорок три», открывшейся в галерее «Арт-блюз», посетителей встречает целая шеренга старинных утюгов, которые когда-то согревали свою чугунную душу настоящими угольками, а теперь, пав жертвой всемирной электрификации, мало-помалу переходят из категории лома в касту антиквариата. На стене рядом с утюгами их портреты, или, вернее, целые жанровые полотна, изображающие полет этих объектов над городом. Автор с гордостью указывает на натуру и ее живописное воплощение. Полагаю, утюги тоже довольны работой художника. Так и хочется обратиться к ним, перефразируя Николая Гоголя: «Куда летишь, птица-утюг? Дай ответ. Не дает ответа...» Впрочем, на выставке много и других работ, выполненных в древней технике левкаса, часто объединенной с не менее вековой резьбой по дереву. Очень интересная композиция, почти диорама, «Иван Федорович Ной». Конечно, там присутствует и библейский персонаж, и «каждой твари по паре». Но почему Иван Федорович? Надо полистать Старый Завет. Какими были имя и отчество Ноя? При следующей встрече с художником спрошу, что за интрига скрыта в названии этой работы.

Чудеса! В Киеве в бой с серостью двинулась еще одна новооткрытая галерея. Правда, это, как и большинство наших явочных квартир художественного подполья, отреставрированный и выкрашенный в серый цвет (какая универсальная эта краска, создающаяся перемешиванием в одной колбе всех цветов радуги) подвал. Название галереи вполне логичное — «Підwall». Сейчас там в художественной акции Jack Pot развлекается творческая молодежь. Кое-кому не дают покоя упражнения известного мастера Александра Миловзорова со ржавыми, снятыми со старых киевских крыш листами металла. Размерами работ молодые его уже превзошли. Другие ищут сюрреалистическое наслаждение в отливании из гипса тел своих собратьев по творческому процессу. Смотреть приятно, особенно, если тело молодо. Но объединение отливок в какие-то философские композиции со случайными предметами сразу производит такое впечатление, что это я мог бы увидеть где-то в Нью-Йорке лет 50 тому назад. Правда, меня тогда еще не было на свете... Впрочем, у молодых участников подwallной выставки уже можно даже проследить некоторые этапы развития. Год назад я видел у одного автора явное влияние Маггрита. Теперь каменные облачка, как будто приплывшие с полотен знаменитого бельгийца, сменились синими руками и лицами. Ну что ж — не только Пикассо имеет право на синий период...

А в общем, да здравствует андеграунд, особенно если им занимаются молодые, талантливые и трудолюбивые. Запомните имена участников: С.Сулименко, А.Семенов, К.Синицкий, А.Кульбачный, М.Жданович, М.Кадан, В.Казаневский, А.Моргацкий, С.Макарская. Есть шанс, что кто-нибудь из них все-таки найдет свою нишу в сотах авангарда и начнет купаться в меду славы и процветания. Другим придется всю жизнь заниматься академическим образованием и молиться не на Энди Уорхола и Роя Лихтенштейна, а на Рафаэля и Рембрандта. Припомнилась мне дискуссия, возникшая на экзамене по истории искусства. Я назвал Иеронима Босха предтечей сюрреализма. Профессор Ларкин возразил мне — какой у Босха «сюр» — все, даже самые сложные, символы в работах этого гениального живописца имеют вполне логичное объяснение. И выстроены они на основе глубокого ума и знаний, а не химер, которые выползли из дыма амстердамской конопли. Посмотрите на работы Питера Брейгеля Старшего — на многих из них, отдаленных временем создания от наших дней чуть ли не половиной тысячелетия — обычнейшие бытовые сцены: крестьянская свадьба, танец, возвращение стада коров, охотники с собаками. Почему вглядываться в них можно бесконечно, как в звездное небо? А самые натужные и самые абракадабричные фортели авангарда часто вызывают лишь усмешку и сочувствие к автору, тратящему жизнь на ерунду.

Когда я спросил художницу Светлану Кондратенко, за какие заслуги ее наградили дипломом европейского клуба Франца Кафки, ведь в ее творчестве нет никаких признаков лозунга «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью». Она пожала плечами и ответила: «Не знаю, дали, вот и все. А рисую я то, что вижу». Да, за века мир изменился очень мало; как и у Брейгеля, на холстах Светланы — вещи прозаичнейшие: автобусная остановка Путила—Черновцы, домашнее праздничное застолье, процесс изготовления виноградного вина. Живопись с сознательным использованием приемов наиварта, но это, конечно, немножко игра — у автора за плечами хорошая художественная школа Харьковского художественного института. Жаль, что эта выставка в «Галерее, 36», как и все хорошее, закончилась очень быстро.

Правда, и художественная жизнь Киева может вызвать подозрение, что мы находимся в ареале мира Франца Кафки.

Поднимаюсь я недавно по ступенькам Союза художников и слышу: с территории, которую занимает галерея «Майстерня», звучит клич «Милиция с народом!». Что бы вы подумали — наверное, бедные художники сдали в аренду свои площади для революционных охранников порядка. Не угадали. В галерее открывалась выставка, посвященная 25-летию творческого труда замечательного художника-карикатуриста Валерия Чмырева, а он одновременно и майор милиции, правда, уже в отставке. Почти невероятное сочетание — суровый страж порядка и в то же время слуга веселого жанра. Но антагонизма в идеале здесь не существует — обе профессии имеют одинаковую цель — чтобы добро побеждало зло. А люди были веселыми и счастливыми. Вот только карикатуристы никогда не выходят на пенсию...

Дышу на окно маршрутки, которая наконец-то дождалась морозов и начала покрываться ледовыми узорами. На изгороди Национального музея изобразительного искусства надпись: «Закрыто на ремонт». Неужели новая власть так быстро взялась за капиталовложения в национальное достояние? Или, может, «преступный режим», прозрев, решил вбухать все награбленное в дело возрождения культуры? Нет, будьте спокойны — ремонт вовсе не капитальный, за несколько месяцев, отведенных на работы, революцию в доме искусства не сделаешь. Так что обшарпанные львы на ступеньках музея еще будут ожидать обновления. Хочется надеяться, недолго.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно