ПРОФЕССИЯ ИЗБРАННЫХ

4 января, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 4 января-18 января

Трудно поверить, но еще 15 лет назад в длиннющем перечне профессий рабочих и служащих Советского Союза отсутствовала должность исполнителя трюков — каскадера...

В воде не тонут, в огне не горят — профессионалы
В воде не тонут, в огне не горят — профессионалы

Трудно поверить, но еще 15 лет назад в длиннющем перечне профессий рабочих и служащих Советского Союза отсутствовала должность исполнителя трюков — каскадера. Переворачивались в машинах, горели, падали и тонули перед камерой люди, в трудовых книжках которых были самые прозаические записи — сантехник, дворник, тренер. Только в 1991 году, на развалинах СССР, наконец-то стали легитимными специальности каскадера и постановщика трюков. Увы, стремительное падение кинопроизводства на постсоветском пространстве обрекало немногочисленных каскадеров-профессионалов на полное забвение. Сохранить кадры помогла созданная десять лет назад известным каскадером и удачливым бизнесменом Александром Иншаковым Ассоциация каскадеров России (АКР), членами которой стали профи, имеющие в своем активе не менее 10 кинокартин и пять как минимум лет работы в кино. Причем в Ассоциацию может быть принят каскадер любой страны. В частности, ее членами являются граждане СНГ, Прибалтики и даже США.

Используя немалые финансовые средства спонсоров с толком, Ассоциация сейчас крепко встала на ноги и даже на паях с РТР участвует в финансировании съемок 14-серийного фильма «Бригада», эдакой российской интерпретации «Однажды в Америке». Бюджет сериала небывалый для России — два с лишним миллиона долларов. В прошлом году Президент России Владимир Путин поддержал новый проект АКР под названием «Боевая дрожь», где не будет боевых действий, но будут экстремальные ситуации. Сам же Александр Иншаков стал и кинозвездой, сыграв главные роли в нескольких боевиках, снятых на средства Ассоциации.

Летом в Бердянске прошел первый в Европе фестиваль профессиональных каскадеров, где автору этих строк удалось встретиться с директором Ассоциации каскадеров России Анатолием Сивушовым, ее президентом Александром Иншаковым и режиссером-постановщиком трюков из Запорожья Юрием Новицким.

— Почему-то считается хорошим тоном брать за эталон все американское, начиная от презервативов и кончая ракетно-космическими технологиями. О кино и говорить не приходится. Хотя, судя по «Крестоносцу», «Рыцарскому роману» и последним «убойным» лентам россиян, нашим каскадерам палец в рот не клади.

А.С.: Во всем мире все каскадеры одинаковы. Американцы, правда, более избалованы. У них есть нужная защита, приспособления, крепления, страховка. Наши делают все своими руками. А уровень профессионализма примерно одинаков. Хотя наши делают то, что американец ни за что не будет: померяет, подумает и откажется. А наш скажет крепкое словцо и сделает. Ну, руку сломает...

Ю.Н.: Любой наш режиссер-постановщик трюков весь набор американцев сделает без труда. Я смеюсь, глядя на них. Им ведь в голову не придет прыгать на мотоцикле с вертолета. И наши авиационные трюки они повторить не могут.

— Кстати, о трюках. В США есть очень популярная телевизионная передача «Каскадеры». Помимо подготовки к трюкам и их демонстрации ведущие предлагают зрителям придумывать и присылать на передачу свои задумки. Судя по реплике Юрия Семеновича, у наших в творческом плане все в порядке?

А.С.: На российском ТВ раньше была передача «Золотая шпора», содержание которой на 90 процентов состояло из работы каскадеров. По не зависящим от нас причинам ее закрыли, но есть кое-какие мысли по поводу ее реанимации. Сейчас мы снимаем документальную летопись из 15 серий — «Каскадеры России». Это будет галерея портретов лучших наших профессионалов. В каждой серии больше будем рассказывать о человеке, чем о трюках. Перед зрителями исповедуются каскадеры из Одессы, Ялты, Москвы, Минска. Одну серию — «Иностранец Иванов» — о гражданине США, нашем коллеге Викторе Иванове, мы покажем на фестивале.

Ю.Н.: У наших ребят с воображением все в порядке. Другое дело, что не хватает порой должного, говоря суконным языком, материально-технического обеспечения. Но мы всегда готовы дать дельный совет своим коллегам, поделиться опытом, приглашаем к себе. А вот французы, американцы, поляки — жлобы. От них не только приглашения не дождешься, но и мало-мальской помощи. Так было на съемках «Святого», «Золотого глаза», «Полицейской академии», где янки просто фонарели от наших трюков. Им в жизни не додуматься поставить автомобиль на внешнюю подвеску вертолета и сбросить вместе с водителем вниз.

На показательных выступлениях в Бердянске, как бы в подтверждение сказанного, были продемонстрированы уникальный взлет и падение с переворотом кабриолета, в котором водитель абсолютно не застрахован от смертельных травм в случае неудачного приземления.

— Любой трюк, по мнению всех без исключения профессионалов, по-своему уникален поскольку его нельзя многократно повторять, как, скажем, дубли диалогов героев картины. Во-первых, это дорогостоящее удовольствие — автомобили и прочая техника разбиваются в металлолом, их надо заменять и готовить новые. Опять же — время на подготовку, в том числе и психологическую. А временные рамки съемок обычно жесткие. Как удается совместить творческие чаяния режиссера и финансовые продюсера?

Ю.Н.: Сложный трюк разбивается на несколько этапов и только потом монтируется. В США, как правило, режиссеры постановкой и съемкой трюков не занимаются. Для этого есть стант-координаторы, которые ставят трюки, знают, как их снимать практически без повтора. В российском кино такого не было. Успел убедиться за время работы в кино: у нас нет режиссеров, даже великих, которые могут снимать трюки. Я работал с Андреем Кончаловским. Он замечательный режиссер, но в съемках трюков слаб. Сейчас уже появляются свои стант-координаторы, которые занимаются расстановкой кадров, операторов, технической разработкой. К сожалению, во ВГИКе не готовят трюковых операторов. Поэтому замечательный белорусский каскадер Сергей Каторженко отправил туда своего сына-каскадера обучаться операторскому мастерству.

— Работа каскадера — это всегда угроза травмы, если не хуже. Конечно, страховка, тщательная подготовка, расчет. И все-таки?..

А.С.: Да, травмы бывают — переломы, ожоги, — это профессия, никуда не денешься. Но тяжелых травм, к счастью, нет. Как ни парадоксально, но травмы чаще всего получают при выполнении простых трюков. К сложному готовятся психологически, все просчитывают. Кажется, с этого стола упасть — ничего сложного. Но упал — и ключица вылезла наружу. Или взять обычный трюк — падение на небольшой скорости с пулеметной тачанки. Вроде делается не впервой и все давно отработано. А недавно опытный каскадер при его исполнении сломал руку.

— Но некоторые известные актеры — Бельмондо, Ален Делон, Сталлоне, — список можно продолжить, во многих эпизодах снимались без дублеров?

А.С.: Актер-каскадер — довольно редкое сочетание. Не берусь говорить о зарубежье. Но вообще-то без дублеров снимать нельзя. Скажем, поцарапает актер лицо веточкой или ногу подвернет — сразу проблемы. Даже Иншакова, когда он играл главные роли, подменяли на съемках сложных эпизодов. По большому счету — лукавство, когда актер утверждает, что все трюки выполняет сам. Да, есть некоторые вещи, которые актер обязан выполнять. Раньше, например, учили верховой езде, сейчас, увы, нет. И молодых актеров приходится две-три недели натаскивать правильно держаться в седле. Конечно, есть очень спортивные актеры. Очень много трюков выполняет Николай Караченцов. Дмитрий Певцов на профессиональном уровне участвует в постановке драк, прекрасно водит автомобиль. Есть актеры — бойцы по характеру. И не потому, что они хорошо подготовлены или спортивны. Ольга Кабо сумела прыгнуть с высоты 13 метров! Правда, губы тряслись, но прыгнула. Потом заплакала, выпила бокал шампанского и... сделала еще два дубля.

— Желающих стать профессиональными каскадерами, надо полагать, хватает. Где можно обучиться этой профессии?

А.С.: Сейчас каскадеров хорошо «раскрутили», появился престиж. И, естесственно, находятся люди, которые на этом пытаются заработать деньги. В Москве созданы две школы, есть еще несколько по стране. Но каскадеров много не требуется. И тех профессионалов, которые состоят в нашей Ассоциации (около 150 человек. — В.О.) вполне достаточно. К тому же не очень хорошо понимаю, чему в этих школах учат. Чтобы попасть в достаточно замкнутый и консервативный круг каскадеров, необходимо не один год проработать в кино. Единственная школа — съемочная площадка.

— Но как туда попасть без определенных навыков и спортивной подготовки?

А.С.: Во-первых, должна быть подготовка на уровне как минимум кандидата в мастера спорта, лучше сразу по нескольким видам — гимнастика, акробатика, самбо, бокс, конный спорт, автогонки. Во-вторых, новичок должен вписаться в коллектив. Ведь все каскадеры безумно тщеславны, самолюбивы — их приводит сюда желание доказать себе и другим свою исключительность. Опять же каждый должен быть уверен, что новичок их правильно подстрахует. Поэтому пробиться в касту избранных нелегко. Но, объективно говоря, среди выпускников трюковых школ, к которым лично я отношусь с предубеждением, есть упорные фанатики. Вот молодая московская команда постоянно «атакует» меня и постановщиков трюков. А директор женской школы каскадеров Варвара Никитина сама отличный каскадер, но только кандидат в члены нашей Ассоциации, поскольку ей пока не хватает количества отснятых с ее участием картин.

Ю.Н.: Среди некоторых молодых каскадеров процветает эдакий байкерский дух — на тренировках позволяют себе пиво. Такое в нашей профессии попросту несовместимо. Нельзя из профессии делать клоунаду. В нашей среде остаются фанатики, готовые почти бесплатно работать. И только через 5—10 лет можно получить отдачу.

— И какова же, простите за некорректный вопрос, эта «отдача?»

А.С.: Сейчас стало полегче, поскольку фильмов стало сниматься больше и востребованность каскадеров выросла. Среднемесячная зарплата ведущих профессионалов, при условии беспрерывного участия в съемках целый год, составляет 500—800 долларов — не ахти какие деньги. А если сниматься два-три месяца?..

Ю.Н.: Сравнение с теми же американцами далеко не в нашу пользу. Там любой простой трюк оплачивается на два порядка выше, чем наш суперсложный.

— Но все-таки, чем профессиональный каскадер отличается от спортсмена-профессионала?

А.И.: Специфика кино требует от людей не столько спортивных результатов, сколько выполнения своей работы. Нужно трудиться, не вылезая на первый план, не забивая актеров, а наоборот — «ложиться под актера», чтоб актер выглядел более выигрышно по сравнению с каскадером. Работа каскадера — не только чистая романтика: упал, взорвался, пролетел, проскакал. Она же еще и черная работа: крутить гайки, готовить площадку, таскать. Нужно обладать достаточной скромностью для всего этого. Надо уметь работать в коллективе, иногда суметь уйти в сторону и дать работать своему товарищу, уметь подстраховать его — бригадный подряд. Не все могут это делать. Чтобы стать каскадером, нужно не один год работать в кино, не один десяток картин отработать. Вот тогда только поймешь, что от тебя требуется. У тебя появятся опыт, навыки, освоишь целый ряд побочных профессий: пиротехнику, работу с оружием, верховую езду, научишься гореть, падать, карабкаться, начнешь разбираться в кино, войдешь в эту жизнь. Только тогда можно сказать, что ты настоящий каскадер.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно